Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№4 (574) 29 января 2007 г. Личный вкус

И в Гаване все спокойно

29.01.2007
Канал: Cuba Vision. Адрес: Astra 1 11508 Mhz 22000 Ks/s v [708] a [728] p [708]. Время: четверг, 25 января. 10.00-24.00.

Родион РАСКОЛЬНИКОВ

После того как 80-летний лидер кубинской революции Фидель Кастро передал бразды правления страной своему брату Раулю, у многих небезразличных к развитию ситуации в регионе появились сомнения. Выдюжит ли Рауль? Сможет ли в одиночку противостоять всем империалистам мира? К 10 утра 25 января 2007г. сомнения у одного отдельно взятого обозревателя «БелГазеты» достигли апогея. Найдя в списке спутниковых каналов ТВ острова Свободы, он погрузился в информационное пространство страны, давшей миру сахарный тростник и сигары.

В глаза сразу бросилось то, что телевидение Кубы, страны победившей революции, острова равенства и справедливости, мало чем отличается от телевидения обычных стран, где есть место эксплуатации, социальному неравенству, угнетению одного класса другим. Логотипом канала Cuba Vision является раскрытый глаз, расположенный на Западе телеэкрана и глядящий на Восток этого самого экрана. Но не какой-нибудь злокозненный, прищуренный глаз, вроде того, что изображен на американском долларе. Нет, добрый, справедливый глаз. Такой глаз мог быть у Ленина. Или у Крупской. Или у Зюганова в молодости, до первых преступных контактов с отдельными олигархами. Ясно было, что глаз олицетворяет весь кубинский народ, докеров и прачек, точильщиков мачете и солдат, высматривающих в ночном небе американские самолеты-шпионы…

На телеэкране начался разговор. Двое мужчин, один в белом пиджаке, другой - в желтом, о чем-то говорили по-испански, неспешно и обстоятельно. Таким тоном не рассуждают о проблемах, заговорах и переворотах. Таким тоном не сетуют на плохое состояние здоровья Фиделя. Значит, все в порядке. Значит, держится Рауль. Значит, не проймет его мировая закулиса. Первое напряжение спало, и я позволил себе отлучиться на завтрак.

Вернувшись, я обнаружил на экране все тот же глаз и все тех же мужчин. Они говорили уже час. Говорили, обращаясь не к зрителю, а исключительно друг к другу. Чувствовалось, что им хорошо вдвоем. «Неужели таким должно быть телевидение страны, где нет места эксплуатации?» - кольнула меня мысль. Откровенно не хватало изображения счастливых, свободных лиц гаванских докеров и точильщиков мачете. «А что ты хотел? Если телевидение сделать интересным, на него попрут рекламодатели, оно превратится в буржуазный проект», - успокоил я себя. Я погладил белье и убрался в комнате. В сотый раз пролистал старый альбом черно-белых фотографий «Гавана. Город пламенеющих небес». А по Cuba Vision продолжали говорить двое мужчин. Один в белом пиджаке, другой - в желтом. На третьем часу я попросил прощения у острова Свободы и убежал на работу.

Первое, что я сделал, примчавшись домой, - включил Cuba Vision. «Если там снова два этих типа, значит, там победила хунта, скрывающая от граждан информацию, как это было с «Лебединым озером» во время ГКЧП», - подумал я. Но по Cuba Vision пошли новости.

Школа тележурналистики острова Свободы очень интересна: о ситуации собственно в стране не было сказано ни слова. Показывали преимущественно скандалы на Всемирном экономическом саммите в Давосе, новые антибушевские выступления в США и какие-то митинги на Ближнем Востоке.

Потом новости культуры. Здесь рассказывали о Кубе. На экране появились счастливые лица, пусть даже не докеров и не точильщиков мачете, а художников и, кажется, музыкантов. Все они вместе нахваливали выставку ранних фотографий Кастро, открывшуюся в Гаване. Новости закончились, и начался фильм. Он был сделан в довольно необычном для мирового кинематографа жанре документального мюзикла. По джунглям ходила компания из шести музыкантов в национальных костюмах, которые время от времени останавливались под какой-нибудь особенно живописной пальмой и начинали петь. Потом у них брали короткое интервью, и они снова отправлялись глубокомысленно ходить по джунглям. Очень интересный фильм, все два часа пролетели незаметно.

Но вот по экрану поплыли титры. «Что же дальше? Неужели покажут обращение Рауля? Или какую-нибудь старую речь Фиделя?» - терзался я. Вместо этого с триумфальными и немного садистскими улыбками вновь возникли двое дядек. Один в белом пиджаке, другой - в желтом. Только тот, что был в белом, надел желтый пиджак. И наоборот. Впрочем, это мне могло показаться.

Они снова начали что-то обсуждать на испанском, быстро забыв и о зрителе, и о времени, и обо всем остальном. Вслушиваясь в их спокойное, уверенное болботание, я понял: пока на Кубе такое телевидение, никакая революция ей в принципе не грозит.
Добавить комментарий
Проверочный код