Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№10 (580) 12 марта 2007 г. Визави

Друг моего врага

12.03.2007
И вдруг - друг?

Виктор МАРТИНОВИЧ

Сближение Беларуси и Евросоюза продолжается ударными темпами. Еще полгода назад некоторые особенно осведомленные эксперты утверждали, что возможным посредником в диалоге между РБ и ЕС может стать Литва, и даже называли фамилию вероятного координатора переговорного процесса - экс-президента Литвы Альгирдаса Бразаускаса. На минувшей неделе в интервью Ziniu radijas г-н Бразаускас обнародовал заявление, тотчас же растиражированное всеми официальными белорусскими СМИ: политика изоляции РБ себя не оправдала, нужно восстанавливать диалог, и он готов для этого лично встретиться с президентом Беларуси. Тем временем представитель ЕС по вопросам внешней политики и безопасности Хавьер Солана заявил, что «мы имеем возможность наладить либо начать определенные отношения с Лукашенко, с Беларусью». А спикер Совета Республики Геннадий Новицкий встретился в Риме с новым спецдокладчиком ПАСЕ по Беларуси Андреа Ригони, и, судя по отзывам о встрече, стороны нашли полное взаимопонимание. Ригони даже обещал возобновить участие ПП НС в заседаниях ПАСЕ, белорусы же выразили готовность открыть в Минске информбюро ПАСЕ.

Как прорывать изоляцию, в которой оказалась Беларусь, и нужно ли это делать вообще, обозреватель «БелГазеты» выяснял у председателя Социал-демократической партии Литвы, экс-президента страны Альгирдаса БРАЗАУСКАСА и лидера Объединенной гражданской партии Анатолия ЛЕБЕДЬКО.

Альгирдас БРАЗАУСКАС: «С БЕЛАРУСЬЮ НУЖЕН ДИАЛОГ»

- Кого вы представляли, высказывая свою инициативу? Литовскую Республику? Вашу партию? Себя лично?

- Мой нынешний статус - председатель партии, и именно в этом статусе я и высказывался. Естественное, я сейчас не госдеятель. Никакой должности у меня нет. Я выступал просто как человек, как политик. Причем отнюдь не первый раз я озвучивал свое мнение о необходимости снятия изоляции вокруг Беларуси.

- Поддерживаете ли вы контакты с белорусскими чиновниками? Есть ли у вас отношения на личном или официальном уровне с кем-нибудь из представителей администрации президента, министерств и ведомств?

- Нет, отношений я не поддерживаю, т.к., повторюсь, не являюсь официальным лицом. Но я знаю ситуацию в Беларуси, знаю, что тесные контакты друг с другом есть у белорусских и литовских предпринимателей, знаю, какие транспортные схемы используются в обеспечении белорусских и литовских интересов.

- Готовы ли вы в случае начала диалога между ЕС и РБ при посредничестве Литвы возглавить переговорный процесс?

- Если я буду иметь на то полномочия, некую согласованную с нашим центром позицию, я готов. Я и Совету Европы, и Евросоюзу, и многим комиссарам лично говорил, что с Беларусью нужен диалог. И, конечно, готов участвовать в нем сам. Литва - соседнее с Беларусью государство, точно так же, как и Латвия, Польша. Именно соседи должны начинать по поручению ЕС политику сближения с Беларусью.

- А насколько Беларусь к этому готова? Еще совсем недавно со стороны еврочиновников слышались обвинения в несоблюдении здесь прав человека…

- Это совершенно другой вопрос. Я не даю оценок правовым условиям в Беларуси, я говорю о возможных наших действиях. Не буду углубляться в суть происходящего в вашей стране. Не хочу высказываться об этом, т.к. просто не имею достаточной информации. Очевидно, что политику изоляции Беларуси нужно пересматривать. И я говорю о действиях, которые можно было бы предложить взамен.

- Полагаете, что политика изоляции не оправдала себя?

- Да, это доказала сама жизнь. Столько лет прошло - и никаких положительных результатов! Можно не соглашаться с какими-то действиями со стороны Беларуси и ее руководства, но диалог с ней необходим. Мы должны искать пути, что-то доказывать, говорить, дискутировать.

- Можно ли говорить о том, что членство Литвы в ЕС сдерживает белорусско-литовские отношения?

- Нет, я не имею оснований для таких заявлений. Я о таком не слышал.

- Президент Литвы Валдас Адамкус озвучил в Вашингтоне план альтернативных поставок нефти в Беларусь через Литву. Насколько осуществимы эти предложения?

- Многие государства на побережье Балтийского моря таким образом обеспечиваются нефтью. Наш терминал в Клайпедском порту не сможет обеспечить потребности Беларуси в полной мере. Но если вложить определенные инвестиции, можно его расширить либо возвести еще один рядом. Физическая возможность для этого есть и весьма реальна.

- В интервью Ziniu radijas вы заявили, что готовы встретиться с Александром Лукашенко, если ЕС вас на это уполномочит. Что могло бы быть предметом обсуждения?

- Да самые разные темы! Мы могли бы поговорить о том, как живет Литва, какие реформы мы проделали, какие у нас социальные и экономические условия, чего мы достигли после того, как перешли на рыночные отношения, стали демократическим государством. Отдельная тема - преимущества, которые нам дал Евросоюз. Тем, которые можно обсуждать, по которым можно обмениваться мнениями, очень много. Литве и Беларуси очень важно выслушать друг друга.

- Вам не кажется, что в последние годы Беларусь шла в несколько ином направлении, нежели Литва? Не помешает ли это дискуссии?

- Я тут не судья и не эксперт и хотел бы воздержаться от конкретного ответа. Беларусь имеет свою политику, Литва идет по другому пути. Сравнивать эти два пути трудно, и я не вижу необходимости это публично делать.

- Один из лидеров белорусской оппозиции Александр Милинкевич утверждает, что любые контакты Европы с официальным Минском возможны только после выполнения последним требований ЕС. Вы согласны?

- Надо еще раз просмотреть все эти требования. И потом, что имеется в виду под «контактами»? Контакты - очень широкое понятие. Дискуссия - это контакт. Экономические связи - тоже контакт. Политические связи - тем более контакт. Я понимаю «контакт» как дискуссию, обсуждение, спор и считаю такие контакты целесообразными.

- А Литва экономически заинтересована в интенсификации отношений с Беларусью? Какова цена вопроса?

- Конечно, заинтересована! И география, и история подталкивает нас к этому. За все эти годы наши экономические связи никогда не прерывались и не прервутся. У нас есть стойкий экономический интерес друг к другу. И мы должны продолжать наши связи. У Литвы есть море, возможности для развития транспортной инфраструктуры, мы сейчас закладываем уже второй по счету порт, планируем расширять Клайпедский терминал. Так что взаимные интересы самые широкие.

СПРАВКА «БелГазеты». Альгирдас Бразаускас родился в 1932г. в Рокишкисе. Окончил Каунасский политехнический институт. С 1956г. работал инженером. В 1965г. стал министром промышленности стройматериалов Литовской ССР; с 1966г. - первый зампредседателя Госплана Литвы; 1988-89гг. - первый секретарь ЦК КП Литвы. С 1990г. - председатель президиума Верховного Совета Литвы. С ноября 1992г. - председатель Сейма Литовской Республики. В 1993г. избран президентом. В 1998г. добровольно отказался баллотироваться на второй срок, заявив, что мир не поймет, если президентом страны, покончившей с коммунизмом, вновь станет бывший лидер компартии. С 1998г. находился на пенсии. В 2000г. согласился возглавить социал-демократическую коалицию, создал Социал-демократическую партию, в январе 2001г. возглавил ее. С 2001г. по 2006г. был премьер-министром Литвы.

Анатолий ЛЕБЕДЬКО: «ЭТА ИНИЦИАТИВА НЕ ОТРАЖАЕТ ПОЗИЦИЮ ОФИЦИАЛЬНОГО ВИЛЬНЮСА»

= Экс-президент Литвы высказал готовность встретиться с Александром Лукашенко. При выполнении каких условий Беларусью такая встреча, на ваш взгляд, может состояться?

- Хорошо, что с этим заявлением выступил бывший, а не действующий президент. Объединенные демсилы не против диалога. Но этот диалог должен проходить только на трехсторонней основе. Его субъектами должна выступать власть, объединенные демсилы и, в качестве посредника, авторитетные международные организации. Кроме того, с самого начала нужно договориться о повестке дня диалога. Если этого не сделать, можно свернуть на путь решения второстепенных вопросов.

- Что же должно быть в повестке дня?

- Четыре вопроса, о которых мы постоянно говорим. Первый - политзаключенные. Их в Беларуси не должно быть вообще. Можно говорить о том, что у нас их десять, а в Узбекистане - сотни, но при этом не нужно забывать, где находимся мы и где Узбекистан. Беларусь - европейская страна, подход к нам должен быть более жестким и последовательным. Очевидно, что в европейской стране человек не может сидеть в тюрьме за свою политическую деятельность.

Второй пункт - изменение избирательного законодательства и практики его применения. Работа должна быть начата уже теперь, чтобы к осени 2008г. у нас были хотя бы минимальные возможности для проведения выборов, а не их имитации. Здесь не нужно начинать с нуля - объединенные демсилы имеют наработки и, если власть готова, она может ими воспользоваться.

Третий пункт - доступ оппонентов к электронным СМИ. Опять же не нужно начинать с нуля, нужно просто вернуться к соглашениям, достигнутым во время предыдущего диалога.

И последний пункт - создание нормальных условий для функционирования политических партий, НГО и негосударственных СМИ в соответствии с действующей Конституцией. Если эти вопросы будут включены в повестку дня, диалог можно открывать. И неважно, кто будет координировать переговоры - Бразаускас, чиновники из Брюсселя или представители Госдепа США. Диалог в рамках любой другой повестки будет просто словами.

- Очевидно, что у Литвы есть совершенно определенная экономическая заинтересованность в возобновлении отношений с РБ. Вам не кажется, что в этих условиях интересы белорусской демократии могут отойти на третий план? И не является ли заявление Бразаускаса следствием того, что они уже де-факто начали туда отходить?

- Географическое положение Беларуси исключает отделение экономики от политики. То, что позволено в Африке или Латинской Америке, совершенно неприемлемо в Европе. Невозможно закрывать глаза на то, что происходит с конституционными свободами и решать при этом какие-то экономические вопросы. Литва, кстати, до недавнего времени демонстрировала продуманную политику, исходила из стратегических интересов. Интересов, которые заключаются в том, что Беларусь должна быть именно демократической. Ведь нормальные экономические отношения можно выстраивать только со страной с понятной, прозрачной экономикой. И несмотря на то, что у Литвы всегда присутствовали «шкурные» интересы (например, вопросы о границе и реадмиссии), все ее правительства, вне зависимости от политической окраски, придерживались принципиального подхода во взаимоотношениях с режимом.

Мне представляется, что инициатива Бразаускаса не является отражением позиции официального Вильнюса. Скорее, она демонстрирует точку зрения отдельных политиков, карьера которых уже на закате. Возможно, они хотят просто вернуться в активную политику.

- Вы полагаете, что Бразаускас пытается использовать «белорусский вопрос» в своей политической карьере?

- Этого нельзя исключать. В Литве только закончились местные выборы, грядут парламентские. Нужно бороться за голоса избирателей. Играя же на возобновлении диалога, рассказывая об экономических выгодах, которые будут обеспечены таким образом Литве, можно увеличить свою популярность.

- По итогам встречи Геннадия Новицкого с новым спецдокладчиком ПАСЕ Андреа Ригони заговорили о возобновлении межпарламентского сотрудничества между Беларусью и ЕС. Как вы оцениваете происходящее? Что думаете о позиции самого Ригони по «белорусскому вопросу»?

- Ригони - исключение из общего правила. Большинство депутатов, которые приезжают на сессии ПАСЕ, пока помнят о том, в какой структуре работают и на каких принципах строится деятельность Ассамблеи. Что же до тех, кто об этом забывает, то надо внимательно посмотреть их биографии, отследить связи. Откроется много интересного, в частности факты лоббизма интересов определенных экономических структур. Эти структуры поддаются очарованию открывающихся перспектив сотрудничества с режимом, депутаты помогают их реализовать на политическом уровне.

Мы такие действия будем жестко критиковать. В общении с белорусским режимом утром должны быть деньги, вечером - стулья. Вначале должны быть конкретные изменения в области прав и свобод в Беларуси и лишь потом - возвращение статуса спецприглашенного в ПАСЕ.

- Не только Ригони идет навстречу режиму, но и Хавьер Солана, заявивший, что ЕС имеет возможности «наладить либо начать определенные отношения с Лукашенко»…

- Мы полагаем, что речь идет все-таки о техническом уровне отношений. Все понимают, что сейчас в Беларуси возникла качественно новая ситуация. Ее причина - энергетический кризис и ухудшившиеся отношения между Минском и Москвой.

Но не нужно обольщаться. Да, из-за этой ситуации появились новые возможности. Но они должны быть использованы для разговора не с режимом, а с гражданами Беларуси. У людей впервые возникает спрос на позитивную альтернативу. Очень важно, чтобы эта альтернатива до них дошла. И ЕС мог бы сказать свое веское слово. Если диалог будет вестись только с Лукашенко и его окружением, это заведет в тупик. Если в результате диалога граждане Беларуси узнают о перспективах, открывающихся в связи с вступлением в ЕС, это приведет к реальным изменениям в обществе и вслед за этим - в политике.

Брюссель пока не склонен обольщаться риторикой, которая звучит из Минска. Уже были две попытки наладить диалог с официальным Минском, и Европа о них помнит. Обе попытки закончились ничем. Природа белорусской власти такова, что та не может ничего менять внутри страны. Любое изменение, послабление, на которое согласится президент, означает для него политическое харакири. В ближайшей перспективе он на это не пойдет.

- Каких действий властей в связи с новым раундом дружбы с ЕС можно ожидать 25 марта?

- Все зависит от того, сколько людей посчитает важным выйти на улицы. Если людей будет немного, Лукашенко может преодолеть себя и не отдавать приказ о разгоне. Если же митингующих будет много, несмотря на все эти контакты с Европой, власть задействует самые жесткие механизмы разгона. Не диалог важен для режима, а сохранение власти. И как только возникнет малейшая угроза этой власти, все будет брошено на ее удержание.

СПРАВКА «БелГазеты». Анатолий Лебедько родился в 1961г. в Столбцовском районе Минской области. Окончил факультет истории и французского языка Минского пединститута, юридический факультет БГУ. Депутат ВС (1990-95гг.), председатель комиссии по международным делам. 15 апреля 2000г. избран председателем ОГП, сменив на этом посту экс-главу Нацбанка Станислава Богданкевича.
Добавить комментарий
Проверочный код