Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№43 (562) 30 октября 2006 г. Евростандарт

Евростандарт для евространы

30.10.2006
перед евроремонтом

Сергей КОСЮЧЕНКО

Наш среднестатистический соотечественник при слове «Запад» мечтательно вздыхает, не скрывая зависти: ему ужас как хочется перенести тамошние стандарты в свой не очень разумно и удобно устроенный быт. Совершенно иную по сравнению с витринами и автомобилями реакцию у белорусов вызывает вопрос о цене изобилия - платить у нас не любят, даже если оплата отсрочена на несколько поколений. Наконец, третий, совсем уж архаичный взгляд на проблему «мы и Запад» - плохо скрываемое недоверие, а то и неприязнь, которыми с подачи госмедиа в Беларуси инфицированы очень многие.

Почти все сходятся на том, что стране требуется евроремонт по евростандартам. Весь вопрос в том, как его сделать. Можно просто прикрыть обшарпанные стены хрущобы европанелями - и тогда мы получим примерно тот же эффект, который имели после 90-х. Можно, напротив, снести хрущобу на корню и построить комфортабельный особняк - и тогда на время строительства жить придется в палатке под открытым небом, чего не пожелаешь и врагу. Чтобы сделать Беларусь европейской, западной страной, стоит задуматься над тем, какое содержание мы вкладываем в эти эпитеты.

Запад - не географическое и не политическое понятие. Это цивилизация, образ жизни и образ мысли, одинаково сказавшийся на качестве дорожного покрытия, содержании памятников культуры и основах экономического уклада.

Мы говорим «цивилизация», и в нашем сознании сразу начинает шевелиться внутренний цензор: политкорректность, мультикультурализм… Мол, долой европоцентризм: западная цивилизация не лучше и не хуже других. Однако сама возможность говорить так, более того просто замечать чужую инаковость, является производной от западного плюрализма.

Мы более или менее справедливо негодуем, когда Европе или США наши телегуру приписывают империализм, неоколониализм, экономический протекционизм и еще кучу «измов», зачастую противоречащих друг другу. Спору нет, бывает и то, и это. Но именно западный опыт пытается заимствовать весь остальной мир. Пока другие культуры, пусть даже великие, с тысячелетней историей, замыкались в горделивом самолюбовании, Запад находился в постоянном поиске. Европеец, «фаустовский человек» по определению Освальда Шпенглера, постоянно задавал себе и другим неразрешимые вопросы, создавал научные теории, выдумывал механизмы, исследовал окружающий его мир. А ведь проще было бы скрестить руки на животе и ждать наступления если не нирваны, то хотя бы социализма.

Мы говорим о «правовом государстве», не задумываясь, что это понятие рождено рафинированной европейской правовой культурой, выросшей из чеканных дефиниций римского права. Развитое законодательство с детальным регламентированием человеческого быта и хозяйственной деятельности существовало и на Востоке, однако там, где законы Ману или Хамураппи просто предписывали, скажем, отсечь руку сдвинувшему межевой камень на границе двух земельных участков, европейская традиция требовала разбора ситуации и детального обоснования прав и интересов сторон. Институт частной собственности вряд ли стал бы священным для западного мира, если бы этот мир не был привержен принципу, согласно которому главное право каждого - право отстаивать свои права перед лицом закона и сограждан.

Мы жонглируем понятийным аппаратом политологии, забывая, что весь (или почти весь) он - европейского происхождения: левые сидели в парламенте слева, правые - справа, консерваторы буквально пытались законсервировать сложившееся положение вещей, либералы - настаивали на максимальной автономии личности. Не вина, а беда постсоветских стран, что у большинства их жителей либерализм ассоциируется с мифологической фигурой олигарха или коррумпированного чиновника.

Западный мир шел к своему сегодняшнему состоянию далеко не прямым путем. Европейцы, а позже и американцы, никогда не были слепыми приверженцами стабильности любой ценой, заставляющей общество отказаться от развития и застыть в самодовольном анабиозе. Социальный эксперимент - отнюдь не изобретение народов экс-СССР. Европе он тоже стоил крови, и немалой. Она пережила десятки войн и конфликтов - религиозных, династических, геополитических, революции и перевороты, затяжные экономические кризисы и глобальное противостояние двух социальных систем во второй половине ХХ в. Секрет успешности западных социальных инноваций - в умении вовремя остановиться, очертить границы эксперимента, если тот переходит или уже перешел грань человечности и здравого смысла.
Добавить комментарий
Проверочный код