Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№4 (574) 29 января 2007 г. Общество

Поднебесная в гостях у синеокой

29.01.2007
Китайцы помогут нам изобрести порох и шёлк

Ася КАЛИТИНА

Громкое «Ни хау!» сказала Китаю Беларусь на прошлой неделе: 26 января в БГУ прошла презентация нового Республиканского института китаеведения им. Конфуция, что стало «огромным событием не только для сферы образования Беларуси, но и для укрепления наших двусторонних отношений», как заметил посол Китая в Беларуси У Хунбинь.

Китай заинтересован в продвижении своего языка по всему миру: с 2004г., когда был открыт первый институт им. Конфуция в Сеуле, в 34 странах создано уже около 80 подобных институтов. Республиканский институт китаеведения им. Конфуция в Минске стал третьим на территории СНГ. На открытии говорили, что «у нас с Китаем есть взаимные интересы», не единожды повторяли, что открытие института - это «очередной шаг на пути сближения двух дружественных стран». Ученые НАН надеялись, что это поможет развитию белорусско-китайского технопарка, представители Минобраза напоминали: стране, в которой с этого года«систематически с первого класса стали изучать китайский язык», необходимы грамотные кадры, потому что таких«школы всего три», а«мы бы хотели, чтобы они были во всех регионах».

«Великий Конфуций говорил, - начал свою речь министр образования Александр Радьков, - когда камень бросают в воду, он всегда попадает точно в центр круга». Так и Беларусь, по его мнению, попала в центр круга, установив отношения с КНР. Он напомнил, что много тысяч лет назад, когда Европу населяли дикие племена, в Китае уже была цивилизация: «Они дали человечеству бумагу, порох и шелк», а сегодня мы можем вместе «разрабатывать новые технологии». «Нам приятно, что студенты из Китая учатся в нашей стране, мы заинтересованы в том, чтобы они на наших заводах проходили практику, осваивали наши тракторы, комбайны, автомобили», чтобы потом мы могли продавать эти товары.

Замминистра иностранных дел Виктор Гайсенок заметил, что «с китайской стороны существует высокая заинтересованность в развитии отношений между нашими странами на всех уровнях: политическом, экономическом, культурном… Как демонстрацию характера этих отношений мы рассматриваем и открытие института имени Конфуция».

О развитии отношений говорил и китайский посол. 23 года назад он проходил стажировку в БГУ и сейчас не преминул вспомнить те времена, когда «улыбающийся, но очень суровый тогдашний проректор БГУ г-н Шарапо диктовал нам, как надо учиться здесь».

Когда речи иссякли, выступили студенты Академии музыки - китайские девушки в ярких платьях с веселой песней и хрупкая девушка в розовом платье с ветвями цветущей сакуры. Пока последняя перебирала струны какого-то национального инструмента, одна студентка за дверью бойко объясняла журналистам, почти слово в слово повторяя речь ректора МГЛУ Натальи Барановой, что «как минимум в середине века китайский язык будет мировым языком на одном уровне с английским. И если наша страна сегодня этого не осознает, мы можем уже лет через 20 многое потерять».

Сам институт расположился в небольшой аудитории N407 «У нас здесь есть мини-типография, копировальная техника, факс и три компьютера. Мебель хорошая», - показывал хозяйство Александр Шарапо. «На первых порах нормально», - соглашались гости. «Но потом надо бы больше», - тихо произнес кто-то у двери. Словно услышав эти слова, Радьков почти шепотом, еле различимо стал говорить декану факультета международных отношений о новом здании, которое скоро построится.

Разговор прервал проректор Пекинского университета языкознания и культуры профессор Лин Гуали. Он преподнес в дар декану статую Конфуция. Вторую такую же статую передали министру. Гости уже спускались вниз, где их ждала заключительная часть программы. Журналистов туда не пустили. «Все, закрывайте дверь! Это не для прессы!» - блондинка в пышной юбке захлопнула дверь прямо перед носом представителей СМИ.

Корреспондент «БелГазеты» снова поднялась этажом выше, в только что открытый институт китаеведения. В 407-й аудитории уже никого не было. На столе блестел медным боком Конфуций. Спиной к двери, лицом к желтому с журавлями огромному вееру на одном из трех компьютеров дама раскладывала пасьянс «Паук». Напротив, у кабинета восточных языков, стояли четверо студентов с направлениями в руках. Один из них, услышав от корреспондента «БелГазеты» об открытии института китаеведения, завил, что «он был всегда, только назывался центр «Иероглиф». Другой, менее информированный, сомневался, «кому это вообще нужно». «Учитывая то, что только в России к 2020г. будет более 40 млн. китайцев, а к 2040г. - более 100 млн., - нашелся их товарищ-россиянин,-это, может, и оправдано: надо же как-то с соседями общаться. Вот увидите, человеком будущего может стать китаец». Их четвертый товарищ прервал долгую речь о демографической ситуации в Китае и экспансии Поднебесной на Запад анекдотом: «Оптимист учит английский, пессимист изучает китайский, а реалист - устройство автомата Калашникова». Друзья прервали его неожиданным: «Да ну, тебя… Что с того, что мы будем изучать еще один язык. Вон Ленин девять языков знал.»

ПРИКЛЮЧЕНИЯ КИТАЙЦЕВ В БЕЛАРУСИ

Студентов из Поднебесной в столичных вузах появляется все больше. «Я приехал сюда учить русский язык, как и почти все китайцы », - рассказывает выходец из китайской провинции Джоу. - У нас сейчас начали развиваться отношения с Россией, и можно найти работу дипломата. Меня родители делают бизнес с русскими и хотят, чтобы я продолжал их работу ». Расхожий миф, будто в Беларусь последователи Конфуция едут из-за дешевизны нашего образования, китайцы не подтверждают: «Обычно гуманитарное образование в нашей высшей школе стоит около $800 в год, здесь же мы платим в два раза больше на журфаке, и в три - на «международном», - рассказывает студент-международник Лу. В Москве, по уверениям иностранцев, учить русский гораздо дороже, чем в Беларуси. Тем не менее сказать, что стоимость нашего образования для них копейки, нельзя: «Нам вот собирались поднять цену на $200, так мы вместе с другими иностранцами - иранцами, афроамериканцами - написали коллективное письмо ректору, и они отказались от своего решения ». Экономны жители Поднебесной и в быту: по уверениям Джоу, «типичный китайский студент тратит на еду не больше $150 в месяц », хотя о себе он говорит: «Не умею готовить, поэтому часто кушаю в университетской столовой - в итоге $200-250 в месяц ». В китайские рестораны студенты БГУ не ходят, хотя в целом оценивают их неплохо: «Есть места, где правильно готовят рис, и места, где он невкусный, но и там, и там цены очень большие. Поехать домой мы не можем: во-первых, поездка туда-обратно обходится в $1000, во-вторых, нельзя пропускать учебу». В жилье большинство китайцев избирательны: «Общежитие нам давали сразу, но мы не смогли там жить: очень ужасные условия, мало места, да и с едой проблемы: то иранцы холодильник обчистят, то еще кто. К тому же и иностранцы, и белорусы постоянно смеются над нашими вкусовыми пристрастиями. Поэтому сейчас я снимаю с другом из лингвистического университета квартиру на Я.Коласа за $250 плюс коммунальные. Так же поступает и большинство остальных ». Еще одной неприятной особенностью жизни в Беларуси ребята называют скинхедов, хотя «до избиения дело не доходило: один раз убежали, один раз милиционеры помогли ». А вот с девушками у последователей Конфуция не складывается. «Меня дома в деревне девушка ждет - там любовь, - рассказывает Джоу, - а с вашими любви быть не может. Ваших красавиц только деньги интересуют и дорогие дискотеки. Я с тремя пробовал встречаться - так всегда заканчивалось одинаково».
Добавить комментарий
Проверочный код