Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№12 (582) 26 марта 2007 г. События. Оценки

Калина - неплохой организатор

26.03.2007
считает следствие

Елена АНКУДО

В минувшую пятницу, 23 марта, события вокруг уголовного дела Виктора Калины накалились: шансонье опять попал в СИЗО. Следствие управления по расследованию преступлений в сфере оргпреступности и коррупции ГУПР МВД предъявило ему новое обвинение и решило изменить меру пресечения.

Как уже сообщала «БелГазета», Виктор Калина и его жена Светлана обвиняются в страховом мошенничестве с автомобилем Mercedes Benz 500 S, который, по предположениям следствия, они продали, а затем заявили в угон. В начале года певца арестовали, а затем изменили меру пресечения на подписку о невыезде и надлежащем поведении. На свободе Калина пробыл недолго: 23 марта он вновь оказался в СИЗО. Одновременно ему предъявили новое обвинение.

По сведениям корреспондента «БелГазеты», следствие видоизменило статью УК, фигурирующую в «деле Калины», - «мошенничество в особо крупных размерах, совершенное группой лиц». С минувшей недели его действия рассматриваются как организация этого нарушения. Одновременно Калине предъявлено обвинение по ст. УК «организация заведомо ложных показаний» и «заведомо ложном доносе».

По всей видимости, мера пресечения изменена в связи с утяжелением предъявленного обвинения. Не исключена и «громкая» информационная кампания Калины, которую он развернул вскоре после освобождения на сайте kalina-shanson.com, посетителям которого предлагается ознакомиться с жалобами Виктора и Светланы в адрес высших должностных лиц страны и обсудить подробности уголовной истории. Обвиняемые не стесняются в оценке действий лиц, ведущих расследование, а также бывшего адвоката Светланы - Александра Еременко. Ознакомившись с виртуальной жизнью обвиняемого, следствие могло оценить ее весьма негативно и посчитать, что данная Калиной подписка о невыезде и надлежащем поведении нарушена.

А в день нового ареста Виктора на сайте появились сразу две жалобы. На этот раз за подписью Светланы.

Пытаясь выяснить, как закон относится к публикации жалоб обвиняемых в Интернете, «БелГазета» обратилась за комментариями к профессору кафедры уголовного права и криминологии академии МВД, кандидату юридических наук Владимиру МОРОЗУ.

- Как оценить размещение в Интернете копий документов или других сведений, раскрывающих подробности расследования по конкретному уголовному делу?

- Все должны знать, что данные предварительного следствия или дознания не подлежат разглашению. Они могут быть оглашены, распространены или использованы другим образом только с разрешения следователя и только в том объеме, в каком это будет признано им возможным. При этом должно соблюдаться условие: разглашение не противоречит интересам предварительного расследования и не связано с нарушением прав и законных интересов участников уголовного процесса.

Уголовный закон предусматривает ответственность за разглашение данных дознания, предварительного следствия или закрытого судебного заседания. Но уголовное преследование виновного возможно лишь в том случае, если он ранее был предупрежден в установленном порядке о недопустимости разглашения таких сведений. К сожалению, в УПК не оговорена обязанность обвиняемого сохранять тайну следствия. Если обвиняемый не был предупрежден о недопустимости разглашения сведений, имеющихся в уголовном деле, он не может нести ответственность за это деяние.

- А как насчет оценки работы следствия, распространенной обвиняемым в Интернете?

- Осуждение лиц, которые осуществляют правоохранительную деятельность, является довольно распространенным способом ухода от уголовной ответственности. Кричать, взывать к общественному мнению, апеллировать историческими аналогиями - излюбленные приемы демагогов. Вызвать сочувствие в общественном мнении легко - достаточно упомянуть в негативном смысле персону того сотрудника, который разбирается по делу. Срабатывает синдром толпы: «Распни его, распни!», и честный, добросовестный, квалифицированный сотрудник становится объектом преследования, в лучшем случае - морального.

- Карает ли законодательство за такие действия?

- Если размещенная информация содержит оскорбление сотрудника милиции, можно поставить вопрос о наличии признаков преступления, предусмотренного ст. 369 УК («оскорбление представителя власти»). Условиями уголовной ответственности являются публичность оскорбления, которая очевидна при размещении информации в Интернете, поскольку доступ к ней имеет неопределенный круг лиц, мотив - выполнение служебных обязанностей. Если в Интернете размещается не соответствующая действительности информация о таких действиях, которые содержат признаки тяжкого или особо тяжкого преступления, виновный может быть привлечен к уголовной ответственности по ч.2 ст. 188 УК («клевета»).

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ

В «БелГазете» N10 от 12.03.2007г. опубликовано интервью с Александром Еременко, бывшим адвокатом находящейся под следствием жены Виктора Калины. Он опровергал утверждения экс-подзащитной, будто бы домогался в СИЗО ее любви. Затем в редакцию поступили электронные сообщения от имени Светланы Калина и ее матери Валентины Коношенковой; 16.03.2007г. она обратилась с письменным заявлением. В них она настаивает, что ими «изложены достоверно все реальности происходящего», называет упомянутое интервью клеветническим, а также констатирует: «Подобными заявлениями он нанес нам моральный и психологический вред, пострадала наша деловая репутация».
Добавить комментарий
Проверочный код