Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№12 (582) 26 марта 2007 г. Экономика

«С Беларусью равной конкуренции быть не может»

26.03.2007
 

Ольга МИКША

На прошлой неделе премьер-министр России Михаил Фрадков поручил российскому Минсельхозу подписать соглашение с Беларусью о поставках сахара на 2007-08гг. Этим соглашением Беларусь добровольно берет на себя ограничения в размере 180 тыс. т свекловичного сахара в т.г., а в 2008г. обязуется поставить на российский рынок лишь 100 тыс. т с распределением помесячно равными долями в течение года. Сахар будет поставляться по оптовым ценам, соответствующим оптовым ценам российских производителей. При этом белорусская сторона настаивает на отмене проверок происхождения продукта.

Подписание проекта планировалось к 15 февраля и с тех пор дважды откладывалось. На прошлой неделе было заявлено, что документ по сахару будет подписан после подписания общего соглашения о развитии торгово-экономического сотрудничества двух стран. Об отношении российских сахаропроизводителей к белорусскому продукту и перспективах взаимного сотрудничества корреспонденту «БелГазеты» рассказал генеральный директор «Русагро-Центра» Алексей КНЯЗЕВ.

- Почему так долго подписывали соглашение об урегулировании взаимных претензий по поставкам сахара, которое планировалось к подписанию еще до 15 февраля и было парафировано обеими сторонами?

-Это вопрос чисто политический, а не рынка сахара в целом. Тем более, в соглашении речь шла о взаимной торговле по нескольким категориям.

- Доволен ли «Союзроссахар» ограничениями по поставкам сахара в Россию, принятыми Беларусью?

- Безусловно, 180 тыс. и 100 тыс. т лучше, чем 400 тыс. т, которые были совсем недавно. В этом плане - да. Проблема в другом: неизвестно, когда начнут действовать эти ограничения, т.е. когда соглашение фактически вступит в силу, и будет ли соглашение четко исполнено, а также как российская сторона узнает о его исполнении.

По инициативе белорусской стороны мы сильно отступили от первоначального текста соглашения. В частности, соглашение по ограничению поставок начнет действовать, когда подписанный документ пройдет согласование в ряде учреждений и ведомств Беларуси. Процесс может искусственно затянуться. При этом после подписания соглашения действующий на сегодняшний день режим пропуска через единый таможенный пост, единый склад отменяется. Таким образом, с 23 марта склад должен прекратить функционирование, и мы возвращаемся к режиму полного бесконтрольного ввоза.

Формально белорусская сторона не должна ограничиваться предписанным объемом в 180 тыс. т, и до вступления документа в силу заводы могут отгрузить столько, сколько успеют за это время.

Но главная проблема в том, что в России нет механизма контроля за выполнением этого соглашения. Информацию мы сможем получать только от белорусской стороны, замечу, наиболее заинтересованной в этом вопросе. Образно говоря, лисам доверили перестройку курятника, а волки охраняют овец.

- Почему ваши сахаропроизводители на протяжении нескольких лет упорно обвиняют Беларусь в подрыве российского сахарного рынка, несмотря на то, что объемы поставок белорусского сахара удовлетворяют примерно 10% емкости российского рынка, а его цена на 10% ниже, чем аналогичный российский продукт? Разве эти показатели могут подорвать сахарную индустрию России?

- Плутовской вопрос. Вы пытаетесь смешивать понятия. Сахар относят к рынку commodity (англ. «продукт, товар»), и, несмотря на то, что он стоит в магазине, на сегодняшний день больше половины всего объема сахара потребляет промышленность. Далее, возьмем, например, мировой рынок. В этом году планируется превышение объема производства над спросом, т.е. профицит мирового баланса сахара. Разные агентства предоставляют данные о 3-8 млн. т, что при общем мировом объеме производства намного меньше 10%. Но при этом все считают, что цены пойдут вниз. Почему? Потому, что на рынке commodity цена формируется исключительно из баланса спроса и предложения. И если на сбалансированный рынок добавить 10%, цена пойдет вниз. И пойдет вниз не только на эти 10%, но и на весь рынок.

Другой момент: кто-то должен отказаться от этих 10%. Получается, российские сахарные производители должны сократить свой объем производства на эти 10%. Возможно, 500 тыс. т - это не так много. Но возникает закономерный вопрос: почему? Мы работаем в России, а нам говорят: сейчас вам из-за границы увеличат поставки, а вы, соответственно, сократите производство. Либо мы будем производить столько, сколько и производили, добавив 10%, и цена уйдет вниз. Следовательно, окажемся в убытке.

Чтобы не оказаться в убытке, мы должны самоограничиться, чтобы белорусская сторона смогла нам поставить эти 10%. Почему мы должны самоограничиваться?

Кстати, 500 тыс. т, если брать только свекловичный сезон, - это объем производства десяти сахарных заводов, которые должны будут закрыться. В сезон сырца, соответственно, не будут работать пять заводов.

- «Союзроссахар» полагает, что цена на белорусский сахар формируется не рыночным способом, а в результате господдержки белорусских сахаропроизводителей. Однако российские потребители в соответствии с законами рынка выбирают более дешевый продукт, им никто не навязывает белорусский сахар. Возможно, «Союзроссахару» стоит добиваться не закрытия рынка для Беларуси, а сокращения затрат в себестоимости российских сахаропроизводителей?

- Что касается формирования цены на белорусский сахар, где здесь противоречия? И не очень понятно, как нерыночный характер формирования себестоимости белорусского сахара связан с рыночными механизмами, действующими в России.

Белорусское государство, являющееся владельцем заводов, экспортирует в Россию свою продукцию. И российским частным компаниям предлагают снизить собственную себестоимость, чтобы конкурировать с государством?

Что такое себестоимость сахара в России? В сырцовый сезон она складывается из стоимости сырца в порту, которая на текущий момент составляет $285-290/т, перевалки в порту - около $17-20, доставки до ближайшего сахарного завода - от $7-10, плюс переработка. Рыночная стоимость переработки 1 т сырца составляет $35-40 за т. Плата в пользу государства (таможенная пошлина и НДС) - около $190. При этом себестоимость мы снизить не сможем, как и рыночную стоимость сырца и стоимость перевалки. Остается только переработка, которую снижать уже больше некуда: $35 за т - это чуть-чуть больше, чем переменные издержки завода.

И ваша сторона это прекрасно знает. Просто в отличие от нас фактически $190 с 1 т вы платите сами себе. Деньги возвращаются на сахарные заводы в различных формах, в т.ч. в инвестициях. И как в таких условиях частная компания может конкурировать с государством? С точки зрения себестоимости свекловичного сахара, мы готовы с вами побороться на рынке, хотя и здесь у вас все равно будут преимущества.

При этом надо признать, что белорусские заводы эффективнее российских. В плане технического состояния - на голову выше. Можно предположить, что себестоимость ниже, а показатели по выходу сахара, потери в производстве и т.д. лучше.

- Каким вам видится сотрудничество Беларуси и России в области сахарного производства и торговли?

- Никаким. До тех пор пока мы будем работать в разных условиях, никакого сотрудничества быть не может.

Почему, например, перспектива открытия границ с Украиной пугает нас меньше, несмотря на то, что там производят намного больше сахара? На Украине и в России внутренний частный рынок. Украинское государство также пытается административными методами формировать привлекательную внутреннюю цену на сахар и исключить контрабанду из соседних государств, но все равно рынок остается частным. И если сейчас откроется часть границы с Украиной, мы сможем конкурировать с украинским сахаром.

Причин несколько. Во-первых, границу откроют только в том случае, если таможенные режимы приведут в соответствие, а тогда не будет смысла завозить сырец, перерабатывать и отгружать в Россию. Во-вторых, у нас будет одинаковая структура себестоимости. И несмотря на то, что у них будет переполнен рынок, как сейчас, и цена на $100 ниже, чем в России, мы будем находиться в равных условиях, сможем конкурировать.

С Беларусью равной конкуренции быть не может. Сотрудничество может быть, например, в области машиностроения. Если белорусы начнут производить такое же оборудование, как немцы, голландцы или французы, и смогут продавать его дешевле, то мы с удовольствием его купим.

- Каким образом Россия защищает свой рынок от поставок белого сахара из других стран?

- Все поставки сахара из других стран, в т.ч. из ближнего зарубежья, должны проходить таможенное оформление. Это относится и к казахскому, и киргизскому сахару. Из стран дальнего зарубежья, как и любой импортируемый товар, сахар приходит на таможенный склад, на склад временного хранения, предъявляется товарному инспектору, на него должна быть уплачена пошлина и НДС.

СПРАВКА «БелГазеты». Алексей Князев родился в 1971г. С отличием окончил Московский инженерно-физический институт и Академию народного хозяйства (МБА). В 1997г. пришел в компанию ЗАО «Шугаримпекс» на должность начальника отдела. В 1998г. возглавил управление продаж сахарного департамента ЗАО «Шугаримпекс Трэйдинг Компани». В 2000г. стал коммерческим директором, спустя два года - гендиректором «Шугар Трейдинг Компани». В феврале 2004г. назначен гендиректором ООО «Русагро-Сахар». Гендиректором ООО «Русагро-Центр» по совместительству назначен в марте 2006г.

ООО «Русагро-Центр» является операционной компанией сахарного бизнес-направления группы компаний «Русагро». В ее состав входят пять сахарных заводов в Белгородской и Тамбовской областях, восемь торговых филиалов, а также операционная компания в Москве.
Добавить комментарий
Проверочный код