Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№2 (572) 15 января 2007 г. Тема недели

Михаил Леонтьев: и нас еще пытаются лягнуть...

15.01.2007
 

Виктор МАРТИНОВИЧ

Особенностью российско-белорусских отношений с прекращения нефтяного транзита до «компромиссного» телефонного разговора президентов была предельная откровенность. Стороны вдруг начали говорить друг про друга то, что до этого только думали. Говорить именно в тех выражениях, в которых думали. Получилось очень интересно.

10 января ситуацию вокруг нефти прокомментировал в интервью «Комсомольской правде» большой друг Беларуси, последовательный сторонник Александра Лукашенко, хваливший его накануне мартовских выборов, экономист и телеведущий Михаил Леонтьев: «Причина вовсе не в тарифах: когда разваливали страну, надо было думать головой, а не тем местом, которым у нас обычно думают». По его мнению, границы государства «никогда не меняют добровольно, ничем хорошим такие эксперименты в мире не заканчивались», т.к., если ты отрезаешь куски своей земли, «отдаешь проход к удобствам у себя на даче дяде, то будешь искать способ, простите, справлять нужду у себя в гостиной или унижаться перед соседом, умоляя его разрешить пройти к заветному домику».

По мнению Леонтьева, в случае с нефтяным транзитом «та же ситуация» : «Или унижайтесь перед соседом, или собирайте страну обратно. Есть вещи, которые не решаются несиловым путем в принципе». И далее: «Граница России находится в Бресте, а не в Смоленске. И надо восстановить эту границу», для чего «батьке» «должен быть предъявлен жесткий ультиматум о едином государстве». Телеведущий полагает, что белорусский президент «простите, офигел совсем и ведет себя, как натуральный предатель… Мы должны защищать свою страну и свои реальные границы».

Размышления Леонтьева вызвали эмоциональную бурю у читателей «КП» - более 150 отзывов за несколько часов. Леонтьеву рекомендовали почитать историю и вспомнить, что когда-то территория Беларуси простиралась от Черного до Балтийского моря, называли «президентским шакалом» и т.д. Леонтьеву ответила «СБ», констатировав, что он«превзошел всех в конформности и бесстыдстве». «СБ», которая летом прошлого года обвиняла московскую журналистку белорусского происхождения, обнародовавшую намерения Кремля прекратить дотации экономике РБ, в том, что та работает по «тарифам улицы Тверской», рекомендовала Леонтьеву «навестить на досуге психиатра».

Несмотря на эти рекомендации, очевидно, что в российской идеологической вертикали ведущий программы «Однако» занимает место где-то между замглавы администрации президента РФ Владиславом Сурковым и руководителем Фонда эффективной политики Глебом Павловским. С тем небольшим стилистическим отличием, что там, где Павловский говорит «...действуют с жестким учетом геополитических интересов Запада», Леонтьев констатирует: «Лижут Западу ж…». Другие отличия Павловского и Леонтьева найти трудно - как в плане роли в конструировании новой российской идеи, так и в плане близости к Кремлю. А потому следует очень внимательно прислушиваться к Леонтьеву, утверждающему, что граница России находится в Бресте.

Когда «БелГазета» связалась с Михаилом Леонтьевым 9 января, о примирительном разговоре двух президентов еще не было известно. А потому в своих высказываниях для «БелГазеты» публицист зашел еще дальше, чем в «КП». О химерической белорусской независимости и поддерживаемом Россией суверенитете с Михаилом ЛЕОНТЬЕВЫМ говорил обозреватель «БелГазеты».

- Из слов Владимира Путина на экстренном совещании с правительством 9 января следовало, что на поставках энергоносителей в Беларусь РФ каждый год теряла несколько миллиардов долларов. Почему вдруг сейчас Путин занялся подсчетами?

- Существует в гегелевской диалектике такая штука, как переход количественных изменений в качественные. Мы ведь не просто так деньги теряли. У нас ведь был процесс интеграции. И сейчас он в какой-то мере есть. Только в очень непонятном качестве. И вот то, что это качество стало непонятным, и послужило поводом для появления вопросов. Надежды на интеграцию существуют и сейчас. Просто наша тактика изменилась.

- А в связи с чем она изменилась?

- Как раз из-за гегелевской диалектики, из-за перехода количественных изменений в качественные. Когда долго происходит какой-то процесс, в определенный момент все решает одна-единственная капля. Нам стало ясно, что никакого серьезного стремления к государственному объединению с белорусской стороны нет. Все эти годы все шло по одной и той же схеме: когда мы начинали разговор о коммерческих интересах, в ответ слышали о государственном объединении. Когда заговаривали о государственном объединении, нам предлагалось исходить из коммерческих интересов. Это замкнутый круг, женская логика! В последние годы Александр Григорьевич начал очень активно эксплуатировать эту женскую логику: стоило дискуссии принять невыгодный для него оборот, он переходил к другой теме и системе аргументации.

«НАША ГРАНИЦА НАХОДИТСЯ В БРЕСТЕ»

- Почему вы заявляет о том, что граница России находится не в Смоленске, а в Бресте?

- Я глубоко убежден, что мы - один народ. И наша общая граница находится в Бресте. Я думаю, что у меня и у моей позиции в Беларуси не меньше сторонников, чем в России. Более того, я в этом уверен. И считаю, что могу об этом заявлять.

Да, тезис о нашей границе в Бресте - не официальная позиция РФ. Но мне очень жаль, что это не официальная позиция РФ.

Во всей этой истории интересно не то, какие именно претензии выставляет нам белорусское руководство. Ведь на месте белорусского руководства мы могли иметь в сто раз более худших людей, пытающихся диктовать в сто раз худшие условия. Политики, которые когда-то развалили свою собственную страну, сейчас почему-то решили, что с этим можно ничего не делать. Меня совершенно не интересует логика белорусской стороны. Я, конечно, считаю, что логика неверная, но это их дело. Меня интересует наша логика. А наша логика состоит в том, что после развала СССР можно сидеть сложа руки…

- А Украина - одна и та же страна с Россией? И почему граница России не может находиться за Ужгородом?

- С Украиной все сложнее, и давайте не будем сейчас в этом вопросе ковыряться! Мы ведь прекрасно понимаем, куда мы уйдем! Но 80% населения Украины - наш народ. Или как минимум 50%, что четко видно по тому, как они голосуют на выборах.

«У СТРАН БАЛТИИ НЕТ СУВЕРЕНИТЕТА!»

- Хорошо, а как быть со странами Балтии? Почему они от России отделились, и у них есть суверенитет, а Беларуси суверенитет не светит?

- У стран Балтии нет суверенитета! Где вы видели суверенитет в странах Балтии? Какие признаки суверенитета вы имеете в виду?

- Границы, собственная власть, собственный язык, собственное законодательство…

- Единственный их суверенитет состоит в способности выпендриваться за пределами стандартного европейского законодательства в отношении национальных меньшинств. Наверное, это какой-то суверенитет. Но такой цыганский, я бы сказал… Это государства, у которых нет ни собственной политики, ни собственной экономики, ни собственной инфраструктуры. Только местечковые предрассудки. Которые они в себе тщательно лелеют. Что выглядит глупо даже в глазах Европы.

«ОНИ ЗАРЫВАЮТ СВОЮ КАКАШКУ»

- Вы говорите о диалектике, переходе количества в качество. А вы эти годы всерьез верили в интеграцию? Ведь, кажется, даже чиновники, ею занимающиеся, в последнее время относились к объединению скептически…

- Давайте не будем про чиновников, хорошо? Чиновники - это люди, которые всегда и все гребут под себя. Просто, как собачка, когда покакает, ножками свою какашку загребает, вот они так же и гребут. Никакой веры или неверия у них нет: они заняты конкретным делом - зарывают свою какашку. У нас, в России, таких чиновников ничуть не меньше, чем у вас, поэтому никакого повода для национальной гордости белорусов здесь нет. Но проблема не в этом, а в том, что постсоветская интеграция, российско-белорусская, российско-украинская и даже российско-казахская - безальтернативна. Мы просто не выживем порознь. Кому-то, конечно, может понравиться то, что мы не выживем. Но мы ведь не к этому стремимся, правильно? Альтернатива проста: либо не выжить, либо интеграция.

Реально суверенного белорусского государства быть не может. Оно сейчас существует, но существует как химера. Мы ведь понимаем, что суверенное белорусское государство существует только потому, что Россия гарантирует его суверенитет. Оно есть лишь потому, что есть Россия. Но при этом Беларусь пытается Россию еще и лягнуть.

«ВАМ ВЕДЬ НЕ НАДО НИЧЕГО ЛИЗАТЬ!»

- Отсюда, из Минска, все-таки кажется, что Беларусь - суверенная унитарная республика. И она прекрасно себя в этом качестве чувствует…

- Беларусь находится в переходном состоянии. Такой страны, как Беларусь, быть не может. У нее столько же шансов на полноценный суверенитет, как у какой-нибудь Румынии или Чехии. Они вполне нормальные, исторически сложившиеся государства. Только у них никогда не будет полноценного суверенитета. Эти государства вынуждены постоянно заискивать. И я не понимаю, почему вы, белорусы, наш народ, который всегда был вместе с нами, тоже должны выбирать, перед кем заискивать. Вам ведь не надо ничего лизать! Беларусь - составная часть России, кусок огромной, сильной державы. Не колония, не оккупированная территория, не подчиненные пространства, не автономный округ с компактным проживанием национальных меньшинств. А именно органичная (в национальном, культурном, экономическом и политическом смысле) часть общего с Россией пространства, истории и судьбы. Какая здесь проблема? Откуда глисты взялись в голове, я не понимаю? Но ведь народились как-то! Значит, гнать надо! И такое глистогонное существует. Очевидно, что в данном случае в качестве глистогонного выступило изменение условий поставок энергоносителей.

«МЫ ПРЕВРАТИЛИ БЕЛАРУСЬ В ОФФШОР»

- А если серьезно, то Беларусь получила весьма льготные условия перехода, условия, которых не было ни у кого. И что в итоге? Раньше белорусский президент предлагал разговоры в обмен на деньги. И мы эту схему принимали - когда у нас было хоть какое-то основание верить в эти разговоры. Мы на протяжении многих лет довольствовались обещаниями. Но сейчас никакого серьезного основания верить в разговоры уже нет.

То, что происходило в последние годы с дотированием вашей экономики, очень трудно оценить. Как-то трудно подобрать термин для миллиардных потерь, которые мы несли. Если в этом не было умысла - это разгильдяйство. Если же умысел был - преступление. По сути дела, мы просто грабили себя, при этом развращая дешевыми ресурсами не только белорусскую экономику, но и свою.

- Это как же?

- А очень просто. За счет всех этих нефтяных дел мы, по сути, превратили Беларусь в оффшор, через который наши нефтяные кампании очень удачно отмывали налоги.

- Каким образом?

- А очень просто. Пока не ввели пошлины, они перерабатывали в Беларуси сырую нефть и продавали нефтепродукты. Таким образом, были фактически ликвидированы пошлины на вывоз. Прекрасный вариант! Только нам оно надо? Потери бюджета носили огромные масштабы. При этом белорусская экономика развивалась нормально и могла существовать и без этих вливаний.

Ваша система стабильна. Изменив условия поставок энергоносителей, мы отнюдь не ставим вас на колени. В качестве сравнения давайте вспомним историю с Кубой. Вот там, да, там Россия действительно «кинула», когда после краха СССР отказалась продолжать дотирование режима Кастро. Но Куба для нас не Беларусь, хотя там тоже была определенная братская эйфория. Пересмотр условий поставок энергоносителей - не тотальный «кидок». Повторюсь, мы предлагаем переходные условия, которых не предлагали никому. И при этом нам устраивают блокаду в ответ на эксклюзивные, лучшие в мире условия поставок энергоносителей! Не странно ли это?

«С УКРАИНОЙ РОССИЯ - ВСЕГДА ДЕРЖАВА»

- А как далеко Россия должна пойти в защите своих экономических интересов? Журналист Юлия Латынина, например, предложила решить «белорусский вопрос» за полчаса, с помощью одного парашютно-десантного полка. На ваш взгляд, введение войск было бы оправдано?

- Юлия Латынина - сложный человек. Ее постоянно кидает в разные стороны. Поэтому я бы абстрагировался в своих комментариях от обсуждения ее мнения. Что же касается введения войск, то в Беларуси уже есть парашютно-десантный полк. Даже дивизия. И, насколько я понимаю, они в боеготовности...

- Если объединение не состоится, стоит ли Кремлю вернуть газотранспортные и нефтетранспортные сети, которые сейчас находятся в собственности Беларуси, «обеспечить проход к удобствам» в вашей терминологии?

- Я не вижу среднесрочной и долгосрочной альтернативы объединению. Этой альтернативы быть не может. Это же касается не только Беларуси, но и Украины. Воссоединение с Украиной и Беларусью - вопрос существования державы Российской. Как сказал Збигнев Бжезинский, с Украиной Россия - всегда держава, без Украины - не держава. Бжезинский абсолютно прав.

«ГЛИСТЫ - ВЕЩЬ ДИНАМИЧНАЯ»

- Вы упомянули о «глистах»… В какой момент они завелись?

- Давайте так: глисты были у всех вокруг. Но глисты - вещь довольно динамичная. Они могут появляться, могут исчезать - вопрос гигиены.

- И если они не исчезнут, что должна предпринять Россия в отношении официального Минска?

- Россия должна понимать, что если сейчас Лукашенко является общенациональным лидером, абсолютно легитимно поддержанным большинством белорусов, то этот факт надо принимать во внимание. Это не значит, что нужно идти на всяческие уступки ему (как показала ситуация с газом, на уступки может идти и он).

Если же это не так, если Лукашенко не является лидером, легитимно поддержанным большинством белорусов, нужно исходить из чего-нибудь другого. Раньше я полагал, что с точки зрения динамики интеграции проблема существует с двух сторон. Сейчас Александр Григорьевич поступается собственными идеями, лозунгами и собственной политикой. Это выглядит нелепо. Как будто он не понимает, что дискредитирует в первую очередь самого себя.

СПРАВКА «БелГазеты». Михаил Леонтьев родился в 1958г. в Москве. В 1980г. окончил общеэкономический факультет Московского института народного хозяйства им. Плеханова по специальности «экономика труда». После окончания института работал в различных НИИ, затем поступил в ПТУ N86, которое окончил в 1985г. по специальности «столяр-краснодеревщик». В 1989г. стал корреспондентом отдела политики газеты «КоммерсантЪ». В 1990г. - завотделом экономики «Независимой газеты». В 1993г. принимал участие в организации газеты «Сегодня» (замглавного редактора). На ТВ - с апреля 1997г., сначала на ТВЦ, затем на ОРТ. В настоящее время - политобозреватель Первого канала, ведущий программы «Однако». Женат, имеет троих детей и внучку.
Добавить комментарий
Проверочный код