Понедельник, 20 Ноября 2017 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Минск готов отправить своих миротворцев на Донбасс, если «это будет приемлемо всем заинтересованным сторонам, для того, чтобы участвовать в решении миротворческих задач», - заявил глава МИД РБ Владимир Макей. А вы готовы стать миротворцем?
да, уже иду записываться в военкомат
нет, не хочу стать «цинковым мальчиком»
да, если много заплатят
да, надо помочь России очистить Украину от бандеровцев
нет, пусть туда едут дети топ-вертикальщиков
№14 (584) 09 апреля 2007 г. Мнения

Аллах и Путин

09.04.2007
Московский наблюдатель

Виталий ПОРТНИКОВ

Инаугурация Рамзана Кадырова, собравшая беспрецедентное для маленькой кавказской республики количество журналистов и вызвавшая многочисленные комментарии не только в российских, но и в мировых СМИ, на самом деле не конец, а начало большого чеченского эксперимента.

До дня своего вступления в должность Кадыров-младший не только властвовал, но и вел неустанную борьбу за влияние. Он доказывал свою необходимость Кремлю, изначально не уверенному в том, сможет ли молодой нахрапистый пацан стать достойным наследником своего многоопытного отца.

Он вынужден был осаждать чеченского президента Алу Алханова и его команду - людей, пользовавшихся очевидной поддержкой многих представителей российского военного и политического истеблишмента. Он фактически заново создавал силовые структуры республики, выдавливая из нее российских военных и осаживая их непокорных союзников из числа бывших полевых командиров.

Наконец, финансовые потоки. Конечно, премьер Сергей Абрамов, вынужденный оставить пост после автоаварии, был хорошим приятелем своего первого заместителя, но дружба дружбой, а финансовые потоки - врозь.

Теперь у Рамзана Кадырова есть все. И власть, и финансовые потоки, и признание Кремля. Над ним только Аллах и Путин. Но даже самый лояльный к российскому президенту наблюдатель не стал бы утверждать, что и то, и другое - навсегда. А ведь качество правления Рамзана Кадырова и уровень его самостоятельности - это вопрос не выживаемости Чечни, а стабильности во всем Российском государстве. И эта стабильность напрямую зависит от уровня амбиций Рамзана Кадырова и его подконтрольности.

Когда-то за политический портрет Джохара Дудаева, напечатанный в «Независимой газете», я получил взбучку от земляка генерала, тогдашнего председателя Верховного Совета России Руслана Хасбулатова. Статья называлась «Президент Чечни, или эмир Кавказа» - именно это предположение и вызвало гнев Руслана Имрановича. Даже этот искушенный политик, хорошо знающий свою родную страну, не мог предположить, что амбиции Дудаева зайдут так далеко и ситуация вокруг Чечни изменится коренным образом.

Между тем своим восшествием на чеченский престол Дудаев был обязан российскому политическому руководству примерно в той же мере, в какой Кадыров обязан этим Путину. Но Путин уже сделал для него все, что мог. И вот амбициозный молодой человек оказывается перед выбором - либо навсегда оставаться провинциальным князьком в полуразрушенной горной республике, либо подумать о расширении сфер влияния.

Конечно, пока связка Путин-Кадыров действует, пока президент России лично наблюдает за своим политическим крестником, неожиданности практически исключены. Но разве не стоит задуматься над тем, что будет после того, как человек, который помог Рамзану Кадырову стать главой Чечни, передаст власть преемнику, возможно, гораздо в меньшей степени заинтересованному в Северном Кавказе и воспринимающемуся с куда меньшим пиететом? Удастся ли российскому руководству удержать Рамзана Кадырова от размашистых шагов уже через недолгое время - в этом и состоит смысл большого чеченского эксперимента.
Добавить комментарий
Проверочный код