Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№10 (580) 12 марта 2007 г. Личный вкус

Любовь-морковь, потом опять любовь

12.03.2007
Всегда бы так!

Татьяна БЕМБЕЛЬ

Весна в Музее истории белорусской кинематографии (ул. Свердлова, 4) наступила раньше, чем об этом возвестил календарь. Первые посетители персональной выставки живописи Жанны Капустниковой поняли это 22 февраля, когда вошли в экспозиционный зал, где не меньше десятка пар пушистых кроликов делом доказывали: любовь - лучшая вещь на свете. Кроличье любвеобилие продлилось до 7 марта, после чего передало свою эстафету человеческому.

А следующей в рейтинге ценностей шла морковь. К ней кролики перешли после любви. А вместе с ними и зрители-посетители. Свежевыжатый морковный сок, которым упивались гости, был не просто комплексом минеральных веществ с повышенным содержанием каротина. Нет, он был продолжением этой живописи - яркой, солнечной, отрадно-контрастной февральскому мраку. Сок выпивается быстро. Почти так же быстро проходит жизнь. А живопись остается.

Ключевое слово, характеризующее живописное творчество Жанны Капустниковой, - контраст. Ослепительные краски и их в хорошем смысле дикие сочетания (с фовистским приветом от Матисса и К) в картинах Жанны напомнили высказывание одного питерского художника в ответ на упрек: «Почему же у вас колорит такой… нежизнерадостный?» Философски вздохнув, сын серо-дымчатых невских берегов ответил: «Так ведь живопись - дело средиземноморское».

Смелая палитра больших декоративных холстов Жанны в сочетании с экспрессивной свободой острых, точных линий хорошего (без дураков!) рисунка явственно говорят о том, что в ее профессиональной юности без серьезного романа с великими французами не обошлось. Об этом свидетельствуют и несколько более ранних (первая половина 90-х гг.) картин экспозиции: «Голубая девушка», «Желтое платье и туфли», пара работ из серии «Стулья». Интересно одновременно видеть работы с более чем десятилетней разницей во времени создания: видно, как какие-то узнаваемые влияния и увлечения переварились, переплавились со временем в полностью своеобычный стиль.

Еще к слову о контрастах: непривычно многоаспектная разработка куртуазной тематики в картинах проекта «Любовь-морковь» приятно контрастирует с угрюмой однозначностью большинства произведений белорусских художников на ту же тему (речь, разумеется, не идет о многообразии чисто пространственных ракурсов «ню» или о декоративных наворотах в изображениях «фей» и «принцесс», о которых так часто тоскуют в своих мастерских наши живописцы). В работах Жанны Капустниковой оттенки странностей любви не уступают в разнообразии оттенкам цветных пигментов, посредством которых о них - о странностях, перипетиях, узорах и изгибах - здесь рассказано: мечты и грезы, первые встречи, романтика тайных свиданий, ревность, страсть… Одной нелюбви автор уловила несколько вариантов: эти холсты так и называются: «Нелюбовь», «Нелюбовь-2» и т.д.

В общем, иллюстративный материал к трактату о «науке страсти нежной» имеется. Если что. «Нелюбовь-2» сразу представилась мне парафразом «Капризницы» Антуана Ватто. И даже если автор вовсе не имела в виду великого мастера XVIII в., кстати, столь модного сейчас, сценки Ватто стоило бы вспомнить в данном контексте не потому, что «Ватто», а потому, что «сценки».

В картинах Жанны Капустниковой всегда есть сюжетный подтекст, и ряд ее работ, изображающих неотразимых плейбоев и стройных блондинок с голубыми глазами, просто взывает к немедленному сочинению если уж не телесериала, то хотя бы комикса. Это такие работы, как «Красавица и чудовище», «Недостаток самодостаточности» и др. Многие работы даже стилистически - настоящие киноафиши к несуществующим фильмам с лирическими или лирико-драматическими сюжетами. Или даже с философско-аллегорическими (тема пустынного одиночества в картине «Гитлер в раю»).

Многое объясняется тем, что в основной своей работе Жанна Капустникова - художник кино и театра (в частности, создала костюмы к кинофильму «Анастасия Слуцкая», а также к ряду театральных постановок). Арт-проект «Любовь-морковь» кроме всего прочего интересен еще и потому, что уже известного в определенной ипостаси художника представляет в новом ракурсе.
Добавить комментарий
Проверочный код