Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№14 (584) 09 апреля 2007 г. Sexus

Сука-любовь

09.04.2007
Техника виляния хвостом перед мужчиной всей жизни

Борис КАЛАШНИКОВ

Они были вместе почти восемь лет. Срок немалый. Трудно сказать, что их удерживало рядом. Ее преувеличенная наивность и его напускное равнодушие - не лучшие средства для скрепления отношений. Они жили порознь и были лишены этих раздражающих, но неизбежных мелочей - всего того, что называют словом «быт». Зато они регулярно виделись: вместе гуляли и время от времени - совсем не так часто, как хотелось бы им обоим, - уединялись у нее дома. За все это время он ни разу не пригласил ее к себе, видимо, полагая, что «воевать лучше на вражеской территории». Ее это ничуть не смущало. Она пряталась за своей наивностью, убеждая себя, что скоро он все поймет, что скоро все изменится.

Маленькая, шустрая, да еще эти огромные карие глаза - она сразу ему понравилась, без лишних слов. Она не скрывала своих чувств и радовалась каждой встрече, хоть и не без кокетства: могла, например, сделать вид, что в упор его не замечает. Как правило, он удивлялся - никак не мог привыкнуть к этой ее игре. Как же так: вот он я, а ты меня не видишь?! Надо признать, он был излишне самоуверен. Но это только добавляло ему шарма…

Рядом с ней он становился серьезным, степенным. Правда, выдерживал недолго, понимая, что рядом с этой девицей держать себя в руках могут только дураки. А ей нравилось, как рядом с ней он в считанные минуты превращался из настоящего самца в заигравшегося щенка.

Конечно, подруги могли сказать ей: «Зачем ты перед ним хвостом виляешь?» Но она точно знала цену себе и этим «дружеским советам». Что, в конце концов, могли они посоветовать ей, избалованные домашние животные с мозгами пуделя?!

По-настоящему раздражали ее лишь эти многочисленные советчики, вертящиеся вокруг. Люди, которые всегда находились рядом. Почему они считали себя вправе распоряжаться их судьбами - давать советы, кричать, что-то запрещать или снисходительно одобрять? «Не маленькие уже, сами разберемся», - хотелось крикнуть ей в лицо этим назойливым людишкам. Но, конечно, она не кричала, умом понимая, что есть правила игры, которые нельзя нарушать.

***

Она мечтала о свободе, о времени и месте, где не будет никого, кроме них двоих. Но в каких красках рисовала она это место, как представляла его - вряд ли она смогла бы точно описать. Эти вечерние улочки, кусты по краям дорог, пустыри и набережная реки - вот и весь мир, в котором они могли быть вместе. Ничего другого она просто не видела.

У него был автомобиль, и время от времени он совершал на нем с друзьями прогулки за город. «Автомобиль», «друзья»… Она давно заметила, что он любит прихвастнуть. Однажды она обратила внимание на то, с каким обожанием он смотрит на этих «друзей». Нет, тут дело не в дружбе, тут другое… Они не просто друзья, он зависит от них, и его вполне устраивает эта зависимость. Правила игры, что с ними поделаешь.

Его смущало ее происхождение - этого тоже нельзя не учесть. Разумеется, он старался не подавать виду. Но где в этой глуши найдешь по-настоящему породистых бабенок? Ни стати, ни осанки, ни аристократического гонора во взгляде. Измельчала порода…

Своими предками он гордился, хотя и слабо помнил даже родителей. А отца так и вообще, кажется, ни разу не видел. Просто он знал: за ним стоит история. Может быть, это и называется хитрым выражением «память поколений», что бы оно ни значило.

***

Его фирменный прием: сделать вид, что вот эта точка на горизонте на миг интереснее всего на свете. Трюк был изучен до мелочей, и она отходила в сторонку, деликатно показывая, что не хочет ему мешать. Ему же хотелось, чтобы она подбежала к нему, привлекая внимание к себе. Он снова, в тысячный раз, расстраивался, что никак не может просчитать ее ходы наперед. Вот сучка!

Иногда ей казалось, что ему от нее нужен только секс, а все эти чинные прогулки - вынужденная уступка, на которую он идет через силу. С другой стороны, а ей, что ли, секс был не нужен? Но она, по крайней мере, осознавала, к чему может привести эта опасная игра, к каким берегам прибить, к каким последствиям. Он же в эти минуты просто терял голову. Жаль, что в эти мгновения она не могла видеть выражения его лица - наверное, это было бы жутко забавно.

Он тщательно скрывал свои увлечения на стороне. Вернее, не то чтобы скрывал. Не то чтобы «на стороне»… Он просто не задумывался о том, что делает что-то неправильно. Кобель - что с него взять?

Вот она, очередная страстная красотка. Судя по блеску в глазах, учащенному дыханию и соблазнительно приоткрытой пасти (другого слова просто не подберешь), она совсем не против, если он будет целеустремлен не только в своих желаниях, но и настойчив в действиях. Какой дурак откажется?

***

Обойтись без детей не получилось - это было неизбежно. Она рожала трижды, а он каждый раз делал вид, что совершенно тут ни при чем. Встреть он свое собственное чадо на улице - не узнал бы! Что за манерный сноб! Но обижаться на него она была не вправе. Каждый раз, будучи беременной, она успокаивалась. Она чувствовала себя маленькой, но значимой частью огромного мира. Мира, который в эти месяцы начинал вертеться вокруг нее. Даже ее походка, в обычные дни лишенная нужной грациозности, стала более важной и уверенной.

Потом она рожала, и дети даже еще не успевали подрасти, а она уже снова мчалась на встречи с ним с собачьей преданностью в глазах.

А потом… Потом он перестал приходить на встречи. Она боялась, что хозяева что-то перепутали со временем или, не дай бог, он с «друзьями» перебрался жить в другой район - там тоже есть улицы, пустыри и аттракцион новых запахов. Она буквально не находила себе места. Вспоминала, как он выглядел в последнее время, как двигал влажным черным носом, обнюхивая ее. Как игриво убегал от нее с палочкой в зубах. Она вспоминала седые волоски, пробившиеся возле его брылей… Она старалась не думать о возрасте.

Грустные глаза его хозяев-друзей, водивших его на длинном поводке, кажется, все объяснили. Хотя в это и было очень тяжело поверить. Ее дружок - четырехлапый норовистый боксер с хорошей родословной - умер от какой-то редкой и долгой собачьей болезни. Он молодцом держался при ней. Она ни о чем даже не догадывалась. Впервые за свою длинную и беззаботную жизнь она поняла, почему собаки, как и волки, тоскуют, когда видят в небе большую желтую луну.
Добавить комментарий
Проверочный код