Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№10 (580) 12 марта 2007 г. Радости жизни

Пит погрузился в world -фолк

12.03.2007
Вместе с «конём»

Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ

«Вы куда? А, на этот… рок-концерт?» - интересовались охранники Дворца Республики, в Малом зале которого Павлов презентовал долгожданную пластинку «Паглыбленне» (альбом готовился почти три года). Увы, сработали стереотипы - Павлов давно не «рок» ; плодотворная работа с Kriwi дала свои плоды. Теперь Пит - экс-N.R.M. - дирижирует собственным world- фолковым оркестриком Pete-Paff, смешивает аутентичные традиции разных народов и даже знаменитую «Песні пра каханне» исполняет скорее в расслабленной стилистике Ману Чао, нежели с отчаянным привычным драйвом а-ля Вольский.

На пресс-конференции, предшествовавшей концерту, Пит и его соратник Ярош Малишевский восторженно рассказывают об украсивших оформление альбома древних манускриптах - текстах песен, которым исполнилось по 200-300 лет и которые были найдены чуть ли не в потустороннем мире. Пит тычет пальцем в черные дыры, прожженные в рукописях, и сообщает, что он в восторге от еврейской фолк-музыки, даже посещал семинары самого Дэвида Кракауэра, не менее явного приверженца «еврейских музыкальных традиций».

«Хочется сделать что-то масштабное, глобальное - как Рики Мартин или Red Hot Chili peppers»
, - делился он надеждами на глобальное будущее проекта. Вышло у него несколько другое - мега-фолк в духе Бреговича: взрослая и сильная музыка, являющаяся довольно зрелой попыткой разрушить местные музыкальные стереотипы.

Как ни странно, юные поклонники N.R.M. на концерт не явились. Послушать Павлова пришли в основном взрослые люди, нацеленные на акустический опыт, а не экзальтантские танцы. Впрочем, это и хорошо. В зале прекрасная акустика, Пит ненавязчиво общается со зрителями и при каждом постороннем звуке хихикает: «А это что такое?» В пору посылать из зала записки.

Бэнд Pete-Paff - это настоящий табор людей и инструментов: цимбалы, трио трубачей из Академии музыки, перкуссия от Алесиса Демидовича и Андрея Сапоненко, дудки-волынки от известного мастера аутентичных духовых инструментов Яроша Малишевского. Периодически появляются и специальные гости, и если Александра Кирсанова, участвовашая в записи альбома, просто сидит в зале, то Валерия Володько (известная по работе с Kriwi ) восходит на сцену, чтобы эксклюзивно подпеть.

Павлова не смущают технические накладки, когда отказывает микрофон и зрители не слышат того, что поет Валерия, он добродушно просит музыкантов «сыграть еще раз, начиная с этого вот соло». Вызывает овации еще один гость, «представитель независимой республики Курдистан» Масуд Талибани, подыгравший оркестру на дафе и исполнивший дуэтом с Павловым одну из своих песен, также засветившуюся в рамках Kriwi.

Весь концерт участники концерта то уходят, то вновь появляются. Сапоненко тихо «отпрашивается» у Пита - через десять минут ему надо быть на сцене Купаловского театра. «Эй, вам пора выходить!» - кричит Павлов за кулисы, вызывая трубачей. Начинаются зажигательные клезмерские мотивы. Вследствие этого бэнд жутко напоминает оркестрик бременских музыкантов из какого-нибудь кинофильма.

Павлову удается выдерживать баланс между камерным исполнением традиционных песен и залихватской танцевальностью - не по-кабацки опасной, а интеллигентско-старомодной, в духе шляхетских 30-х гг. (атмосфера легендарного «Народного альбома» витает почти над всеми трэками диска). Однако его аутентика напоминает скорее Zdob Si Zdub, чем работы того же «Палаца». В особенно драматичные моменты, когда Пит берется за свою домру, звучащую, как самое настоящее банджо, его музыка и вовсе похожа на утонченный апокалиптический фолк а-ля 16 Horsepower. К счастью, демонической «звездности» в нем нет никакой - Павлов выглядит простым и домашним, стараясь перетягивать внимание зрителей на других музыкантов оркестра и рассказывая историю каждой песни.

«А в этой песне должна была танцевать девушка, - вздыхает он. - Но ее тоже скосила эпидемия гриппа ». Вдруг Пит вспоминает ирландский анекдот про волыночников: «Что надо сделать, чтобы два волыночника звучали в унисон? Застрелить одного из них! » Ярош тем временем расчехляет волынку. «К счастью, белорусские волыночники ходят по одному !» - радуется Пит.

«А теперь будет песня про коня! - кричит Пит. - Обычно у нас в роли коня Сергей Шепелев! Но, видимо, его эта роль уже задолбала!» И правда, Сергея с его тубой на сцене почему-то нет. После «коня» Павлов исполняет авторскую версию песни «Касіў Ясь канюшыну», объясняя, что к «Песнярам» эта интерпретация не имеет отношения, однако в какой-то момент ему показалось нечестным проигнонировать наследие Мулявина, поэтому он «вставил кусочек оригинальной «песняровской» аранжировки в свою версию, своего рода трибьют».

В финале Пит радостно бегает с барабаном по залу, заставляя зрителей хором петь фразу «Зялены сад вішневы!» и старательно нагнетая атмосферу веселой сербской свадьбы. Понятное дело, все это виртуальная реальность. Однако на этот раз с таким качественным саундтрэком, что это действительно может претендовать на серьезный культурный прорыв.
Добавить комментарий
Проверочный код