Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№45 (564) 13 ноября 2006 г. Тема недели

Дмитрий Рогозин: «Под русскими мы понимаем белорусов»

13.11.2006
 

Виктор МАРТИНОВИЧ

Совершенно очевидно, что после состоявшегося 4 ноября «Русского марша» и озвученной прокремлевским политологом Глебом Павловским концепции «коренного жителя» Россия - уже совсем не та страна, с которой Беларусь начинала объединяться в 1996г. Пожалуй, нас одинаково не устраивают оба возможных наших места в новой объединительной парадигме: «коренные жители», т.е., в сущности, не белорусский, а русский народ, и «некоренные жители», т.е. белорусское нацменьшинство.

Что такое современный русский национализм и каким образом в его условиях можно объединяться, обозреватель «БелГазеты» выяснял у депутата Госдумы Дмитрия РОГОЗИНА.

В ноябре 2005г., когда Рогозин возглавлял партию «Родина», эту организацию сняли с выборов в Мосгордуму - за предвыборный ролик, призывавший «очистить Москву от мусора» (в сюжете Рогозин полемизировал с карикатурными «лицами кавказской национальности», а слово «мусор» можно было трактовать очень широко).

В ноябре 2006г. Рогозин был одним из организаторов «Русского марша». Поскольку все либеральное российское экспертное сообщество убеждено, что Рогозин - «кремлевский проект», а «Русский марш» затеян путинскими технологами, в последний момент испугавшимися собственноручно инициированной волны фашизма, ко всему сказанному депутатом в интервью «БелГазете» о национальном вопросе и белорусах следует прислушаться.

- Некоторые аналитики утверждают, что «Русский марш» организован по заказу Кремля. Так ли это?

- Мне трудно комментировать абсурдные вещи. Марш не согласовывался с Кремлем и был организован по инициативе патриотических организаций, вошедших в оргкомитет. У нас был очень жесткий контроль над лозунгами манифестантов, серьезно подошли мы и к обеспечению безопасности участников. Власть не поддерживала нас, она нас испугалась. Причем испугалась больше террористической угрозы. В Москве прошла целая войсковая операция по недопущению массового собрания русских людей.

- С чем связана такая реакция?

- Избавив себя от угрозы появления серьезной оппозиции в парламенте и региональных думах, приняв закон «О борьбе с экстремизмом», под который можно подогнать любых самостоятельно мыслящих деятелей, власть убила политику как таковую, насаждает тоталитаризм. Реакцией общества на эти действия будет перенос политики из парламента на улицу, уличные шествия и т.д. В деятельности несистемной оппозиции для власти кроется большая угроза. Власть столкнется с ростом самосознания граждан, акциями прямого действия. Главным ее оппонентом является русское национальное возрождение, проявляющее себя в таких формах, как «Русский марш».

КТО ЗАИНТЕРЕСОВАН В ДЕСТАБИЛИЗАЦИИ?

- Но вы согласны, что дестабилизация обстановки в результате роста национализма косвенно может сыграть на руку Путину? Он наведет порядок и предстанет спасителем России…

- В этом есть доля правды. Кому-то действительно хотелось бы дестабилизировать ситуацию. Но не думаю, что этого хочется Путину. Скорее кое-кому из президентского окружения. Если сам Путин понимает, чем будет заниматься после 2008г., то товарищи из его окружения слабо себе представляют собственную судьбу. И, будучи людьми случайными в российской власти, опасаются за свой бизнес, свое собственное место, свою свободу (здесь им действительно есть чего опасаться). Они заинтересованы в создании какой-нибудь «бузы», в результате которой Путин обязан будет остаться на третий и даже четвертый сроки.

При этом реальная дестабилизация проводится в жизнь не нами, а властью. Ведь когда в политике убивается все живое, это влечет за собой беспокойство. Россия - не кладбище, где стабильность обеспечена тем, что все лежат в могилах. Очевидно, что попытка навести кладбищенскую стабильность спровоцирует радикалов - и левых, и правых.

Мы как организаторы марша продемонстрировали слаженность, высокую дисциплину и законопослушание. Несмотря на все провокации, организованные московской мэрией и федеральными властями, мы не допустили ни одного правонарушения со стороны манифестантов, а 570 (только по официальным данным!) задержанных лиц были доставлены в отделения милиции лишь за то, что «перешли улицу в неположенном месте». Других претензий к нам не было.

О ГРУЗИНАХ И БЕЛОРУСАХ

- В контексте роста ксенофобии, о котором заявили после «Русского марша» все западные газеты, что может статься с российско-белорусским интеграционным проектом? Стоит ли белорусам опасаться того, что однажды нас станут воспринимать в России так, как воспринимают грузин?

- Мне самому не нравится массовая ксенофобская кампания, развязанная у нас против выходцев из Грузии. Многие подвергшиеся гонениям - добропорядочные граждане. Совершенно непонятно, почему они вдруг стали людьми второго сорта. Все это большая провокационная глупость.

Несомненно, с этнической преступностью надо бороться. Кстати, не только грузинской. Есть этнические криминальные группировки куда опаснее грузинских. Их почему-то оставили в покое, отыгрывались на грузинах, чтобы насолить Саакашвили. Но даже при всех этих перегибах я и в дурном сне не могу представить, чтобы были какие-то претензии к жителям Беларуси. В одном из пунктов манифеста, принятом на «Русском марше», сказано: «Под русскими мы понимаем великороссов, белорусов и украинцев, а также потомков тех народов, которые приняли русский язык, русскую культуру и русскую историю как родные».

«ИНАЧЕ ПЕРЕЩЕЛКАЮТ ПООДИНОЧКЕ»

- Означает ли это, что вы не воспринимаете белорусов как нацию, а белорусский язык как самостоятельный?

- Я считаю, что белорусы имеют право на развитие своей национальной культуры, национального языка, но в политическом смысле нас нельзя разъединять. Иначе россиян, украинцев и белорусов просто перещелкают поодиночке. Поэтому я выступаю за то, чтобы в какой-то правильной, государственной форме великороссы, украинцы и белорусы объединились. Пусть даже кому-то эта идея покажется фантастической.

Мы потратим огромные деньги на школы, культуру, литературу, развитие белорусского языка, чтобы те, для кого это важно, не чувствовали себя ущемленными даже на миллиметр. Тем не менее они должны понимать, что в мире, где правят глобальные монстры, глобальные межгосударственные объединения, нужно восстанавливать славянское единство в рамках единой государственности.

«В ПОЛИТИКЕ НЕЛЬЗЯ БЫТЬ БИЗНЕСМЕНОМ»

- Как вы оцениваете нынешнюю кремлевскую политику в национальном вопросе? Делается ли все для того, чтобы Грузия, Беларусь и Украина стали ближе к России?

- Понятно, что это не так. Сегодня мы видим, что под предлогом восстановления то ли справедливости, то ли нормальных цен на энергоносители фактически идет выталкивание Грузии, Украины и теперь уже Беларуси из зоны влияния России. Мне это крайне не нравится. В политике нельзя быть бизнесменом. Политик и бизнесмен - это разные профессии. Бизнес-подход, зарабатывание, извините, бабла совершенно неприемлем в управлении таким сложным государством-цивилизацией, как Россия.

«С ФРАНЦУЗОМ У НАС ОБЩЕГО ПРАЩУРА НЕТ»

- В 1996г., когда Борис Ельцин начинал интеграцию, на идеологическом уровне существовала концепция «славянского братства » . Говорилось, что мы объединяемся, поскольку славяне должны быть едиными. Сегодня на политическом уровне «славянское братство» подменено «прагматизмом». Какая новая идеологема может быть основанием для сближения?

- У россиян и белорусов общая тысячелетняя история, общие родители. Мы двоюродные и троюродные братья и сестры. Пращур у нас один. С французом у нас общего пращура нет, за исключением Адама и Евы. А вот с белорусами - безусловно. Коль скоро мы вышли из одного корня, мы должны быть вместе в этом сложном, агрессивном мире.

Поэтому я безусловный сторонник панславянской идеи в современном ее виде. Не в том виде, в котором ее обсуждают архаичные патриоты, в бороде которых можно найти остатки вчерашнего ужина. А в обновленном варианте. Я - за то, чтобы мы нашли индустриальные, экономические, культурные и языковые сцепки, которые могли бы составить основу для воссоединения. Не присоединения Беларуси к России, а именно воссоединения в рамках единого государства.

Проблемой может быть лишь менталитет нашей бюрократии. Причем бюрократии как белорусской, так и российской. Ее представители гадают: вот я сейчас министр, а кем буду в объединенном правительстве? Достанется ли мне кресло министра или мне придется переместиться в кабинет заместителя? Шкурничанье и эгоизм являются главными тормозами.

«У НАС И РУССКИХ БЬЮТ»

- Значительную роль во внешней политике России сегодня играют Ливан, Сирия, Венесуэла. Но представителей этих стран часто бьют на российских улицах. Как вы относитесь к этому новому внешнеполитическому вектору России?

- Во-первых, наше сотрудничество с Ливаном, Сирией и Венесуэлой - это уже не панславянская идея, а участие в Движении неприсоединения. В этом движении есть яркие лидеры, такие, как президент Ирана Ахмадинежад, лидер Венесуэлы Чавес и президент Беларуси Лукашенко. Как бы мы к нему ни относились, в Движении неприсоединения Лукашенко - персона авторитетная. Так что это еще один формат, который нужно поддерживать.

А на русских улицах у нас и русских бьют. В прошлом году в России совершено 40 тыс. убийств. И них только 17 на почве межнациональной розни. А потому я не стал бы делать вывод о том, что у нас велика ксенофобия.

ТРИ ПРИЗНАКА ВЕРНОГО ДРУГА

- Какими качествами должна обладать страна, которая является надежным союзником России на постсоветском пространстве?

- Она должна соответствовать следующим принципам. Первое - согласование с Россией основ внешней политики. Второе - согласование с Россией основ военной политики. Третье - совместная защита коммуникаций, в т.ч. информационных и энергетических.

Беларусь всем этим принципам соответствует, не говоря уже о культурных и других традиционных связях. Этого достаточно для того, чтобы Россия рассматривала Беларусь в качестве своего ближайшего союзника, за которого нужно драться и которого следует поддерживать.

СПРАВКА «БелГазеты». Дмитрий Рогозин родился в 1963г. Окончил журфак МГУ. Доктор философских наук. В 1990г. - президент Ассоциации молодых политических лидеров России «Форум-90». В 1993г. создал и возглавил народно-патриотическое движение «Конгресс русских общин». В 2002г. был спецпредставителем президента РФ в Калининградской области. За особые заслуги в деле обеспечения госбезопасности приказом директора ФСБ России награжден именным оружием. С 1997г. - депутат Госдумы. Был зампредом Комитета по делам национальностей, председателем Комитета по международным делам Госдумы. Владеет английским, испанским, итальянским и французским языками.
Добавить комментарий
Проверочный код