Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№49 (568) 11 декабря 2006 г. Тема недели

Премиально-разгрузочные

11.12.2006
Козулин как вызов

Янка ГРЫЛЬ

К концу прошлой недели, когда судьбой заключенного Александра Козулина наконец заинтересовались спецдокладчик Совета ООН по правам человека Адриан Северин и верховный комиссар ООН по правам человека Луиза Орбур, стало ясно: по большому счету, ни оппозиция, ни Запад испытания «феноменом Козулина» не выдержали.

Заключенный Александр Козулин привлек внимание лишь тогда, когда вес его упал до 65 кг, хотя голодает с 20 октября (тогда он весил 105 кг). Общественность зашевелилась к середине недели, уговаривая его прекратить голодовку: мол, мы оценили твой подвиг. Хотя Козулин, собственно, требовал не оценки, а внесения т.н. «белорусского вопроса» на рассмотрение Совбеза ООН.

Кстати, как выяснилось 5 декабря, Amnesty International не считает Козулина узником совести, хотя получила соответствующее предложение еще до суда над ним. По словам правозащитника Олега Волчека, сначала инициаторам ответили, что AI будет следить за процессом, затем, во втором письме, пояснили: «Два эпизода обвинений, по которым экс-кандидат в президенты признан виновным, являются политически мотивированными, а в третьем эпизоде - обвинении Козулина в том, что он разбил портрет Лукашенко, представители Amnesty International усмотрели признаки насилия со стороны экс-кандидата». В данном случае AI проявила единодушие с белорусской Фемидой.

В тот же самый день Александр Милинкевич инициировал выдвижение Козулина на соискание премии Мартина Энналса, охарактеризованной им как «престижная». Думается, на решение общественного деятеля повлиял тот факт, что ему самому 12 декабря предстоит получать в Страсбурге от Европарламента премию им. Сахарова в размере 50 тыс. евро, в связи с чем демэлекторат не раз рекомендовал экс-«единому» поделиться с заключенным. Должно быть, советники подсказали Милинкевичу соломоново решение: раз одному Александру выдают премию, то и другому нужно. Не имени Сахарова, так имени Энналса.

СПРАВКА «БелГазеты». Премия Мартина Энналса названа в честь первого генсека AI. Учредители - одиннадцать правозащитных организаций, представленных в комитете по присуждению премии: Amnesty International, Human Rights Watch, Human Rights First, Международная федерация прав человека, Всемирная организация против пыток, Front Line, Международная комиссия юристов, German Diakonie, Международная служба прав человека, International Alert, Системы информации и документации по правам человека (HURIDOCS ). Выдвинуть кандидата может любой желающий на сайте www.martinennalsaward.org при наличии трех независимых рекомендаций от правозащитных организаций. Собранные заявки рассматриваются ежегодно с 1 октября по 1 декабря, до 10 декабря выбирается победитель. Размер премии - 20 тыс. швейцарских франков ($16 тыс.), которые лауреат обязан потратить на дальнейшую защиту прав человека. Лауреаты: Акбар Гянджи (Иран), Арнольд Цунга (Зимбабве, 2006), Ахтам Наисс (Сирия, 2005), Лидия Юсупова (Россия, 2004), Алирио Урибе Муньос (Колумбия, 2003), Жаклин Мудейна (Чад, 2002), «Пис Бригейдз Интернэшнл» (2001), Иммакуле Бирахека (Конго, 2000), Наташа Кандич (Югославия, 1999), Эйад Эль Саррадж (Палестина, 1998), Самуэль Руис Гарсия (Мексика, 1997), Клемент Нванко (Нигерия, 1996), Асма Джангир (Пакистан, 1995), Харри Ву (Китай, 1994).

Почин Милинкевича был поддержан белорусскими правозащитниками - руководителем ликвидированного правозащитного центра «Вясна» Алесем Беляцким, главой также ликвидированной «Правовой помощи населению» Олегом Волчеком, правозащитниками Людмилой Грязновой и Валерием Щукиным, экс-судьей Конституционного суда Михаилом Пастуховым и и.о. председателя Белорусского Хельсинкского комитета Гарри Погоняйло. Нет сомнений в том, что все перечисленные деятели руководствовались самыми благородными побуждениями.

Возможно, кто-то разглядит некий сакральный смысл в том, что имя Козулина может попасть на скрижали истории рядом с дорогими каждому белорусу именами правозащитников Мудейна и Бирахека. Только Александр Козулин - не правозащитник и не общественный деятель. Он политик, в отличие от большинства лидеров сегодняшней оппозиции продемонстрировавший способность ставить сверхзадачи и добиваться их достижения радикальными средствами (а иных в распоряжении заключенного просто нет), рискуя собственной жизнью. Можно как угодно относиться к номенклатурному прошлому Козулина или его манере вести политическую полемику, но он пришел в оппозицию бороться за власть, а не заниматься перекрестным взаимопремированием. Демократический же мейнстрим сначала спорил, кто этот Козулин - «раскольник» или «проект власти», потом брезгливо не замечал, а когда голодающий потерял 40 кг, предложил премию Энналса на поправку здоровья. Спасибо тебе, Александр! Премиально-разгрузочные $16 тыс. в тюремном ларьке потратишь.

По словам Милинкевича, премия Энналса «станет… мощным международным обращением к режиму в Беларуси - начать освобождение политзаключенных», хотя Козулин обращался, собственно, к странам - членам Совбеза ООН.

6 декабря до демлидеров, вероятно, стало доходить, что премией Энналса проблему не решишь. И тогда Милинкевич призывает Владимира Путина, Джорджа Буша, Жака Ширака и Ангелу Меркель «сделать все возможное, чтобы спасти жизнь Александра Козулина», а политсовет ОДС обращается в Совбез и Совет ООН по правам человека.

Сергей Скребец, сидевший вместе с Козулиным, обнародовал письмо-манифест с призывом прекратить голодовку, поскольку цели ее почти достигнуты. Бесхитростный Скребец чересчур резок, когда заявляет, что смерть Козулина была бы «выгодна не только существующей власти, но и тем лидерам, которые сегодня находятся в оппозиции к ней», и поименно их называет, обвиняя в саботаже козулинских предложений Милинкевича, Винцука Вячорку, Сергея Калякина, Владимира Колоса, Алеся Пашкевича, Владимира Нистюка, Сергея Антончика. Как-то слишком много виноватых. Может, дело не в персоналиях?

* * *

Внесистемный Козулин столкнулся сразу с двумя системами. Благодаря одной из них он оказался в колонии. Благодаря другой «инициирован» на утешительную премию Энналса. «Ничейный» экс-ректор, как выяснилось, не нужен ни России, ни Западу. До последнего времени за него продолжали бороться только жена и немногие единомышленники. Появление неких жизнеутверждающих пузырьков на поверхности отечественного демболота - его личная заслуга. А вручать премию Энналса раньше, чем наступит судьбоносный час торжества белорусской демократии, как-то некорректно. И не только по отношению к Козулину.
Добавить комментарий
Проверочный код