Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№12 (582) 26 марта 2007 г. Евростандарт

Евродивиденды и евросантименты

26.03.2007
Перипетии европейского бизнеса

Андрей ПОДВИЦКИЙ

В отличие от США Евросоюз не является по-настоящему единым свободным рынком. Многие сотрудники Еврокомиссии хотели бы превратить ЕС в Соединенные штаты Европы, но добиться американской степени интеграции невозможно. Создание единого финансового рынка и рынка услуг идет даже труднее, чем принятие Конституции ЕС.

Глобализация всё равно сильнее

По уровню развития современных технологий Евросоюз заметно отстает от США. Здесь нет такой динамичной связи между научными центрами и производством. Воплотить идею в многомиллионный бизнес мешают бюрократия и госрегулирование. В условиях глобализации страны остро ощущают на себе межстрановую конкуренцию. Успех не гарантирован никому. Мало изобрести новое, надо знать, как это коммерциализировать. Британский ученый Тим Бернз-Ли, работая в Швейцарии, изобрел мировую паутину world wide web, но не Европа, а США стала домом для Интернета. Европейцам удалось создать конкурентное производство самолетов Airbus, но политизация авиабизнеса явно мешает им конкурировать с Boeing. Все больше убыточных тоннелей, мостов, автострад и заводов. Все сложнее угнаться за чрезвычайно дешевыми производителями из Азии и американским hi-tech.

Жесткий рынок труда и сильные профсоюзы не позволяют увольнять рабочих и изменять условия найма. Франция по-прежнему имеет список национальных приоритетов, которым требуется госзащита от иностранной конкуренции. Среди них такой народный сектор экономики, как казино.

Испания не может смириться с единым рынком энергетики. Итальянские телекоммуникации остаются вещью в себе и для своих. В Брюсселе и других европейских столицах все чаще звучат призывы защититься от индийских и китайских товаров. Принципы свободной торговли у Европы не всегда в почете.

Но несмотря на сложную для бизнеса политическую, социальную и экономическую среду, в ЕС остается немало компаний мирового уровня. Авторитетная консалтинговая корпорация McKinsey считает, что из 2 тыс. ведущих компаний мира в Европе находится 29%.

Примерно столько же наш континент производит мирового ВВП (30%). Европейский бизнес удерживает свою нишу во всех секторах, кроме IT. По мнению многих аналитиков, за последние 20 лет европейские компании заметно улучшили качество управления. В 2006г., несмотря на меньший прирост выручки, их прибыль была больше, чем в США. Многие фирмы поняли прелести аутсорсинга и начали реструктуризацию у себя в стране. Американцы также все активнее интересуются странами ЕС. В 2006г. инвестиции в ценные бумаги и венчурные проекты превысили $225 млрд.

Акционеры европейских компаний все активнее принимают участие в управлении АО. Некогда закрытый для иностранных инвесторов европейский бизнес все больше открывается миру. Вслед за мегасделкой Arcelor-Mittal последовала покупка индийской Tata Steel европейской компании Corus за $12 млрд. Дубайская компания купила крупнейший британский порт. Бизнес из Саудовской Аравии владеет нефтехимическим производством в Англии (Imperial Chemical Industries ), которое некогда было гордостью британской национальной промышленности. Мексиканская Cemex купила британскую компанию стройматериалов RMC, а бразильский гигант Ambev - бельгийскую пивную компанию Interbrew. Гиганты развивающихся стран активно интегрируются в экономику Запада. В результате формируется уникальная глобальная экономика, с которой ни одно национальное правительство справиться не сможет.

Гораздо хуже обстоят дела в информационных и телекоммуникационных технологиях. Старые европейские компании в этом секторе практически развалились. Британская ICL и итальянская Olivetti ушли с рынка IT. Многие европейские бизнес-гиганты остаются на плаву из-за протекционизма и поддержки правительств. Во многих странах ЕС телекоммуникационные компании частично или полностью принадлежат государству. Многие европейские политики говорят, что банки типа HSBC и ABN Amro слишком большие, чтобы обанкротиться. Поэтому они не хотят пускать на рынок конкурентов из других стран. Но инерция, консервативные политические традиции и догматичные идеологемы в Западной Европе довольно сильны.

Европа под ударом

Европа так долго считала себя центром мировой цивилизации и бизнес-лидером, что не заметила, как ее начали теснить с ее же рынка. Иностранцы «бьют» европейцев там, где те были традиционно лучшие. На рынке небольших самолетов (до 100 мест) доминируют канадский Bombardier Aerospace и бразильский Embraer. Они вытеснили европейских конкурентов Fairchild Dornier, Fokker и Saab, потому как вовремя перешли на современные реактивные технологии. Аналогичная ситуация складывается по локомотивам для железной дороги.

Автобизнес, который был локомотивом Европы в индустриальную эпоху, продолжает уходить в более благополучные с точки зрения затрат и налог места. Практически все лидеры автомобилестроения имеют заводы за пределами ЕС-15. Peugeot, Citroen, Volkswagen работают в Словакии. Чехия сумела привлечь французских, немецких производителей и японскую Toyota, Польша - Fiat, Opel и Volkswagen. Венгрия радуется рабочим местам от Audi, Румыния и Словения - от Renault.

Лидер в производстве запчастей Bosch имеет заводы в десяти странах. По оценке Ernst&Young, к 2011г. в странах Центральной и Восточной Европы будет производиться более 5,5 млн. автомобилей в год. Однако такая экспансия еще больше усугубит проблему свободных мощностей, которые 2007г. в Западной Европе составляют 20%. Южнокорейцы и японцы с одной стороны и китайцы с индийцами с другой подпирают европейцев, которые явно не готовы к экспансии высоких технологий и дешевых потребительских товаров из азиатских стран.

В 2006г. стоимость всех сделок по слияниям и поглощениям составила $1,59 трлн., впервые превысив объем данных операций в США ($1,54 трлн.). Эксперты считают, что в ближайшем будущем объем поглощений и слияний будет еще больше. Однако для очень больших компаний чисто рыночные законы пока не писаны. Франция и Испания заблокировали отдельные сделки поглощения иностранцами. То же самое делают итальянцы.

К концу 2007г. должен быть полностью либерализован европейский рынок электроэнергии, но национальные правительства и парламенты без энтузиазма относятся к идее продажи своих ТЭКов иностранцам. Еще медленнее идет процесс создания единого рынка в банковском секторе и в телекоммуникациях. Французы со списком из одиннадцати защищенных от конкуренции секторов бросают густую тень на репутацию всего ЕС. Старые сантименты умирают очень медленно.

Испания в тонусе

Яркий пример динамичного роста национального бизнеса в рамках ЕС - Испания. В начале 80-х она считалась «гадким утенком» Европы. Кто бы мог предположить, что испанские компании будут покупать итальянские или французские, что они начнут мировую экспансию. Испанская Telefonica купила крупнейшую телефонную компанию Латинской Америки Telefonica Moviles, расширила присутствие в Британии и Восточной Европе. Имея 196 млн. клиентов, она стала пятой по размеру телекоммуникационной компанией мира.

За несколько последних лет испанцы купили в Британии активов на $55 млрд. Преимущественно их интересуют энергетика, коммунальный сектор и инфраструктура. Многие в Европе были сильно удивлены, когда Banco Santander купил шестой по величине банк Британии Abbey. Сегодня испанцы примеряются к покупке шотландской электрической компании Scottish Power за $22 млрд. Лучше всего характеризует напор испанского бизнеса покупка в 2006г. испанской строительной компанией Ferrovial британской фирмы BAA. Речь идет не просто о стройматериалах, а о национальной гордости британцев, трех аэропортах Лондона - Хитроу, Гатвиг и Станстед. Испанцы заплатили за авиационную инфраструктуру Лондона более $20 млрд.

Успех Испании обеспечен за счет целого ряда факторов. Страна выиграла от вступления в ЕС в 1986г. Тогда список бенефициаров был гораздо короче сегодняшнего. Испании повезло с получением трансфертов из казны ЕС в объеме до 6% своего ВВП. Правительство активно развивало инфраструктуру, а молодежь училась в лучших британских и американских университетах. В стране принят закон, который разрешает включать в затраты до 30% от суммы разницы между бухгалтерской и рыночной стоимостью при покупке иностранных активов. Испанский бум во многом обеспечен за счет рынка недвижимости, строительства и развития банковского сектора.

Испания приняла как данность нормы и стандарты ЕС и Совета Европы, перешла на евро и активно интегрируется в динамичный британский финансовый рынок, провела удачную PR -кампанию, создала незыблемые институты защиты прав собственности и сумела привлечь к себе десятки миллиардов прямых иностранных инвестиций. Уютный домик на испанском морском побережье стал мечтой десятков тысяч европейцев.

Сегодня уже никто не говорит об Испании как о развивающейся стране. В 2006г. ее ВВП превысил $1 трлн., а ВВП на душу населения по паритету покупательной способности достиг $27 тыс.
Добавить комментарий
Проверочный код