Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№4 (574) 29 января 2007 г. Тема недели

Европейцы осознали, что такое Беларусь?

29.01.2007
 

Баян ШИЯНОВ

Что говорят

Валерий ФРОЛОВ, экс-депутат ПП НС. Вся эта демократия, права человека - то, что Европа проповедует столетиями, - нам чуждо. Так что тут внимание и осознание весьма посредственное. Россия уже рассматривает вариант «северной трубы», Украина выражает готовность к транзиту. Я боюсь, как бы в конце концов мы не остались никому не нужными. Будут потом считать, что есть тут какое-то непонятное образование под названием «Беларусь» - и все. Она всех настораживает, пугает своей неопределенностью и непредсказуемостью. О чем можно говорить, если приехал председатель ПАСЕ, и у него была только мысль, как «развернуть диалог» здесь. Я такой позиции не понимаю. Как-то они пытаются способствовать какому-то смягчению режима, уже 12 лет пытаются. Их попытки нам помочь перестроиться, что-то изменить выглядят абсолютно бесперспективными. Последний пример - приехавший председатель ПАСЕ. Без всяких условий приехал мужик. Что-то у нас изменить - это как из булыжника сделать алмаз.

Юрий ХАЩЕВАТСКИЙ, режиссер-документалист. Безусловно, Европа осознала значимость Беларуси в геополитическом смысле этого слова. Но меня огорчает то, что они до сих пор не совсем понимают нашей внутриполитической ситуации. Они не понимают, например, что Россия уже с 1999г. идет по пути Беларуси, хотя они утверждали, что наш демократизирующийся восточный сосед поведет и нас в том же направлении. Их предупреждали, а они говорили: «Нет, Россия поможет демократизировать Беларусь!». Белорусский режим им кажется стабильным, но возьмем для примера стабильную Северную Корею…

Валерия КОСТЮГОВА, политолог. Они всегда знали, что такое Беларусь. Я не думаю, что европейцы когда-либо не осознавали значимость нашей страны. И я не думаю, что их мнение о нас может существенно измениться в ближайшее время. Однако наша значимость в их представлении не очень велика. Нефтегазовый конфликт, в результате которого российские энергоресурсы временно перестали поступать в Европу, случился не в первый раз. В отличие от россиян и белорусов, европейцам, чтобы что-либо понять, не нужно лишаться нефти и газа. Они умеют смотреть на карту. Что касается товарных потоков, то Европа для нас свои рынки никогда не закрывала. Если имеется в виду беспошлинная торговля, то ее не может быть по определению: европейцы так не умеют. Когда говорят, что нужно развернуться в сторону Европы, то надо учитывать, что товарные потоки не идут туда, куда разворачивается президент Лукашенко. Он обычно разворачивается в сторону Китая, Венесуэлы, Ирана, но туда наши товары не идут. Понятие «развернуться в сторону» в белорусской действительности никак не связано с экономикой.

Алекс ДЭВИД, лидер группы Atlantica. Зачастую рядовые европейцы вообще не знают, что такое Беларусь. Когда им говоришь, откуда ты приехал, они тут же хотят посмотреть на карту и спрашивают «А где это?». Поэтому говорить, что нас заметили, особо не приходится.

Сергей ПАНЬКОВСКИЙ, руководитель аналитической группы «Наше мнение». Конечно, ситуация с перебоями поставок энергоносителей вызвала беспокойство в Европе, и беспокойство это вполне объяснимо. С другой стороны, иллюзорные, я бы даже сказал, неадекватные ожидания белорусского лидера от Европы исходят из ряда ложных посылок. Европейцы считали, что демократизация Беларуси во многом тормозится со стороны России, заинтересованной в том, чтобы сохранить статус-кво. Однако ухудшение белорусско-российских отношений европейцы не будут использовать для борьбы с Россией. Часто говорят «борьба с Западом», но на самом деле европейцам это неинтересно, они никакой борьбы не ведут. Поэтому сложные отношения с Россией не будут способствовать активизации отношений с Европой и Беларусью: я лично участвовал во встрече с главой ПАСЕ ван дер Линденом еще осенью, и он интересовался, каким будет отношение белорусов к его визиту. Так что теперешняя его поездка не была вызвана непосредственно конфликтом с Россией. Европа выдвинула свои требования, и ее претензии достаточно ясны. Пока ни один влиятельный европейский политик не высказался в том смысле, что нашему президенту все прощено и все забыто.

Юрий ПОЛЕСОВ, гастарбайтер. Я уже два года живу в Англии. Так вот, им вообще пофиг, кто и как живет в Беларуси. Парламентарии ЕС периодически поднимают «белорусский вопрос» только из вежливости. Рядового англичанина или француза мы вообще не интересуем. Они даже слабо представляют, где эта Беларусь. Кто-то называет нас провинцией России, кто-то смутно представляет себе нас, живущих где-то между Россией и Турцией. У них есть свои проблемы, связанные с иммигрантами. Вот они четко знают, что такое Пакистан, потому что арабов там все люто ненавидят. Они четко знают, что такое Литва, Польша: это дешевая рабочая сила, которая выгодна работодателю и невыгодна английскому рабочему. Они четко осознали, что такое Россия: в их газетах пишут только о богатых олигархах и бедных жителях Москвы. Но они не осознали, что такое Беларусь. Когда я в первый раз приехал, я был в шоке: мне казалось, каждый европеец будет точно знать, кто я и откуда - хотя бы из-за Лукашенко…

Леонид ЗЛОТНИКОВ, экономист. Поскольку мы в ВТО не входим, для наших товаров на европейском рынке введены определенные квоты. Например, по текстилю. Если бы они были выше, Беларусь зарабатывала бы немного больше. Но эта разница была бы несущественной, потому что там приходится жестко конкурировать с китайской продукцией, и наши заработки тут и так на пределе. Поскольку система торговых преференций со стороны ЕС действует до сих пор, для 80% белорусских товаров не устанавливаются пошлины. Что касается нефтепродуктов, то их как вывозили, так и будут вывозить в полном объеме. Вообще же, Европа не ощущает последствий повышения наших транзитных тарифов. Их ощущает Россия. Вот если перекрыть кран… В этом отношении Европа значимость Беларуси как владельца транспортных труб осознает. Но эта значимость воспринимается скорее негативно. Так что еще неизвестно, хорошо ли нам от этого: Европа может начать действовать в неблагоприятном для Беларуси направлении.

Дмитрий ЛИХВАН, предприниматель, владелец магазина в Польше. Да, конечно, осознали. Вон перед Новым годом мои польские партнеры всегда спрашивали: «А что там у вас слышно? Как ваш Лукашенко будет договариваться?» Вот о ситуации в России им ничего неизвестно. Для них Россия - это просто большая дикая страна. А Беларусь - это для них Европа. Они много знают о Беларуси, в частности о наших музыкантах, которые играют у них. В Восточной Польше, например в Бяла Подляске, вообще все считают, что они белорусы, а не поляки. Только для многих из них наша страна - часть Речи Посполитой. Иногда, когда с ними про политику говоришь, начинаешь волноваться: есть поляки, которые всерьез верят в восстановление этой державы.

Ольга БАРАБАНЩИКОВА, певица. Уже знают. Или по крайней мере гораздо лучше знают, чем раньше. Сейчас, когда я говорю, что из Беларуси, они представляют, где это. А раньше было похуже. Пять лет назад еще шутка проходила, что Беларусь - это штат возле Чикаго, и они говорили: «А, да, точно - мы так и думали ». В политику я не лезу - не разбираюсь, но мне кажется, что это благодаря нашим успехам в спорте, культуре…
Добавить комментарий
Проверочный код