Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№12 (582) 26 марта 2007 г. Тема недели

Власти целы, демсилы сыты

26.03.2007
Первая годовщина несостоявшейся революции

Виктор МАРТИНОВИЧ

Если верить в то, что за год в сознании белорусов произошла революция, то это была какая-то странная революция. Куда более адекватным представляется поступок анонима, молча положившего 19 марта на парапет выхода из метро на Октябрьской площади букет бело-красно-белых гвоздик…

Утверждение о том, что революция в прошлом году все-таки случилась, можно часто прочесть в Сети, услышать на политологических мероприятиях. Причем говорят об этом не только демократически ориентированные политики, которым утверждать подобные вещи положено по статусу, но и философы, социологи, ученые. По их мнению, в холодные мартовские дни 2006г. произошла та самая «революция в сознании людей», о которой в многочисленных интервью говорил экс-кандидат в президенты Александр Милинкевич. Белорусы больше не боятся. Протестно настроенные избиратели ощутили себя политической силой и еще покажут себя, дай только время. Март-2006 изменил как оппонентов власти, так и саму власть, утверждают они.

Действительно, уличные выступления прошлой весны не прошли бесследно. На улицах стало больше молодежи, разговаривающей на белорусском языке, носящей «революционную» символику. Снова, как в 1996г., стало модным иметь политические принципы, презирать БРСМ, увлекаться историей. Изменился и официальный политический ландшафт. Меньше стало президента в новостях, в аналитических программах реже полощут оппозицию, о которой избирателю предлагается просто забыть, - новый тренд послереволюционного года.

Но можно ли на основании этого говорить о случившейся «революции»? Революция есть процесс смены власти. Изменилась ли власть по своей сути - не в медийном измерении, не на уровне самопрезентации, а именно в действиях и механизмах управления страной? Тот факт, что один из кандидатов в президенты на выборах 2006г. отбывает уголовное наказание, доказывает: нет, не изменилась. Власть все так же ратует за порядок. Ратует теми же методами, которыми ратовала и до марта 2006г. И никакое революционизировавшееся сознание народа ей в этом не помеха. За прошедший год система ничуть не изменилась. И - давайте быть честными - если что-то и заставляет ее иногда улыбаться шире, чем ей хочется (например, отпускать уже подготовленных к посадке оппозиционных лидеров), то это не революционизировавшиеся массы, а новая геополитическая ситуация, в которой нужно делать вид, что ведешь диалог с бывшим условным противником.

Эту новую ситуацию следует учитывать, и радуясь за поколение «плошчы». Ведь в условиях, когда уже и БРСМ проводит акции за независимую Беларусь, значки «За свабоду!» скоро начнут выдавать вместе с членским билетом республиканского союза. Прекрасно, что молодежь переходит на белорусский. Но это не революция. Это укрепление государственного суверенитета на фоне обостряющихся отношений с Россией. Власти это не грозит ровным счетом ничем. Чтобы превратить «угрозу» в свой козырь, нужно всего-то изменить языковую политику, что делать все равно когда-нибудь придется, например при достижении цен на газ уровня $200 за 1 тыс. куб. м.

Если революция в сознании людей произошла, то где они, революционеры? Не среди ли тех 300 студентов, которые были отчислены из белорусских вузов и учатся сейчас в Польше? Но как относятся к ним их бывшие однокашники? Завидуют? Гордятся ими, как гордились, когда их только-только выпускали из СИЗО? Нет, сейчас набор чувств противоположен. В лучшем случае их, вынужденных эмигрантов, неустроенных, с неясным будущим, просто жалеют…

Революция завершилась. Обычно похмелье в таких случаях наступает после первого года правления новой власти, когда выясняется, что бывшие революционеры оказались такими же козлами, как и те, кого они с народной помощью сменили на правящих постах. В нашем случае похмелье пришло даже без победы. Безумство храбрых наказано, конформизм поощрен. Политики, за которых молодежь выходила на улицы (хотя за них ли она выходила?), провели очень плодотворный год, познакомились с лидерами ведущих мировых держав, побывали во многих странах Европы. Итогом всех поездок стала новая тактика ЕС, начавшего диалог с белорусской властью без всяких предварительных условий. О политзаключенных в этом диалоге время от времени вспоминают, об отчисленных студентах - никто и никогда. Новая эпоха не помнит о старых героях. Кто не спрятался - сам виноват.

Сейчас на дворе снова март. И политики, зовущие людей отбросить страх и выйти на улицы, констатируют снижение политической активности. Причем происходит это, по их мнению, не потому, что те, кто поверил и вышел в прошлом году, прекрасно помнят, чем все закончилось. Просто выборов в этом году нет. А последствия новой экономической политики России, на которые делалась ставка прошлой весной и в надежде на которые произносилась ключевая фраза любой уличной кампании демсил «расходитесь», еще не дали о себе знать. И теперь нужно дождаться либо следующих выборов, либо тех самых последствий, с которыми, не исключено, власть как-нибудь справится. И тогда мы снова будем ждать - появления слабого преемника, его первых ошибок на госпосту, его ухода на пенсию, передачи власти новому преемнику. А в сознании белорусов будет пухнуть и зреть наша особая, конструктивная, революция. Революция, основанная на главной нашей национальной черте - толерантности. Революция, позволяющая мирно сосуществовать с властью, несмотря на то, что верхи давно уже не могут, а низы не очень-то и хотят. Стерпится-слюбится…
Добавить комментарий
Проверочный код