Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№2 (572) 15 января 2007 г. Визави

Говорите громче

15.01.2007
Вас записывают для фонотеки

Елена АНКУДО

На беду вымогателям и террористам белорусская милиция создала еще одну базу учета. По сообщению телеканала ОНТ, к отпечаткам пальцев и образцам крови преступных элементов добавили голос, который будет храниться в фоноскопических лабораториях. Отныне обсуждать незаконные планы лучше всего в лесу, про себя и в полном одиночестве: а вдруг в кармане у собеседника окажется диктофон? В этом случае голос злоумышленника может попасть в новую базу данных и остаться там навсегда. Какого развития событий можно ждать в дальнейшем, корреспонденту рассказали начальник 6-го управления Государственного экспертно-криминалистического центра (ГЭКЦ) МВД Сергей ЛЯЧКАНОВ и один из лидеров оппозиции, отбывающий срок «на химии», Николай СТАТКЕВИЧ.

Сергей ЛЯЧКАНОВ: «ПОСТАВИМ НА УЧЕТ ВСЕХ, КОГО ПОЛОЖЕНО»

- Сообщение о фоноскопической базе данных заставило задуматься о том, как много информации можно собрать о человеке: отпечатки пальцев, образцы крови, запаха. Теперь еще и голос. Для чего?

- О создании систем идентификации личности задумались около десяти лет назад, когда в деятельность МВД начали внедрять автоматизированную дактилоскопическую идентификационную систему. Сначала люди относились к ней настороженно, но после событий 11 сентября взгляды изменились: в отдельных штатах США проводится стопроцентная дактилоскопическая регистрация. Все, что позволяет идентифицировать личность - отпечаток пальца, радужная оболочка глаза, кровь, сперма, голос, должно быть поставлено на защиту граждан.

Беларусь задумалась об этом несколько раньше соседей по СНГ. Для этих целей требуются немалые материальные средства, но безопасность граждан стоит того. Создание фонотеки в последние годы не потребовало больших затрат, поскольку всю работу можно выполнять с использованием аппаратуры, предназначенной для фоноскопических исследований. Проводились организационные мероприятия, тестирование техники и программного обеспечения, разрабатываемые отечественными и зарубежными учеными. И только в истекшем году нам удалось частично обновить свой несколько устаревший за десять лет парк оборудования.

- О том, что милиция собирает видеоархив нарушителей закона, известно многим. Почему до сих пор не сообщалось о работе с аудиозаписями?

- МВД не считало это необходимым. В 2001г. во исполнение указа президента, утвердившего программу борьбы с оргпреступностью и коррупцией, появилось постановление Совмина, предусматривающее создание фонотеки. В районных, городских, областных подразделениях милиции она будет своя, самая полная - в ГЭКЦ.

- Каков принцип работы с голосовой базой данных?

- Голоса людей записываются и хранятся с помощью определенной аппаратуры. Компьютерная программа предусматривает вход в базу данных для сравнения некоего образца голоса с уже имеющимися - для идентификации личности. Возможности программы со временем будут расширяться, это позволит раскрывать преступления, связанные не только с телефонным терроризмом и вымогательством.

- Чьи голоса будут храниться в фонотеке?

- Мы соберем образцы голосов лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления: угроза совершения теракта, убийства, изнасилования и некоторые другие преступления. Попадут сюда и оставленные «следы» (например, сообщение о минировании школы, вымогательство), записанные на пленку. Чтобы вы поняли значимость любой базы данных, вспомню недавнее изнасилование и убийство в Минске маленькой девочки. Задержать преступника удалось благодаря его «следам», оставленным на месте двух происшествий: однажды мужчина уже совершил похожее преступление.

- Голос человека, который несколько дней назад сообщил о минировании трубопровода «Ямал-Европа», уже занесен в базу данных?

- Да. Возбуждено уголовное дело, фонограмма поступила на экспертизу.

- Сколько голосов предполагается хранить в фонотеке?

- Сегодня можно говорить лишь о нескольких тысячах, что на два порядка меньше дактилоскопической базы. С годами это число будет расти в зависимости от числа совершаемых тяжких преступлений. Поставим на учет всех, кого положено.

- Как вы относитесь к мнению некоторых оппозиционно настроенных граждан о том, что их голоса в обязательном порядке поместят в базу?

- С улыбкой. Мы заносим в базу данные тех, кто нарушил закон. Если какой-либо оппозиционер совершит преступление, он будет в базе, как и любой бизнесмен, чиновник или простой гражданин, нарушивший закон. Милиция аполитична. Возможно, в будущем появятся программы, позволяющие делать выборку телефонных разговоров по ключевому слову («взрыв», «наркотики», «убийство»). Технический прогресс позволяет на это надеяться.

- Будет ли фонотека пополняться, в т.ч. голосами из прослушанных телефонных разговоров?

- Нет. Хочу обратить внимание, что фонотека создана в МВД - ведомстве, которое хотя и занято поиском преступников, но работает в жестких рамках закона. Цель фонотеки - формирование базы данных из голосов тех, кого уже привлекали к ответственности. Преступников не прослушивают - они дают показания.

Нет сомнений, что спецслужбы большинства стран в своей деятельности используют видеонаблюдение и ведут запись различных переговоров, хотя не афишируют эту деятельность. На этот счет в каждой стране есть соответствующее законодательство. Предполагаю, что Беларусь - не единственная страна, где создается фонотека: у нас есть немецкое оборудование, подходящее для этих целей. Наверняка аналогичным пользуются и в других странах.

Беларусь работает открыто, по решению правительства. И предупреждает: совершенное преступление будет раскрыто. К этим словам прислушиваются. Когда насильников начали ставить на генетический учет, отбирая для этого соответствующие образцы, число изнасилований значительно сократилось. Большую профилактическую роль призваны играть и другие виды криминалистических учетов, в т.ч. фонотека.

- Могут ли угрозы или сообщение о преступлении, записанные на пленку, стать доказательством в суде?

- Нет, аудиозапись приобщают к делу, после чего ее необходимо проверить на достоверность. Доказательством может стать заключение фоноскопической экспертизы.

- Каково техническое оснащение фонотеки, кто с ней работает?

- Технический комплекс базируется на стандартной вычислительной, аудио- и видеотехнике. Программное обеспечение для ведения фоноскопического учета создано в Беларуси, оно намного дешевле немецких аналогов. Техника используется не только для учета голосов, но и в повседневной экспертной работе и следственных действиях. К примеру, мы можем очистить от шума аудиозапись допроса, полученную следователем. Никакие спецподразделения в органах внутренних дел для этих целей не создаются. Данные функции возлагаются на действующих экспертов-криминалистов. В ГЭКЦ также этой работой занимаются специалисты, выполняющие фоноскопические экспертизы.

- Каких результатов работы фонотеки вы ожидаете в ближайшем будущем?

- Пока можно только предполагать, ведь к созданию фонотеки приступили недавно. Качественная техника наверняка облегчит поиск преступников и поможет предотвратить ряд преступлений. Мы нуждаемся в новых разработках, поскольку прогресс не стоит на месте, и некоторые используют его в преступных целях. Паспорт уже не кажется таким защищенным, как 5-10 лет назад, поддельные водительские удостоверения попадаются на каждом шагу, а деньги научились печатать даже школьники. Не удивительно, что биометрические параметры приобретают большое значение. С их помощью мы боремся за безопасность граждан.

СПРАВКА «БелГазеты». Сергей Лячканов родился в 1962г. в Нижегородской области (Россия), в семье военного. В 1985г. окончил ВИЗРУ по специальности «радиоинженер», в 2000г. - юрфак БГУ. С 1993г. - в органах милиции; с 1997г. - в ГЭКЦ. В различное время занимал должности эксперта, начальника отдела фоноскопии, замначальника 6-го управления. С февраля 2006г. - начальник 6-го управления.

Николай СТАТКЕВИЧ: «ПОЯВЛЯЕТСЯ ВОЗМОЖНОСТЬ АНАЛИЗИРОВАТЬ ВСЕ ТЕЛЕФОННЫЕ РАЗГОВОРЫ»

- Появление фоноскопической лаборатории свидетельствует об ужесточении контроля за гражданами?

- Да. Бороться таким способом только с криминальным миром очень дорого и малоэффективно. Бандиты, которых в Беларуси осталось мало, для соблюдения тайны отключат мобильные телефоны и пойдут в лес, чтобы их никто не услышал. Зато лидеры политических структур, у которых много контактов в регионах, вынуждены общаться по телефону. Пытаясь соблюдать тайну, они прибегают к конспиративным методам - звонят с почты, телефона-автомата, запасных мобильников. Как видно, чтобы отловить такие разговоры, и понадобилась дорогостоящая затея в виде фонотеки. Для привлечения человека к уголовной ответственности за угрозы или вымогательство она не нужна, т.к. преступника находят по номеру телефона. Банк данных образцов голосов создается, чтобы установить контакты людей.

- Почему лаборатория создана при МВД, если такого рода контроль всегда считался прерогативой КГБ?

- Нельзя не учитывать финансовые возможности МВД - ведомства, которое, к тому же, пользуется большим доверием, чем КГБ. Госбезопасность запятнала себя еще в советские времена, белорусский КГБ сохранил связь с российскими коллегами. На чью сторону могут встать силовики, когда наша оппозиция установит российские контакты? Рискну предположить, что в фонотеку поместят и образцы голосов представителей белорусских силовых структур.

- Вам не кажется, что за разговорами об оппозиции забыты т.н. «телефонные террористы», которых едва ли не в первую очередь упоминают сотрудники МВД, говоря о фонотеке?

- Голосов телефонных террористов в базе не будет. До сообщения о минировании школы потребуется внести в базу данных всех учеников, чтобы установить, кто из них звонил. Теперь вспомните, когда у нас был последний случай телефонного терроризма. Вы хотите, чтобы ради одного-двух звонков в год создавалась и пополнялась новыми голосами фонотека? Овчинка выделки не стоит. Пусть тренируются милиционеры с собаками, это дешевле.

- Чьи голоса, на ваш взгляд, пополнят базу?

- Наибольшее внимание могут привлечь оппозиционеры, офицеры силовых структур и некоторые чиновники. Две последние группы представляют наибольший интерес: генералы могут торговаться с Россией именем белорусского президента. Члены преступных группировок давно поняли, что мобильный телефон - это микрофон, который всегда с тобой, и научились методам конспирации. Поэтому, мне кажется, лаборатория ставит политические задачи.

- Вас когда-нибудь прослушивали?

- Не только про слушивали, но еще и следили силами наружного наблюдения. «На химии» в Барановичах, где я заметил «наружку», у КГБ было мало штатных сотрудников, поэтому он пользовался помощью милиционеров. Последних легко вычислить: это почти всегда двое мужчин в возрасте 25-45 лет, которые сидят в «Жигулях» 5-й или 6-й модели, как правило, белого цвета. Личные автомобили, на которые они могут пересесть для разнообразия, почти всегда можно найти у здания райотдела.

- Какой телефон прослушать легче - городской или мобильный?

- Любой. Городской дешевле: на него «вешают» микрофон. Мобильный можно слушать постоянно. Самая большая проблема - не записать разговор, а расшифровать его. Для этого надо разбираться в личной жизни человека, знать имена его друзей и врагов. Это сложно, поэтому большинство записей не расшифровывается. Известный в прошлом чиновник Георгий Таразевич как-то признался, что в советские годы в Минске ежедневно прослушивали не более десятка человек. Сегодня цифра, возможно, увеличилась до нескольких сотен. Чем она выше, тем больше уходит денег: чтобы постоянно контролировать одного, нужна бригада из нескольких сотрудников.

- Как должен вести себя человек, которому показалось, что его телефонный разговор прослушивается?

- Знать о программе, которая включает запись при упоминании ключевых слов, например, «листовка», «демонстрация», «тиран» и т.д. В разговоре проще обойтись намеком, который поймет собеседник. Листовку можно назвать «материалом», демократию - «мероприятием», Лукашенко я называю «прецедентом». Тот, кто тебя слушает, начнет сомневаться, правильно ли он понял смысл чужой беседы.

Разговоры о прослушке запугивают граждан, это играет власти на руку. В последние годы коммунистического режима в Чехии и Польше телефонные разговоры граждан иногда прерывались, после чего раздавался металлический голос: «Ваш разговор контролирует служба безопасности». В большинстве случаев это не соответствовало действительности, но люди боялись. Публичное сообщение о фонотеке тоже способствует поддержанию уровня страха в обществе.

- С чем связано появление фонотеки?

- С российским фактором. Беларусь переходит в состояние конфликта с Россией. Общество изменилось, власть боится предательства.

- Какие перемены могут произойти после начала работы МВД с фонотекой?

- Над обществом установится более плотный контроль, начнется выявление опасных с т.з. власти контактов, возможные репрессии, запугивание. Впрочем, не думаю, что это будет эффективно. За большие деньги наши спецслужбы получат огромное количество нерасшифрованных разговоров.

СПРАВКА «БелГазеты». Николай Статкевич родился в 1956г. в Крупском районе. В 1978г. окончил ВИЗРУ, военный инженер по радиоэлектронике. После службы в армии окончил военную аспирантуру при ВИЗРУ. В 1986г. защитил кандидатскую диссертацию, после чего преподавал в ВИЗРУ. В 1991г. вышел из КПСС. Уволен из вооруженных сил «за дискредитацию высокого звания офицера». С 1995г. - председатель БСДП «Народная Грамада», координатор «Европейской коалиции». Весной 2005г. приговорен к трем годам ограничения свободы за организацию массовых выступлений в 2004г. против официальных итогов парламентских выборов и референдума. Отбывает срок в Марьиной Горке.
Добавить комментарий
Проверочный код