Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№14 (584) 09 апреля 2007 г. Sexus

«Лучше, чем у вас есть, мы не сделаем»

09.04.2007
«Самый красивый и успешный» хирург о Top-50, красоте и стандартах

Татьяна КАРЮХИНА

Однажды к нему на прием пришла девушка, «красивая до безумия» - наверное, из тех, что превращают мужчину в соляной столп, и он в него почти превратился: «Смотрел на нее большими глазами и не знал, что сказать». Тогда начала говорить она.

И стало понятно, что «генетически она была юношей, который хотел стать девушкой». «Выглядела девушкой, одевалась, как девушка, вела себя, как девушка» … и тут - «такая ошибка природы». С того момента он «перестал обращать внимание на красоту, потому что понял, насколько она обманчива».

Собеседник корреспондента «БелГазеты» к красоте имеет самое прямое отношение: к нему и его коллегам-хирургам из Республиканского центра пластической и реконструктивной микрохирургии ежедневно приходят недовольные своей внешностью с просьбой «исправить ee». К тому же он и сам «признанный красавец» : по итогам прошлогоднего Top -50 экспертное жюри назвало Дмитрия БАТЮКОВА одним из «самых красивых и успешных людей Минска».

- В начале марта стартовал новый этап Top-50. Что дало вам участие в предыдущем проекте?

- Принципиально - ничего. Разве что мое имя некоторое время было у всех на устах, у меня появилось чуть больше звонков и, естественно, чуть больше потенциальных пациентов…

- Неужели кто-то из «красивых и успешных» пожелал с вашей помощью стать еще красивее?

- О нет, эти звонки не связаны с эстетической хирургией, речь идет о реконструктивной и пластической хирургии: одна пара, например, консультировалась по поводу исправления последствий ожога у ребенка.

- Каково чувствовать себя «красивым и успешным» ?

- Красивым? Я не чувствую себя таковым…

- Не согласны с оценкой экспертного жюри?

- …Нет, но очень хотел бы и сам побыть членом жюри в Top-50. Я хотел бы, чтобы прошлогодних номинантов, особенно тех, кто хоть как-то связан с красотой (тогда бы у меня было немало шансов - все-таки я представляю хирургию красоты), пригласили для работы жюри в этом году.

- А зачем это вам?

- Чтобы узнать критерии выбора и хотя бы отчасти понять, каким же образом я угодил в Top -50. И почему туда не попали другие люди, которых я считаю не менее достойными титула «самых красивых и успешных людей Минска».

- Какими критериями руководствовались бы вы, отбирая номинантов?

- Истинным лицом человека. Каждый из нас прячется под маской, играет на публику: кого-то вылепили PR -менеджеры, кого-то - личный стилист или тренер…

- …а кого-то вы сами или ваши коллеги, придав чертам миловидность, увеличив грудь, убрав второй или третий подбородок, не так ли?

-
Да, мы также прикладываем руку к изменению внешнего облика пациентов. Поэтому я и считаю, что не идеальные черты лица, не умные высказывания, придуманные пиарщиками, и не дорогая модная одежда, а истинное лицо человека - вот единственный критерий, по которому стоит оценивать его красоту. И чтобы судить об этом лице, человека нужно знать лично. (Наверное, поэтому, будь я в жюри, мне пришлось бы туго: ведь ни с кем из претендентов я не знаком близко.) Участником проекта Top -50 должен быть человек тонкий, образованный, умеющий думать независимо и свободно выражающий свои мысли.

- Будучи хирургом-пластиком, вы считаете, что как никто другой имеете право оценивать красоту?

- Как и любой хирург, занимающийся пластической хирургией, я очень осторожен в своих высказываниях: когда ко мне обращаются за консультацией, могу посоветовать, что можно сделать, если человек не удовлетворен своей внешностью. Но моя профессия не дает мне права говорить сидящему рядом: «Послушай-ка, я думаю, что тебе нужно сделать брови выше, нос меньше и губы больше…» Если хирург говорит так, скорее всего, он хочет просто заработать денег.

Настоящий профессионал порой должен говорить: «Лучше, чем у вас есть, мы не сделаем». Или: «Горбинка на носу придает вашему лицу индивидуальность, которую вы потеряете, убрав горбинку». Пациенты довольно часто не понимают, что на самом деле будет происходить с их телом. Имея определенную сумму в кармане, некоторые просто хотят измениться внешне и говорят: «Я хочу что-нибудь изменить: вы - хирург, вам видно что, так что давайте, что-нибудь делайте!» Было бы преступлением допускать их в операционную, ведь, скорее всего, результат операции их не устроит.

- Для некоторых отчаявшихся вы - почти Господь…

- Я не Бог и даже не его подмастерье: хирургия, что бы ни говорили люди, никогда не достигнет природной степени совершенства. Мы лишь порой исправляем маленькие ошибки природы и слабости человека.

- По-вашему, красота многое решает в этом мире?

- Думаю, она имеет немалое значение.

- В том числе для удовлетворения своих инстинктов. Например, вам самому наверняка не приходится прилагать усилия, чтобы очаровать даму?

- Конечно, приходится - как любому мужчине.

- Женщины не бросаются вам на шею?

- Этого не было никогда: мне всегда приходится долго добиваться тех, кого я выбираю, - постепенно входить в их жизнь, оставаясь в стороне, намеками, осторожными поступками подводить к тому, чтобы моя избранница начинала постепенно догадываться, что происходит. И в один прекрасный момент осознала, что все уже свершилось…

- И никакого напора?

- Я не сторонник агрессивных действий, не приемлю резкого начала отношений и секса на первом или втором свидании. Нужно время, чтобы узнать человека. Я ведь не куклу выбираю - увидел и влюбился. За внешностью должно стоять еще что-то.

- Что, если не красота, может покорить вас: исходящий от нее аромат, манеры, походка?

- Аромат, однозначно! «Парфюмер» (он появился у меня лет пять назад) - это была моя книга. Для меня запахи очень много значат. Особенно еле уловимые, те, которые чувствует только человек, которого подпускают на интимное расстояние... Если было бы возможно, мне бы очень хотелось поучаствовать в эксперименте по созданию «аромата красоты», как у Зюскинда.

- С появлением пластической хирургии красота унифицирована, это такой же товар, который спустя каких-то пару десятков лет, возможно, будут продавать в интернет-магазинах…

- Безусловно, существуют некоторые эстетические идеалы - усредненные показатели, к которым стремятся специалисты при проведении операции. Например, нормальное положение сосков относительно некоторых анатомических областей, расстояние между ними, расстояние до подгрудной складки - все те количественные показатели, которые хирург может вычислить. Но в отличие от некоторых западных коллег мы никогда не используем, например, клише - трафареты, которые просто прикладывают и обрисовывают, что в большей степени усредняет полученный результат. Мы подходим к каждому пациенту индивидуально.

- А как же желание клиента, эти непременные 90-60-90?

- Не поверите: у меня не было ни одной девушки, которая соответствовала бы стандарту 90-60-90. Да, в жизни это пропорциональная фигура, это красиво. Но и 93-62-95 - тоже красиво! Нет клише и стандартов, по которым можно было бы отлить идеального человека, который бы всем понравился. Да и нельзя к индивидуальности подходить с точки зрения стандартов. Исходя из моего личного опыта хирурга могу сказать: стандартный подход к оперированию, а если жестче - тупое, слепое следование методикам, приводит к хорошему, но отнюдь не блестящему результату. Каждая методика хороша в руках автора, а не мастерового.

- Кто-нибудь пытался лечь под нож, чтобы понравиться вам?

- Нет. Но была одна девушка, которая специально усложняла свое состояние, намеренно долго восстанавливалась после операции, чтобы как можно дольше оставаться в больнице и иметь возможность видеться. Я тогда только год работал после университета и совсем не понимал, что происходит, откуда эта необъяснимая температура, боли в животе? Впоследствии оказалось, что это была агравация - игра, цель которой было как можно дольше оставаться в больнице. Кстати, она была очень красива, но я к тому времени уже начинал понимать, что красота со временем играет все меньшую роль, постепенно теряя силу привлекательности. Когда влюбленность переходит в любовь, значение уже имеет родство душ и общие интересы.
Добавить комментарий
Проверочный код