Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№47 (566) 27 ноября 2006 г. Портмоне

Камасутра и НПО

27.11.2006
20 млн. евро на госперестрахование

Сергей ФИЛАТОВ

№ 47 [566] от 27.11.06 - Богатым событиями оказался III квартал для белорусского страхования. Внешне без особого напряжения произвели страховщики 16-миллионную выплату в связи с гибелью белорусского спутника, уменьшив свои чистые активы минимум на 15%. Увидел свет новый страховой кодекс, который по соотношению количество страниц/сроки подготовки побил все рекорды законотворчества последнего времени. Новой Библией для страховщиков он не стал, скорее Камасутрой, но самим страховщикам, похоже, и это уже неинтересно. Зачем лишний раз становиться в позу…

Тихо и незаметно, задолго до заслуженной пенсии оставил занимаемую должность бессменный гендиректор «Белгосстраха», опытный специалист Виктор Шуст, сумевший мобилизовать гигантский административный ресурс, чтобы госстраховщик заполучил все возможные эксклюзивы и преференции на страховом рынке. Ушел не по своей воле. Но по чьей, за что, почему и кому не угодил - все посвященные предпочитают об этом умалчивать.

И все же главной интригой последнего времени стало создание Национального перестраховочного общества (НПО), на что государство не поскупилось выделить 20 евро млн. и, похоже, останавливаться на этом не намерено. В соответствующем постановлении правительства предусмотрены ежегодные дополнительные бюджетные вливания в капитал этой организации.

Идея создания общества возникла еще лет 12 назад как альтернатива предложениям особо ретивых чиновников запретить внешнее перестрахование, являвшееся, по их мнению, каналом перекачки валюты за рубеж. Разница состоит лишь в том, что по старому проекту роль государства в таком обществе ограничивалась всего лишь блокирующим пакетом, страховщики обязаны были предлагать этому обществу излишние риски на своих условиях, и национальный страховщик мог принимать риски только в пределах исключительно своих собственных финансовых возможностей.

По новому указу фактически вводится некая страховая продразверстка: «излишки», т.е. часть неподъемных для единичного страховщика рисков, в обязательном порядке должны передаваться госперестраховщику. По символической цене - за 4% комиссионных, в 4-5 раз ниже рыночных цен. И часть эта ежегодно будет прирастать на 10%. При этом НПО обязано контролировать все договоры перестрахования в стране.

И дело даже не в размерах комиссии. Страховщики ломают голову, как будет работать новая структура, что делать с портфельной облигаторной защитой, не остановится ли процесс перестрахования внутри республики вследствие введения в отлаженный механизм дополнительной шестерни.

Да и экономика здесь просматривается слабо - под те $1-2 млн., которые в лучшем случае сможет собрать НПО в первый год работы, вполне достаточно было бы и сопоставимого размера уставного капитала. Хотя о какой экономике может идти речь, если создается структура, наделенная одновременно правом осуществления коммерческой деятельности и правом контроля конкурентов, которые при таком раскладе из конкурентов превращаются в своего рода вассалов?!

Есть в страховании базовый принцип - наивысшее доверие сторон (Utmost Good Faith), из которого проистекает базовый принцип перестрахования - следование судьбе страховщика (Follow the Fortune). Эти принципы выработаны практикой нескольких веков. Такие понятия, как «судьба» или «доверие», достаточно абстрактны, и в законах их прописать непросто. Тем не менее эти принципы посуровее любых указов и постановлений, поскольку их игнорирование приводит к тому, что с нарушителем никто не станет иметь дело.

Первый принцип не следует понимать буквально, поскольку последовать судьбе белорусского страховщика захочет разве что субъект с ярко выраженной наклонностью к суициду. Речь здесь идет об обязанности перестраховщика следовать решениям и действиям цедента, в нашем случае - страховщика. А что касается второго принципа, то оснований доверять государству у белорусских страховщиков за последние годы вроде бы и не возникало.

Как выстроятся отношения главного перестраховщика с подконтрольными ему страховщиками - трудно гадать. Настораживает то, что главными страховыми консультантами НПО прописаны «Белгосстрах» и «Белэксимгарант», перестраховочной защиты которых остальные белорусские страховщики почему-то избегают.

Но проблема имеет и другой аспект. Для крупных инвесторов (в которых страна вроде бы заинтересована) важно не только, каким белорусским страховщиком его риски в Беларуси будут застрахованы, а главное, кем они будут перестрахованы. И дело здесь не в том, что капитал белорусского госперестраховщика мизерный по европейским меркам, не говоря уже об опыте его работы на рынке. По степени т.н. политических рисков Беларусь находится далеко не в лучшей позиции в мировом списке, поэтому уповать на национального перестраховщика, находящегося в зоне того же политического риска, иностранный инвестор вряд ли станет.

Остается только надеяться, что через несколько лет, в течение которых республика намерена вообще отказаться от иностранного перестрахования и замкнуть все риски на себе, главный белорусский страховщик попросит многомиллиардных грандов мирового перестрахования подвинуться.

Впрочем, перестраховывать можно научиться. Было бы что страховать.
Добавить комментарий
Проверочный код