Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№4 (574) 29 января 2007 г. Личный вкус

Недетские книжки

29.01.2007
 

Леня КОШЕЛКИН

* Пелевин В. «Empire V. Повесть о настоящем сверхчеловеке» * Сорокин В. «День опричника»

ПЕЛЕВИН В. «EMPIRE V. ПОВЕСТЬ О НАСТОЯЩЕМ СВЕРХЧЕЛОВЕКЕ». - М.: «Эксмо», 2006

Книжкина фишка. Виктор Пелевин уже забил осиновый кол в гроб постмодернизма в «Македонской критике французского разума», точно определил вектор развития V Империи в «Священной книге оборотня» и надругался над идеологией московского мейнстрима в «ДПП (НН)». Осталось немногое - гламур и дискурс, два краеугольных камня переходного общества.

О чем книжка. «Гламур - это секс, выраженный через деньги». Или наоборот - «деньги, выраженные через секс». А дискурс - «секс, которого не хватает, выраженный через деньги, которых нет». Именно гламуру и дискурсу учат начинающего вампира Раму, некогда бывшего человеком Ромой. Вампиры в лице Великой Мыши создали мир и вывели человека, чтобы сосать из него субстанцию, именуемую баблос. Класс халдеев, менеджеров рангом пониже, через которых вампиры осуществляют руководство человечеством, известен поклонникам Пелевина из «Поколения П».

В общем, мир устроен жестоко, но разумно: вампиры правят миром Empire V ; халдеи отстраивают развитой постмодернизм - культуру эпохи Vampire Rule ; интеллектуалы «посылают знаки и проституируют смыслы» ; политики «самим фактом своего появления на политической сцене доказывают, что перед нами б… и провокатор» ; женщины в процессе интимной близости «чем шумнее сопят и охают, тем больший объем инвестиций пытаются освоить».

Все при деле. Альтернатив анонимной диктатуре гламура и дискурса, сосущей нефть из земли и баблос из человечества, в рамках этой цивилизации нет и быть не может, в чем к концу романа на собственном печальном опыте убеждается вампир Рама. Как справедливо и вполне по-шестидесятнически замечает один из героев, «мы с вами интеллигентные люди. А значит, взявшись за руки все вместе, мы до смерти залижем в ж… любую диктатуру. Если, конечно, не сдохнем раньше времени с голоду». Но с анонимной диктатурой постмодерна этот фокус не проходит. Виктор Олегович не любит «общество потребления» вообще и его рублевско-пятоимперский вариант в частности. Альтернатив вампиризму у него нет, поэтому финал романа довольно мрачен, хотя по-постмодернистски открыт для разнообразных толкований, вполне конформистских и абсолютно нонконформистских. Разницы между ними никакой: баблос все равно отсасывают.

Плюсы и минусы. Плюс - тема гламура, дискурса и общества потребления закрыта. Минус - роман лишен динамики и состоит из множества диалогов, по сути, сводящихся к авторскому монологу.

СОРОКИН В. «ДЕНЬ ОПРИЧНИКА». - М.: «Захаров», 2006.

Книжкина фишка. Если Пелевин замахнулся на гламур V Империи, то коньком Владимира Сорокина является дискурс. Его антиутопия проецирует державно-охранительную риторику сегодняшней России на ее будущее.

О чем книжка. 2027г. Россия наконец-то поднялась с мозолистых колен, нацепила валенки, кафтаны и прочую этнографическую хрень. Восстановлена монархия, в ознаменование чего Кремль выкрашен в белый цвет, народ поделен на земщину и опричнину, воцерковлен и приобщен к национальным истокам. После добровольного сожжения загранпаспортов Россия вернулась к Московии XVII в.: на площадях публичные порки, границы перекрыты, элита пирует с гуслями и прибаутками, носит байковые портянки и ездит на «толковища». Во имя социальной стабильности возродилась опричнина: добры молодцы на «меринах» (на бампере - собачья голова, на багажнике - метла), как при Иване IV, искореняют врагов государевых: впавших в опалу вельмож вешают на воротах их усадеб, жен коллективно насилуют, челядь разгоняют, дома сжигают.

Роман удивительно целомудрен: на семь печатных листов - всего одно коллективное совокупление опричников в бане. Геополитические реалии переосмыслены: ставший ведущей промышленной державой Китай поставляет Святой Руси необходимые товары - от мобильников и «меринов» до продуктов питания, в Европе остались только худосочные «киберпанки» с примесью арабской крови да беглые либералы, которые от «червия, стервой-падалью себя пропитающего», отличны лишь «вельмиречивостью, коей, яко ядом и гноем смердящим, брызжут вокруг себя». Страну связуют с внешним миром две трубы - Западная (в Европу) и Восточная (в Китай), для экспорта газа. С китайцами, уже заселившими Сибирь, отношения хорошие, Европе газ периодически перекрывают. Есть, однако, и явный позитив в области прав человека: легализованы легкие наркотики и решен еврейский вопрос. Над остальными вопросами приходится работать опричникам.

Плюсы и минусы. Владимир Георгиевич замахнулся на исследование архетипов русской культуры - плюс. Минус - обычно блистательная сорокинская стилизация в романе оказывается несколько небрежной.
Добавить комментарий
Проверочный код