Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№12 (582) 26 марта 2007 г. Тема недели

Метод Станиславского

26.03.2007
«Кто с президентом - тот в театре»

Антон КАШЛИКОВ

На прошлой неделе суд Московского района столицы отказал актеру Павлу Харланчуку в удовлетворении иска о восстановлении на работе. В декабре прошлого года один из ведущих актеров Национального академического драмтеатра им. Горького Харланчук был уволен «в связи с несоответствием занимаемой должности». Адвокат актера Павел Сопелко и сам Харланчук не сомневаются, что истинными причинами гонений стало задержание актера во время разгона палаточного городка в марте прошлого года.

Сложившуюся ситуацию корреспондент «БелГазеты» обсудил с актером и режиссером Павлом ХАРЛАНЧУКОМ.

- Год назад у вас были сомнения, идти ли на площадь?

- Нет. Я не видел в этом ничего страшного, я ходил туда в нерабочее время. Например, 19 марта отыграл спектакль и пришел на площадь. И все время ходил туда, когда не было работы в театре. И трое суток все стояли, все было нормально, абсолютно мирная акция, где можно было высказать свое мнение. Результат - 10 суток на Окрестина.

- Когда вышли на свободу, предполагали, что будет дальше?

- Во время отбытия наказания у меня состоялся разговор с директором театра Герасимовичем, и вроде как все нормально было. Он мне сказал, что спектакль заменили. Меня просили, чтобы я сказал, что, дескать, я на площади оказался случайно. Мол, захотел посмотреть на революционеров, чтобы затем использовать это в своей актерской практике. Естественно, я не мог соврать - я пришел на площадь по убеждению.

После этого я продолжал работать. Полгода работали, съездили на гастроли, я начал репетировать новую роль, премьера должна была состояться в октябре. Но в сентябре, через полгода, откуда-то снова пошла волна в мою сторону. Несколько раз вызывали к директору. Предлагали уволиться по собственному желанию. Говорили, чтобы я подумал о своем будущем, иначе потом мне будет хуже. Потом было предложение расторгнуть контракт по обоюдному согласию, хотя весной, незадолго до мартовских событий, со мной продлили контракт на три года.

Вскоре был сбор труппы в начале сезона, на котором присутствовал министр культуры Матвейчук. Именно тогда прозвучала фраза: «Кто с президентом - тот в театре». Это сказал министр. Тогда же он сказал, имея в виду площадь: «Я понимаю Павла: тут заплатили, там приплатили». Я ответил ему, что он лжет. Видимо, это посчитали «крайне вызывающим» поведением, поскольку это затем обсуждали на худсовете. Ты же не имеешь права протестовать против неправды, должен смолчать…

На худсовете, «в связи нецелесообразностью участия», меня отстранили от ролей в спектаклях. Некоторое время я находился в театре номинально, ничего не играя, получая зарплату. Все эти разговоры вокруг моего увольнения продолжались, мне предлагали работу в Киеве, давали какие-то телефоны. Я от этих предложений отказывался, поскольку надеялся, что все вернется на круги своя и я буду продолжать работать в этом театре.

Но 22 декабря собрали аттестационную комиссию, причем на ней не было некоторых членов худсовета, которые были на моей стороне. Их просто не включили в аттестационную комиссию, зато в нее включили замминистра культуры Рылатко. И на комиссии было принято единогласное решение не аттестовывать меня. А 26 декабря меня уволили.

- Аттестационную комиссию собирали исключительно из-за вас?

- Есть такое положение, согласно которому актеры раз в три года должны проходить аттестацию. Кроме меня, было еще около десяти ребят. Все, кроме меня, единогласно комиссию прошли.

- Вы сразу же после увольнения решили судиться?

- Я не вижу во всей этой ситуации своей большой вины, хотя в суд я сразу не хотел подавать. В труппе мне говорили: «Ты понимаешь, что за тобой люди стоят? Что это нельзя так оставлять? От тебя сейчас многое зависит». Было бы легче, конечно, все оставить, и, наверное, тогда были бы шансы устроиться на работу в гостеатр. Но если всегда делать, как легче, так, как мы всегда это делаем: приврем, опустим, забудем, смолчим... В общем, я решил бороться за правду. К тому же была нарушена процедура увольнения, а конкретно - не предложили другой вакансии в театре. Тем более, до моего увольнения звучали фразы: «По закону мы тебя уволить не можем, но ты нарушил идеологические, политические нормы». Я решил судиться. Суд Московского района в иске отказал. Будем теперь подавать кассационную жалобу в Мингорсуд.

- Что вам говорили в театре актеры? Какие отношения были с худруком Луценко?

- Мне сказали: «А мы и не знали, что у тебя такие взгляды, ты их долго скрывал». Хотя большинство людей в театре поддерживают мои взгляды. Единственное, что они не высказали это публично. Я не в обиде, ни в коем случае. Я же никого никогда не призывал что-то высказать. С худруком Луценко отношения были отличными, никаких скандалов. Я, например, никогда не хотел, чтобы произошло какое-то свержение руководства театра. По большому счету, меня все устраивало.

- Что вам удалось сделать за время работы в театре им. Горького?

- Луценко брал меня в театр в качестве режиссера, но, поскольку у меня есть актерское образование, я еще работал в театре актером. Играл в спектаклях «Дядюшкин сон», «Доходное место», «Единственный наследник», «Крокодил», в «Опере нищих» (до того, как он был снят из репертуара из-за проблем с авторскими правами). Ну и поставил три сказки и один взрослый спектакль. Так я и работаю всего с 2003г.

- Чем вы сейчас занимаетесь?

- Сейчас я безработный. Разово играю в спектаклях Современного художественного театра. Затевается международный проект с немецким режиссером, там тоже буду участвовать. Работу ищу какую-нибудь, хоть и не по специальности, чтобы стаж шел. Тем более жду сейчас пополнения в семье.

«НЕ ХОЧУ ВЗБУДОРАЖИТЬ ВЕСЬ ТЕАТР»

23 марта первый замминистра культуры Владимир Рылатко на пресс-конференции в Минске заявил, что связывает увольнение актера Павла Харланчука из Русского театра с тем, что тот не прошел аттестацию. «В гостеатрах периодически проводится аттестация - работники аттестуются на творческую и профессиональную пригодность», - цитирует замминистра БелаПАН.

«Я не хочу сейчас вступать ни в какие дискуссии, - сказал «БелГазете» худрук театра им. Горького Борис Луценко. -Харланчук - мой ученик. Я считаю, что он ведет себя очень неправильно». От дальнейших комментариев худрук отказался, поскольку не хочет «взбудоражить весь театр, взбудоражить всех и вся, начиная от народного артиста СССР Янковского и всех остальных».
Добавить комментарий
Проверочный код