Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№49 (568) 11 декабря 2006 г. Sexus

Измена

11.12.2006
Без тормозов

Дмитрий НОВИЦКИЙ

Я сам виноват. Оставил ее одну на неделю. Уехал в командировку, вернулся - а она не заводится. Ну ладно, бывает: может, свет забыл выключить. Или пояс верности, который называют сигнализацией, всю энергию высосал. Я ее погладил, попросил прощения, прикурил с другого аккумулятора - неохотно, капризничая, она завелась.

Ничего. Бывает. Бывает со всеми, но с моей - в первый раз. Она не должна так себя вести! Мы же любим друг друга, любим - значит, хотим, хотим - значит, любим.

Она завелась, я молча поехал. И вроде все, как всегда, но что-то не то. Подогрев сидений работает, но греет как-то не так. На газ нажимаешь - едет, руль вращаешь - поворачивает. Но все как-то не так. Как раньше.

С того раза все было чуть-чуть не так. С виду все как обычно. Но я чувствовал, что в красную зону на тахометре она уходит не так охотно, и скольжения ей не так интересны. Я получаю удовольствие, но былого азарта нет, потому что только мне одному хорошо. Ей вроде тоже неплохо, но я чувствую, я знаю: внутри она меня не хочет.

Я себя утешал: так бывает, это время. Время стирает все. И острые пики отношений становятся гладкими обмылками семейного быта. Первый восторг от обладания проходит, и ты цепляешься к каждой мелочи. О ней мечтает каждый, а я вижу потертости, знаю, что неисправен лямбда-зонд и сайлент-блоки сзади не мешало бы поменять. Поэтому и восхищаюсь ею меньше чужого человека. Но мы любим друг друга!

Это было не время. Это другое. Страшное. Когда отношения превращаются в работу. Скелет совместной жизни, который без горячей плоти эмоций - ничто. Мы делаем так, так и так - и зрителям кажется, что все в порядке. «Они счастливы вместе» - вот реплики из зала. Но оба понимают, что это лишь игра. Когда опустится занавес, ты останешься один на один со скелетом. Без фальшивых улыбок. Это ужасно.

Я боялся. Я боялся себе признаться, что у нас - так. Что у нас скелет в шкафу семьи. Я боялся, потому что знал: произнеси я это вслух, все закончится очень быстро. Найдется ли на Земле человек, способный разрушить иллюзию счастья? Ведь даже она лучше несчастья.

Я люблю. Поэтому молчал. И на людях улыбался, говорил, что мы счастливы вместе, что мы идеально подходим друг другу, а под маской текли слезы. Я плакал, но ничего не менял. Любовь. Ее удавку не снимешь. Противоядия никто не придумал. Лекарство - время.

Я горел. На огне одного еще можно быть. Инвалид живее трупа. А как все начиналось! Я всегда мечтал о машине. Подростком - особенно. Как читал автомобильные журналы! Как смотрел автомобильные каталоги! Секс - жалкое подобие того, что происходило. Мечтал. Но отдавал себе отчет в том, что эти красавицы никогда не будут моими. Они слишком дороги для меня. Я не могу себе этого позволить: слишком большие расходы. Объекты восторга предназначены для властителей жизни. У них есть материальные блага. Но я выйду из игры победителем, потому что дышу козырным тузом: любовью. Пока чирва не стала пикой, она способна на чудо. Ведь красавицы на подиумах красивы не потому, что красивы. Просто они накапливают в себе восхищенные взгляды, впитывают в себя любовь. Встреть ее потом один на один, чуть грязненькую, чуть выпившую - ничего особенно. Моя Таврия ничуть не хуже. Если ее любить - еще лучше. Красивее. Да вы и сами знаете. Дедушкина Волга из гаража, которую он лелеял всю жизнь, вызывает больше взглядов, чем новая Alfa. Альф много. Такая красивая Волга - одна. Все ее одногодки из-за нелюбви и невнимательности хозяев давно уже в могиле. А она блестит. Чудо!

Любовь способна на чудо. Это заметно по женщинам и машинам. Нелюбимая редко выглядит хорошо. С любовью каждая распускается, как цветок. Чтобы дать плод и(или) засохнуть.

Мне не нужны были модели с подиумов автосалонов. Мне нужна была моя. Любимая.

Я искал. Сначала в Интернете. Одиноких машин много: существует масса сайтов и газет с объявлениями. Но результаты интернет-поиска разочаровали. Написано: красавица, приезжаешь - уродина. И мозгов нет. Особенно у машин из Америки: воруют в дороге. На улицах тоже бесперспективняк. Они все заняты. Можно, конечно, отбить у другого. Но это нечестно. Дискотеки-рынки? Слишком много косметики, слишком мало правды. Поэтому я решил поехать в Германию. Там рано списывают в утиль. А любителей старины называют некрофилами. Пусть так.

Ее звали 406. Он ее уже не любил. Страсть была раньше, но сейчас угасла. Он заказал ее в самой богатой комплектации, с мягким кожаным салоном, с мощным мотором, климат-контролем, литыми дисками. Ее я видел в журнале! Она была в моих юношеских снах! С ней мы обнимались в мечтах! Но он ее разлюбил. Давно не покупал ей новую обувь, на кузове морщинки. Он ее разлюбил, поэтому расстался легко. И она о нем не плакала. Хотя сразу в руки ко мне не пошла: затаилась, думала, открываться или нет. Вдруг и он сделает мне больно?

«Милая, я тебя люблю. Я никогда не сделаю тебе больно». Она поверила. Я ее помыл, почистил, отполировал, устранил все дефекты. Я не жалел денег! У меня их не много, но я не жалел. Покупал все, что она просила, - косметику, новые побрякушки, оплачивал все счета! И заправлял. Боже, как я любил вливать в нее эту жидкость - эликсир счастья, настойку любви! Зальешь полный бак и знаешь: вся ночь впереди. Когда я был чуть моложе, мог кататься всю ночь. С любой. Сейчас - только с ней. Просто получать удовольствие от езды, а потом на работе с красными глазами получать понимающие взгляды товарищей.

Бухал? Занимался любовью!

Все равно не поймут, им лишь бы на работу с работы, диван-кровать. Мы были романтиками. Помнишь, как в первый раз я сорвал тебя в скольжение? Там, на пустой площадке, где никого не было. Только ты и я.

Я долго подбирался к этому моменту. Не каждый решится предложить своей машине скольжение. Многие даже не знают, как это прекрасно. И думают, что скользить - это тупо дернуть ручник. Нет, ребята, это целая наука. Сначала ты аккуратно увеличиваешь скорость и анализируешь поведение. Вот чуть-чуть заскользила передняя ось, теперь плавно сбрасываем газ. Ага! Вот оно, счастье! Мне попалась с подруливающей попой! Мечта каждого автомобильного маньяка! И теперь смелее, чуть резче, контрсмещение, резкий сброс газа - ПАЕХХХХХАЛИ!!!

Тебе понравилось? Ей нравилось!

Я потел и старался. Пусть от этого страдало ее здоровье, пусть приходилось водить к докторам после таких упражнений. Главное, НАМ нравилось. А теперь, похоже, нравится только МНЕ. Я не любил с тобой расставаться. Даже на день. Когда ты была в больнице, я толкался в общественном транспорте и понимал, что я должен быть единственным. Ты должна быть моей. И даже лучшему другу нельзя! Только ты и я. Конечно, я засматривался на других. Я же нормальный мужик! Когда рядом едет Ferrari, больших трудов стоит не вспотеть руками. Но я мужественно говорил: «Подумаешь! Ты гораздо лучше. Потому что я тебя люблю».

Я даже родителям тебя показал. Ты им не очень понравилась. Сказали, не очень практичная. В деревне даже не показывайся, засмеют. ОНА и КАРТОШКА? Несовместимо! Там любят других. А я люблю тебя.

Люблю, но ты стала другой. Вроде все то же самое. Но что-то не то. Странные потертости на бампере, чужой запах по утрам. Троишь, заводишься с ленцой. Сторож говорит, никого не было. Меня не обманешь! Что-то было. Что-то было. Я ничего тебе не говорил. Я собирал информацию. Отпечаток другой, широкой шины. Шум удирающего на предельных оборотах мотора, когда я подхожу к стоянке. Не было только одного, завершающего штриха: бумажки «Куплю ваш автомобиль» под дворником. Я же не знал, что это не человек.

Все произошло слишком быстро. Я ничего не успел понять. Увидел только черный BMW, который метнулся через три ряда на встречную, скальпелем вспоров автомобильный поток. Он разрезал их всех, полоснул по венам двойной сплошной - и ударил!

Темнота. Хруст. Страх. Боль.

Я увидел их, когда меня подняли на носилках. Они обнимались. Они целовались. Они любили, смешно подняв крылья к небу. Над каждым по венцу битого стекла. На их фарах дрожали капли тормозной жидкости. Гаишник держал фату рулетки. Вокруг ездили другие машины. Они стыдливо отводили глаза. Я выл.

Но я тебя, суку, все равно восстановлю!

Автор - креативный редактор «Автобизнес-Weekly»
Добавить комментарий
Проверочный код