Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№6 (576) 12 февраля 2007 г. Радости жизни

Скушать рыбку в Fishdays

12.02.2007
Альтернативщики прокрались в «Гудвин»

Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ

Клуб «Гудвин» - не самое рыбное место в плане проведения угарных молодежных вечеринок с альтернативной музыкой. Злостная карма довлеет над этим местом - то ли чересчур праздничное убранство зала тому виной (намного привычней тусоваться средь обшарпанных стен рок-н-ролльного подвальчика), то ли торжественная атмосфера, подразумевающая приличное, чопорное времяпрепровождение за уютным столиком с графинчиком березовой водки вместо массовых безумных танцев под сомнительного свойства шаманскую музыку.

Первая попытка организовать в «Гудвине» что-то вроде еженедельного клуба элитарного искусства состоялась в рамках «Богемных сред»: участники вечеринок слушали авангардных музыкантов вроде Сергея Пукста и смотрели на большом экране калечащие восприятие фильмы Франсуа Озона. Увы, минская «богема» оказалась немногочисленной (обычно на вечеринки приходило около 50 человек) и неплатежеспособной (все дружно пили колу и кушали мороженое из вазочек). «Среды» отошли в небытие.

Александр «Папа Бо» Богданов, бывший концертный менеджер группы «Нагуаль» и арт-директор почившего в бозе клуба «ЁЁ», решил не трогать запятнанную неудачами среду и начал осваивать четверги. «Теперь каждый четверг в «Гудвине» - вечеринки проекта Fishdays! - неуверенным басом сообщил он со сцены, мрачно наблюдая толпу все в те же 50 человек, где все друг с другом знакомы: на «Нагуаль» и «Альтанку» больше никто не пришел. И если в клуб «Арена» или малый зал Дворца Республики на концерт «Нагуаль» являлась пара сотен ярых поклонников, то атмосфера «Гудвина» с его позолоченными железными дровосеками, хай-тековыми ведьмами и гигантским плакатом Global Battle Of The Bands, так и оставшимся висеть над сценой в память о героических временах глобальной битвы за поездку в Лондон, вновь отпугнула привередливую минскую богему.

На сцену вышла «Альтанка» - трио Дмитрия Лукьянчика, исполняющее динамичный, яркий фолк с элементами фанка, джаза и даже боссановы. На сцене «Гудвина» они держались уверенно и в рамках вышеупомянутой «глобальной битвы» чуть было не вышли победителями. «Альтанка» выдавала тягучий, корневой сплав медитативной и танцевальной музыки, гигантская бас-домра в качестве аккомпанемента притягивала взоры неофитов, меломаны же старого поколения задумчиво ворчали: «Чего-то в них все-таки не хватает... А, понял: Кирчука не хватает!» (некоторые помнят, что участники «Альтанки» когда-то играли в первом, «золотом» составе «Троiцы»).

«Альтанка» звучала неплохим и ненавязчивым музыкальным сопровождением к шумному девичьему дню рождения, в разухабисто-корпоративной манере гремевшему на втором этаже. Розы, стразы, подарки, задорные тосты захмелевших подружек - весь этот праздник чудесно сопровождался рафинированным джаз-фолком. Увы, когда на сцену вышли обещанные «Нагуаль», переживающие сейчас, пожалуй, самый отчаянный и безудержный творческий период (группа работает в формате квартета, но звучит как очень опасный демонический оркестр из полусотни разъяренных лесников), праздник свернул с накатанной колеи и покатился куда-то в темный лес. Леня, фронтмен группы, отчаянно выкрикивал потаенные мантры на птичьем языке и по-панковски колотил в барабаны. Девочка Анака, которую многие считают ведьмой, с ангельской улыбкой бормотала в микрофон заколдовывающие считалочки и лихорадочно выбивала из цимбал суровую какофонию. Флейтист Виктор Семашко играл что-то свое, личное и потаенное, а басист Дерево и вовсе выдавал задорное диско.

Случайно совпавший с этим мракобесием день рождения превращался, как и положено, в грустный праздник - поначалу ошеломленные гости просто глупо хихикали, потом хихикали недоуменно, перегибаясь через перильца второго этажа, дабы убедиться, что разноцветные хиппующие подростки действительно яростно танцуют под это безобразие.

Когда Леня вместе с послушно поющим залом начал разучивать некое особенно трудно выговариваемое словосочетание на птичьем языке, компания и вовсе встревожилась, вскочила и начала демонстративно петь: «Хэппи бездэй ту ю!» «Нагуаль» эффектно ответил им психо-оперой «Мужик и баба» и вдруг затянул грустную и совершенно форматную еврейскую песню - видимо, в рамках рекламы концерта группы «Наеховичи», который должен состояться в один из следующих «Четвергов». Еврейский романс растревожил празднующих - в первый раз за вечер они удостоили «этих странных чукотских музыкантов» настоящими овациями.

«Я влетел на огромные бабки!» - взволнованно верещал Папа Бо, бегая по лестницам клуба вверх-вниз. «Ты вообще представляешь, как будет реагировать обычная публика «Гудвина», допустим, на рэгги-фестиваль или концерт «Солнце-Цветы», если у них даже «Нагуаль» вызывает истерику?» - участливо поинтересовалась корреспондент «БелГазеты».

«Я уже понял: это будет серия камикадзе-вечеринок, - мрачно пообещал Папа Бо. -Но мы не сдадимся».
Добавить комментарий
Проверочный код