Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Ожидается, что декрет об обеспечительном депозите позволит бизнесменам не опасаться за свою свободу,если они выйдут за правовые рамки. Нужно просто заблаговременно положить не менее BYN50 тыс. на счет в Беларусбанке. От чего еще можно обезопасить граждан?
от призыва в армию
от бедных родственников
от оплаты коммунальных услуг
от вредных привычек
от прохождения флюрографии
№10 (580) 12 марта 2007 г. Общество

Чья квартира?

12.03.2007
«Квартира досталась законно, хотя и по смешной цене»

Елена АНКУДО

Хозяин однокомнатной кооперативной квартиры в минском микрорайоне Зеленый луг умер, пай был выплачен еще в прошлом веке, однако дети не смогли квартиру унаследовать. Сегодня квартира принадлежит постороннему человеку, который заплатил за нее Br4 млн.

ПРАВО НА СОБСТВЕННОСТЬ

Владислав Григорьев, муж наследницы, потерявшей квартиру, пришел в редакцию «БелГазеты» с ворохом судебных решений. По его словам, спор длился на протяжении десятилетия, а спорная трактовка обстоятельств стала причиной потери квартиры, которая по законодательству прошлого века считалась частной собственностью гражданина.

«Квартира относилась к ЖСК-402 и находилась в одном из домов по ул. Мирошниченко, - начал он свой рассказ. - Долгое время в ней проживал мой тесть С., который в 1992г. полностью выплатил паевой взнос. В квартире осталась гражданская жена тестя, которая обратилась в суд о признании квартиры ее собственностью. Жена подала встречный иск - о праве на наследство. Суд отказал обоим».

По мнению суда, женщины не относились к семье умершего, не были прописаны в квартире, а дочь не проживала в ней. Поэтому прав на квадратные метры не оказалось ни у кого. «Этого решения ждали в ЖСК, - продолжает Григорьев. -Квартиру решили распределить между членами ЖСК».

По здравому смыслу, первоочередное право на жилье имели дети умершего. По закону о собственности, член ЖСК, полностью внесший свой пай, приобретал право собственности на жилье или иной объект постройки. В мае 1994г. в законе появилось дополнение, по которому для права собственности требовалась еще и « регистрация в установленном порядке». «Однако закон обратной силы не имеет, - продолжает Григорьев. - Квартира стала собственностью С. еще в 1992г., когда был выплачен пай».

Но судебные решения складывались не в пользу наследников. Нотариус зафиксировал наследство не на квартиру, а на пай, после чего ЖСК посчитал возможным передать жилье кому-либо из своих членов, а наследникам выплатить ее рыночную стоимость.

«Мы не возражали, тем более что первоначальная стоимость составляла около Br20 млн. по ценам конца 90-х гг. Претендент на наше жилье - гражданка М. - незадолго до описываемых событий приобрела в этом же ЖСК трехкомнатную квартиру. Квартиру распределили М. с принятием ее в члены кооператива. Почему? Возможно, причина в том, что супруг М. работал на тот момент в прокуратуре».

Администрация Советского района утвердила решение, выдав М. ордер, хотя, как выяснилось позже, на момент распределения квартиры женщина не имела права на ее получение в порядке расширения, поскольку не являлась членом ЖСК. Улучшать свои жилищные условия можно было только на общих основаниях.

Поначалу М. согласилась с оценкой ЖСК, но когда речь зашла о выплате, решила самостоятельно оценить квартиру. Новая цена из рыночной превратилась в оценочную с учетом износа жилья, составив около Br4 млн. Эти деньги женщина перечислила на счет ЖСК.

В спор за квартиру вступил кооператив. «В ЖСК возмутились самостоятельной оценкой и переслали деньги обратно, заручившись поддержкой райадминистрации, полагавшей, что оценщиком может быть только ЖСК. Однако М. прописалась в квартиру, получила ордер и подала иск на ЖСК, который требовал оплаты в Br20 млн.»

История закрутилась в лихой сюжет: при поддержке ЖСК, признавшего ордер М. недействительным, семья Григорьева сумела прожить в спорной квартире около года. Их выселила М., отыгравшая у ЖСК право на ордер, а затем - и на квартиру.

Дальнейшие суды, инициированные сыном С, - начиная от районного и заканчивая Верховным, - были проиграны. Наследникам отказали в праве на жилье, поскольку «С. в установленном законом порядке квартиру в собственность не оформил». В настоящее время дело можно считать закрытым - М. приватизировала квартиру за Br4 млн.

Часть денег женщине удалось вернуть. Сперва она добилась возврата денег, потраченных на адвоката, - более Br700 тыс. от одного из наследников, затем подала иск на экс-председателя ЖСК о возмещении ей морального ущерба в размере Br1,2 млн.

«КВАРТИРУ ЗАБРАЛИ НЕЗАКОННО»

«Квартира досталась М. законно, хотя и по смешной цене», - уверен адвокат Владимир Хрищанович, представлявший интересы одного из наследников. По просьбе корреспондента «БелГазеты», он объяснил, почему квартирой, пай за которую был выплачен, стал владеть посторонний человек, и предположил дальнейшее развитие событий.

- На мой взгляд, суды поступили незаконно, отказав наследникам в признании за ними права собственности на квартиру. Уверенность базируется на законе «О собственности» действовавшем в использованной редакции до мая 1994г., который не обязывал регистрировать право собственности. Нормы гражданского права не имеют обратной силы; нельзя прекратить право на собственность у гражданина, который однажды его приобрел, путем внесения изменений в законодательство. Существует и нормативный документ - решение Конституционного суда, указавшее на неверную практику судов, принимавших решения не в пользу наследников. На мой взгляд, и суды, и прокуратура понимают, что квартиру у наследников забрали незаконно.

- Можно ли считать законной оценку квартиры в Br4 млн.?

- Не думаю, что это правильно проиндексированное паенакопление. Добавлю, что вновь принимаемое в члены ЖСК лицо не имеет права самостоятельно определять размер паенакопления. Однако в судебных спорах с нынешним собственником квартиры я участия не принимал и не располагаю более точной информацией.

- Из-за чего события развернулись столь нелепым образом?

- Прежде чем выделить кому-либо квартиру в ЖСК, первоначально необходимо получить от данного лица письменное обязательство о выплате проиндексированного паенакопления, которое практически равняется рыночной стоимости квартиры, а уже потом решать вопросы о приеме его в члены ЖСК и предоставления освободившейся квартиры. В таком случае ЖСК может диктовать свои условия. Но, насколько мне известно, вначале лицо приняли в кооператив, выделили ему квартиру, а уже затем потребовали выплатить паенакопление наследникам.

- Неужели наследникам придется довольствоваться столь низкой стоимостью квартиры?

- У них есть шанс обратиться с иском к ЖСК о взыскании проиндексированного паенакопления. При удовлетворении исковых требований поиск денег для исполнения судебного решения станет проблемой ЖСК.
Добавить комментарий
Проверочный код