Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
Бизнес без вложений - заработать на форекс .
invest-trading.info
№10 (580) 12 марта 2007 г. Общество

Чья квартира?

12.03.2007
«Квартира досталась законно, хотя и по смешной цене»

Елена АНКУДО

Хозяин однокомнатной кооперативной квартиры в минском микрорайоне Зеленый луг умер, пай был выплачен еще в прошлом веке, однако дети не смогли квартиру унаследовать. Сегодня квартира принадлежит постороннему человеку, который заплатил за нее Br4 млн.

ПРАВО НА СОБСТВЕННОСТЬ

Владислав Григорьев, муж наследницы, потерявшей квартиру, пришел в редакцию «БелГазеты» с ворохом судебных решений. По его словам, спор длился на протяжении десятилетия, а спорная трактовка обстоятельств стала причиной потери квартиры, которая по законодательству прошлого века считалась частной собственностью гражданина.

«Квартира относилась к ЖСК-402 и находилась в одном из домов по ул. Мирошниченко, - начал он свой рассказ. - Долгое время в ней проживал мой тесть С., который в 1992г. полностью выплатил паевой взнос. В квартире осталась гражданская жена тестя, которая обратилась в суд о признании квартиры ее собственностью. Жена подала встречный иск - о праве на наследство. Суд отказал обоим».

По мнению суда, женщины не относились к семье умершего, не были прописаны в квартире, а дочь не проживала в ней. Поэтому прав на квадратные метры не оказалось ни у кого. «Этого решения ждали в ЖСК, - продолжает Григорьев. -Квартиру решили распределить между членами ЖСК».

По здравому смыслу, первоочередное право на жилье имели дети умершего. По закону о собственности, член ЖСК, полностью внесший свой пай, приобретал право собственности на жилье или иной объект постройки. В мае 1994г. в законе появилось дополнение, по которому для права собственности требовалась еще и « регистрация в установленном порядке». «Однако закон обратной силы не имеет, - продолжает Григорьев. - Квартира стала собственностью С. еще в 1992г., когда был выплачен пай».

Но судебные решения складывались не в пользу наследников. Нотариус зафиксировал наследство не на квартиру, а на пай, после чего ЖСК посчитал возможным передать жилье кому-либо из своих членов, а наследникам выплатить ее рыночную стоимость.

«Мы не возражали, тем более что первоначальная стоимость составляла около Br20 млн. по ценам конца 90-х гг. Претендент на наше жилье - гражданка М. - незадолго до описываемых событий приобрела в этом же ЖСК трехкомнатную квартиру. Квартиру распределили М. с принятием ее в члены кооператива. Почему? Возможно, причина в том, что супруг М. работал на тот момент в прокуратуре».

Администрация Советского района утвердила решение, выдав М. ордер, хотя, как выяснилось позже, на момент распределения квартиры женщина не имела права на ее получение в порядке расширения, поскольку не являлась членом ЖСК. Улучшать свои жилищные условия можно было только на общих основаниях.

Поначалу М. согласилась с оценкой ЖСК, но когда речь зашла о выплате, решила самостоятельно оценить квартиру. Новая цена из рыночной превратилась в оценочную с учетом износа жилья, составив около Br4 млн. Эти деньги женщина перечислила на счет ЖСК.

В спор за квартиру вступил кооператив. «В ЖСК возмутились самостоятельной оценкой и переслали деньги обратно, заручившись поддержкой райадминистрации, полагавшей, что оценщиком может быть только ЖСК. Однако М. прописалась в квартиру, получила ордер и подала иск на ЖСК, который требовал оплаты в Br20 млн.»

История закрутилась в лихой сюжет: при поддержке ЖСК, признавшего ордер М. недействительным, семья Григорьева сумела прожить в спорной квартире около года. Их выселила М., отыгравшая у ЖСК право на ордер, а затем - и на квартиру.

Дальнейшие суды, инициированные сыном С, - начиная от районного и заканчивая Верховным, - были проиграны. Наследникам отказали в праве на жилье, поскольку «С. в установленном законом порядке квартиру в собственность не оформил». В настоящее время дело можно считать закрытым - М. приватизировала квартиру за Br4 млн.

Часть денег женщине удалось вернуть. Сперва она добилась возврата денег, потраченных на адвоката, - более Br700 тыс. от одного из наследников, затем подала иск на экс-председателя ЖСК о возмещении ей морального ущерба в размере Br1,2 млн.

«КВАРТИРУ ЗАБРАЛИ НЕЗАКОННО»

«Квартира досталась М. законно, хотя и по смешной цене», - уверен адвокат Владимир Хрищанович, представлявший интересы одного из наследников. По просьбе корреспондента «БелГазеты», он объяснил, почему квартирой, пай за которую был выплачен, стал владеть посторонний человек, и предположил дальнейшее развитие событий.

- На мой взгляд, суды поступили незаконно, отказав наследникам в признании за ними права собственности на квартиру. Уверенность базируется на законе «О собственности» действовавшем в использованной редакции до мая 1994г., который не обязывал регистрировать право собственности. Нормы гражданского права не имеют обратной силы; нельзя прекратить право на собственность у гражданина, который однажды его приобрел, путем внесения изменений в законодательство. Существует и нормативный документ - решение Конституционного суда, указавшее на неверную практику судов, принимавших решения не в пользу наследников. На мой взгляд, и суды, и прокуратура понимают, что квартиру у наследников забрали незаконно.

- Можно ли считать законной оценку квартиры в Br4 млн.?

- Не думаю, что это правильно проиндексированное паенакопление. Добавлю, что вновь принимаемое в члены ЖСК лицо не имеет права самостоятельно определять размер паенакопления. Однако в судебных спорах с нынешним собственником квартиры я участия не принимал и не располагаю более точной информацией.

- Из-за чего события развернулись столь нелепым образом?

- Прежде чем выделить кому-либо квартиру в ЖСК, первоначально необходимо получить от данного лица письменное обязательство о выплате проиндексированного паенакопления, которое практически равняется рыночной стоимости квартиры, а уже потом решать вопросы о приеме его в члены ЖСК и предоставления освободившейся квартиры. В таком случае ЖСК может диктовать свои условия. Но, насколько мне известно, вначале лицо приняли в кооператив, выделили ему квартиру, а уже затем потребовали выплатить паенакопление наследникам.

- Неужели наследникам придется довольствоваться столь низкой стоимостью квартиры?

- У них есть шанс обратиться с иском к ЖСК о взыскании проиндексированного паенакопления. При удовлетворении исковых требований поиск денег для исполнения судебного решения станет проблемой ЖСК.
Добавить комментарий
Проверочный код