Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№4 (574) 29 января 2007 г. Радости жизни

«Оскар»оносец

29.01.2007
Белорус добрался до финиша «Дакара»

Евгений КЕЧКО

В наступившем году белорусский автоспорт вышел на новый виток развития: впервые в истории отечественный экипаж принял участие в самом престижном внедорожном турнире - трансафриканском марафоне «Дакар». Несмотря на то, что в итоге международная команда - в составе белорусов пилота Сергея Шкеля, инженера-механика Владимира Мотуза и штурмана латыша Александра Иннусса - расположилась в начале второй сотни итогового протокола (105-я позиция), результат многие признали успешным: из 515 стартовавших экипажей до финиша добрался всего 301. Как стало ясно после общения с представителями белорусского экипажа, для многих участников неважно было итоговое место. Главное - увидеть Розовое озеро (конечный пункт) и умереть. Потому как эмоций не хватает даже для радости.

Когда поговоришь с пилотом Сергеем Шкелем, понимаешь, почему именно он стал избранным. Шкель привык во всем проявлять инициативу. В свое время он не только организовал клуб «Внедорожник», но и заручился поддержкой НОК при проведении внедорожных соревнований. Теперь договорился с латышской стороной, в результате чего специально для его экипажа был создан автомобиль «Оскар», который оценивается в среднем в 300 тыс. евро. Кроме того, пилота выделяют отменное чувство юмора и патриотизм. Его искренне задевало то, что многие из участников марафона называли нашу страну Белоруссией: «Они никак не могли понять, что такое Belarus - страна или национальность ».

- Для нас гонка могла закончиться еще в Европе, ведь мы чудом успели на паром, перевозивший участников в Африку. Из разговора с другими экипажами я понял, что такой Европы никто не ожидал - многие рассматривали европейские трассы как прогулку перед тяжелыми испытаниями в африканских странах. Мы к этим рассказам относились спокойно, т.к. были дебютантами и даже не знали, на что рассчитывать. Когда уже в Португалии с дистанции начали сходить гонщики, имеющие мировые титулы, мы поняли, насколько все серьезно. В Испании мы банально наскочили на пень. Благодаря Вове Мотузу за час восстановили автомобиль, в итоге на трех колесах добрались до теплохода, хотя шансов было мало.

- Много ли зависело от сопровождающих экипажи техничек?

- Очень, причем там тоже люди опытные. Водителем нашей технички был вице-чемпион Европы по автокроссу. Поражал подход к делу различных команд. Когда развернулась одна из служб поддержки, я понял, что площадка «Славянского базара» отдыхает: экипаж мог и душ принять, и в туалет сходить.

- Насколько вы довольны своим штурманом?

- В плане навигации Александр не совершил ни одной ошибки, хотя для «Дакара» это в порядке вещей. Бывало, нас обгонял какой-то экипаж и довольно быстро удалялся. А спустя пару часов та же машина вновь уходила вперед, намотав из-за ошибки штурмана лишний круг.

Вообще в отношениях между представителями команды всякое может случиться, ведь «Дакар» - маленькая война. Причем ни с каким-то очевидным противником, а в первую очередь с самим собой, с условиями, с нервами. Уже через пару дней мы были «никакими», приходилось спать в жестких сиденьях, а с учетом неимоверных нагрузок, когда за рулем приходилось проводить минимум 16 часов в сутки, организм сильно устает. Хорошо, что без травм обошлось.

Но больше всего мы поражались мотоциклистам. Вот где героические люди! Когда такой снимает экипировку, все тело в синяках и ссадинах, глаза выдают определенную неадекватность. Мотоциклисты даже спали в шлемах. Приходилось видеть, как они падали обессиленными и прямо под мотоциклом засыпали. Когда их поднимали вместе с техникой, они продолжали путь, как будто ничего не произошло. На привалах подходили водители, причем ни к кому не обращались, разговаривали сами с собой, а потом удалялись.

- Как складывались отношения с другими участниками гонки?

- Все зависит от человека, но на конкурентов никто не обижался. Если едешь в определенной группе, можешь помочь попавшим в беду экипажам. Но если застрял где-то один - шансов на помощь мало. Автомобили проезжают мимо, но пилоты и штурманы не злорадствуют, а понимают, что в случае остановки сами рискуют выбыть из гонки. Верить можно только в себя. К тому же я заметил, что после «Дакара» атеистов не остается: каждый верит в своего Бога, молится на фотокарточки.

- Часто ли попадали в опасные для жизни ситуации?

- Никогда не думал, что в Африке буду ехать в условиях гололеда. На одном из участков трассы камни были настолько мелкими, что складывалось впечатление, что едешь по льду. Нажимаешь на педаль тормоза, а машина мчится еще быстрее. Причем по краям дороги стоят огромные баобабы, которые в случае чего вряд ли подвинутся. В экстремальные ситуации попадали многие. Одно время нам казалось, что мы замыкаем гонку: позади нас не было видно ни одного участника. Но когда в ночное время оказались на горе, увидели, что вся равнина светилась многочисленными знаками SOS. Наиболее серьезные испытания ожидали спортсменов в горах. В Марокко были повороты на 180 градусов, где колесо машины от пропасти отделяли 10 см! Видели, как задние колеса впереди идущего автомобиля зависали над пропастью. Неприятные ощущения вызывало осознание того, что пилот и штурман позади тебя видят то же самое.

- Вы выступали на автомобиле латвийского производства. Как считаете, каковы шансы «МАЗа» на участие в «Дакаре»?

- Многие спортсмены выражают мнение, что в Восточной Европе у «МАЗа» наиболее реальные шансы выставиться в гонке, там ждут наши автомобили. Кстати, отечественный автомобиль способствует национальному единению, в чем я убедился на примере «КамАЗа». Когда экипаж россиян въехал в один из городов, показалось, что это не африканский, а российский город: кругом флаги, поддержка людей, приехавших из разных уголков России.

- После «Дакара» вы сказали, что в будущем году реально бороться за место в числе 25 лучших. Выше замахнуться реально?

- Этот вариант для нас был бы наиболее приемлемым, т.к. тягаться с заводскими командами просто нереально. К примеру, только двигатель команды Volkswagen стоит порядка 750 тыс. евро. Опять-таки из-за финансовых сложностей мы не можем позволить себе накаты в Африке: транспортировка автомобилей очень дорога. Но есть и позитив: к автомобилю мы уже привыкли, вкус «Дакара» почувствовали, к тому же в прошлом году латышский экипаж, выступавший на такой же технике, занял 12-е место. Так что есть к чему стремиться.
Добавить комментарий
Проверочный код