Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№49 (568) 11 декабря 2006 г. Тема недели

Синдром гаечного ключа

11.12.2006
 

Иван ДУБОВЕЙ

На прошлой неделе немало граждан РБ столкнулось с вопросом о своих и чужих правах и их защите. Больше всего, как и положено, не повезло самим правозащитникам и общественникам: на них административные шишки сыпались градом. Рикошетом досталось политикам и активистам НГО. Бочком на белорусское правовое поле вступило и международное сообщество, которое уломали-таки обратить внимание на голодовку Александра Козулина.

Общую тональность неделе задал 4 декабря известный общественный деятель Александр Милинкевич. По версии пресс-секретаря Милинкевича Павла Можейко, Александра Владимировича заподозрили «в незаконном распространении наркотиков и спиртного», хотя экс-«единый» всего-навсего собирал подписи за выдвижение демкандидатов в депутаты местных советов (судя по предварительным результатам, не очень удачно). Анонимный доброхот якобы сообщил в милицию, будто пассажиры автомобиля, в котором общественный деятель прибыл в Белоозерск, торгуют наркотиками и спиртным, после чего Милинкевич и его помощник вместе с машиной были строго досмотрены, доставлены в Белоозерский ГОВД и осчастливлены составлением протокола. Такое впечатление, что среди сотрудников силовых структур есть кружок пиарменов-любителей, озабоченных созданием вокруг Милинкевича максимального количества информационных поводов. Ведь даже самый отчаянный сторонник действующей власти вряд ли поверит, что экс-«единый» отправился в Белоозерск на предрождественскую распродажу конопли и стеклоочистителя.

7 декабря, по истечении срока давности, было прекращено административное дело в отношении правозащитника Олега Волчека, не удовлетворенного таким исходом и намеренного настаивать на своей полной реабилитации. В начале сентября у Волчека на границе конфисковали книги «Выборы президента РБ в 2006г. Факты. Комментарии», обвиняющие власть в фальсификации выборов. КГБ в лице председателя Степана Сухоренко заключил, что книги представляют угрозу национальной безопасности. Вероятно, до прочтения этих книг силовики не были знакомы с точкой зрения оппозиции и правозащитных структур на итоги выборов.

17 октября Волчек уже был оштрафован за свой проступок на Br1,55 млн. По его аргументации, «при наличии в моих действиях состава административного правонарушения меня должны были осудить до 2 ноября… Если даже предположить, что Сухоренко прав, его заключение датировано 29 сентября, а 2 сентября книги еще были свободны для перемещения». Вообще же оценка путевой библиотечки правозащитника с точки зрения ст.193 ч.5 КоАП о «несоблюдении порядка применения мер экономической политики и других ограничений при перемещении товаров и транспортных средств через таможенную границу» впечатляет. Ничего личного, просто таможня добро не дает.

5 декабря конфисковано имущество Белорусского Хельсинкского комитета (БХК). По сообщению пресс-службы БХК, расстаться с компьютером, факсимильным аппаратом и прочей оргтехникой пришлось согласно решению Высшего хозяйственного суда (ВХС), вынесенному по делу о налогах на средства, полученные в рамках программы ТАСИС. Еще летом 2004г. хозсуд Минска снял с организации обвинения в уклонении от налогов на «тасисовские» средства. Однако решение было опротестовано, и в конце 2004г. президиум ВХС обязал БХК уплатить налоги и штрафные санкции на сумму порядка Br160 млн. Наконец, 1 ноября 2006г. хозсуд Минска постановил конфисковать часть имущества БХК на Br255 тыс. в счет штрафов и задолженностей. БХК считает, что вердикт президиума ВХС противоречит решению Департамента финансовых расследований Комитета госконтроля о прекращении уголовного дела, подтверждающему, что сумма спорная и организация не обязана уплачивать налоги с нее.

6 декабря оппозиционную активистку Кристину Шатикову навестила участковая по делам несовершеннолетних, озаботившись судьбой ее детей - 8 и 10 лет от роду. На вопрос о причинах визита госслужащая честно ответила: «Вы сами все понимаете». Затем она провела беседу, упомянув президентский декрет N18 «О дополнительных мерах по госзащите детей в неблагополучных семьях». После диалога на тему изъятия детей у социально неблагополучных родителей Шатикова призналась пресс-службе ОГП: «Мне подходит почти все, кроме алкоголизма и наркомании. Вовлечение детей в антисоциальную деятельность - это то, что я участвую в оппозиционных акциях. Аморальный образ жизни - это мои задержания во время акций. То, что у меня за это штрафы, что у меня задолженность по квартплате. То, что я разведена и одна воспитываю детей». В общем, объяснили человеку.

6 декабря Анжелику Борис, экс-лидера Союза поляков в Беларуси, вызвали в УКГБ по Гродненской области в качестве свидетеля по делу о контрабанде наркотиков. Допрос был связан с инцидентом 29 октября, когда на погранпереходе «Привалки» в машине Борис и ее коллег обнаружили весьма экзотический наркотик амфетамин. В УКГБ у нее изъяли паспорт.

НАРЕЗКА РЕЗЬБЫ-2

Список инцидентов, судебных вердиктов и разъяснительных бесед далеко не полный. Однако очевидно: осуществляя проект по реставрации «лучшего, что было в СССР», власть автоматически занесла в эту категорию практиковавшуюся в 70-80-е технологию выяснения отношений с диссидентами и правозащитниками. Тогда считалось, что несогласные, радикализм которых часто не простирался далее требования неукоснительно соблюдать советскую Конституцию, дьявольски социально опасны. Потому и норовили их осудить за тунеядство, а лучше вообще за притонодержательство. В Беларуси, кстати, сколько-нибудь сильного диссидентского движения не было. Похоже, ныне мы наблюдаем исторически неизбежную попытку закрыть этот досадный пробел.

Но сколько ни прессовали охранители орденоносно-колбасной эпохи страшную советскую «диссиду», способную разрушить тогдашнюю стабильность посредством прочтения ксерокопии романа Солженицына под одеялом или пересказа шепотом на кухне бородатого политического анекдота, искоренить крамолу не удавалось. Приходилось задействовать все новые и новые ресурсы, все более и более ужесточать правила игры в социуме. Закончилось это тем, что весь «развитой социализм» накрылся алой звездой за считанные дни. И погубили его не оппозиционеры и правозащитники, а своя же идеологически подкованная номенклатура, регулярно требовавшая от компетентных органов пожестче закручивать гайки, и вполне лояльные обыватели, которых это закручивание гаек достало. Стоит ли напирать на гаечный ключ по второму разу?
Добавить комментарий
Проверочный код