Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№41 (560) 16 октября 2006 г. Радости жизни

Ледниковый период по-белорусски

16.10.2006
«Приходится заниматься пиратством, пусть и на высоком уровне»

Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ

Белорусскоязычная версия мультфильма «Шрек-2» с участием звезд белорусской рок-музыки, актеров и журналистов оказалась настолько успешной, что координаторы проекта всерьез задумались о продолжении. В планах творческого сообщества «Беларускі Гальфстрым» - презентовать многострадальный фильм V for Vendetta на белорусском, таким же образом адаптировать мультфильм «Ледниковый период». В числе задействованных в дубляже звезд ожидается присутствие Александра Милинкевича.

Франак Вячорка, координатор творческого сообщества «Беларускі Гальфстрым», окрылен успехом белорусской версии «Шрека», в которой участвовали известные персонажи белорусской культуры: зеленого великана дублировал Александр Помидоров, фею-крестную - «рок-княжна» Руся, короля - музыкант Макс Ивашин, кота - Юрий Жыгамонт, принцессу Фиону - Елена Хвойницкая, а вздорного ослика - журналист Егор Майорчик.

«Несмотря на то, что мультфильм вряд ли где-нибудь покажут официально, он становится очень популярным в народе!» - радуется Франак. Недавно в поезде он стал свидетелем разговора «какого-то алкаша» с «интеллигентным белорусскоязычным мужиком», у которого алкаш, заметив, что «мужик говорит по телефону по-белорусски», выспрашивал, где бы купить «Шрека»: «Я так прифигел! Тот мужик тоже прифигел, но не растерялся и сказал: «На сядзі-бе БНФ». Правда, алкаш испугался и промямлил: нет, уж лучше вы к нам».

Франак увлеченно рассказывает, что «Шрек» захватил неофициальный рынок и является почти культовым продуктом: «Его крутят на квартирах, как в советские времена крутили запрещенные фильмы, о нем даже написали в «Комсомольской правде», хотя это фактически пиратский продукт!»

«Шрек-2» - не первая попытка перевести голливудский фильм на белорусский. По словам Франака, первые проекты подобного рода проводились на БТ в первой половине 90-х, но потом, после 1996г., «под давлением цензуры люди начали бояться, поэтому все эти проекты сошли на нет». В 1998-2001гг. белорусским дубляжом занималась частная инициатива «Белвидеоклуб» под руководством Виталия Станишевского, но это «делалось не самым качественным образом, в домашних условиях, на квартире, двумя-тремя людьми - очень похоже на подпольный дубляж: за шипением я разбирал только треть слов, а музыки вообще не было слышно. Но хотя бы так!»

В конце 90-х появилась компания «Сотвар», которая выпускала диснеевские и пиксаровские мультфильмы на белорусском языке. «Я считаю, что это была конъюнктура, - уверен Франак. - Лично я оцениваю аудиторию людей, которые хотят воспитывать своих детей по-белорусски, где-то в 200 тыс. - на них это и было направлено, причем исключительно с точки зрения коммерции».

Для Франака все началось в 2004г., с дубляжа фильма Love Actually («Любоў насамрэч»). «Я попросил своего бывшего преподавателя Сергея Патаранского помочь продублировать мой любимый фильм. Это и было началом проекта. Мы пригласили известных знакомых актеров из Купаловского театра, театра Горького, актеров «Вольнай сцэны», некоторых журналистов, политиков (Алексей Янукевич), киноведущих (Юрий Жыгамонт, например). Я думал, что все на этом закончится, но когда увидел заинтересованность людей в том, чтобы и дальше переводить фильмы, решил продолжать. Второй фильм, «Нож в сердце», мы сделали совместно со шведским посольством. Это фильм шведского режиссера: сериал в четырех эпизодах об эмигрантах из разных стран, которые живут в Швеции».

Фильм с белорусскими субтитрами показали в Доме ветеранов, хотя изначально планировали показ в кинотеатре «Победа». «Диппредставительство Швеции арендовало помещение, - рассказывает Франак. - Все было договорено, шведы были готовы выкупить все билеты. Но в последний момент нам отказали: «белорусский язык не в традиции белорусского кино». Были попытки показать и «Любоў насамрэч» в кинотеатре «Центральный», но они так и не увенчались успехом.

«Шрек» - это, по словам Франака, «новый уровень: мы решили делать ставку на качественный подход. В проекте участвовали звезды белорусского шоу-бизнеса, культовые персонажи. В Москве так принято: обязательно нужно, чтобы роль кота Гарфилда, например, озвучивал Олег Табаков: из-за него купят лишние десять тысяч копий. А если озвучивать «Ледниковый период» - непременно с участием самых известных актеров МХТ. Однако у нас нет таких актеров, которых все знают: театральная культура у нас развита недостаточно. Зато есть музыкальная культура и рок-сцена с яркими личностями, которых все знают».

Шрек говорит по-белорусски и живет на болоте - это достаточно двусмысленно. Более того, в дубляже фигурируют истинно белорусские реалии, например хот-дог «Вясковы», ссылки на контрактную систему, песни Мулявина и даже оркестр Финберга. «Такие совпадения и адаптация некоторых моментов неизбежны, - говорит Франак, - но они появляются сами собой. Выходит, мы сделали хорошую работу, если смогли адаптировать мультфильм к белорусским реалиям, изначально не ставя такую цель. Например, мультик «Мадагаскар», который к Беларуси не имеет никакого отношения. Если его перевести, добавив белорусского подхода и актуалий, наверняка появится огромное количество параллелей! Если захочется, можно даже найти там нападки на режим! Но мы не хотим ставить перед собой политических целей. Наше приоритерное направление - популяризовать язык, делать его современным, давать ему новое дыхание. Именно это мы и попробуем сделать - на этот раз на почве мультфильма «Ледниковый период».

Помимо «Ледникового периода», в ближайших планах деятелей «Гальфстрыма» - дубляж фильмов «V - значит «Вендетта» и «Криминальное чтиво». Франак считает, что переводить нужно в первую очередь то, что «может как-то положительно повлиять на жизнь людей».

Франак не без гордости заявляет: «В нашем следующем проекте обязательно примет участие Александр Милинкевич. Этого требует политическая конъюнктура! Он уже согласился. Какую роль мы ему отдадим - будет ли это роль мамонта в «Ледниковом периоде», или роль Буча в «Криминальном чтиве», или даже роль главного борца за свободу в фильме «Вендетта» - пока неизвестно, но Милинкевич так или иначе будет участвовать. Помимо него мы планируем привлечь еще кое-каких политических деятелей, а также деятелей культуры - актеров, рок-музыкантов. Правда, не тех, что в прошлый раз: мы не хотим повторяться. Обязательно будет участвовать Лявон Вольский, а также молодые музыканты, например из группы IQ-48. Надо бы задействовать и Шушкевича, чтобы он озвучил роль какого-нибудь мудрого старца».

На вопрос о том, можно ли попробовать свести вместе персонажей неофициальной и официальной культуры, Франак радостно отвечает, что «это классная идея, но пока мы говорим об этом на уровне шуток. Например, когда обсуждали дубляж фильма «V For Vendetta», думали: надо для озвучивания позвать Чергинца, Шеймана, Сивакова, а с противоположной стороны - Ивашкевича, Милинкевича, Янукевича! Но это все шутки, конечно ». Тут Франак становится серьезным и заявляет, что работать можно только с теми, «кто не боится заниматься белорусской культурой». По мнению Франака, «Шрек-2» доказал, что для белорусских «звезд» участие в такого рода проектах может быть успешным.

Он уверен, что надо предлагать сотрудничество почти всем, ведь никогда не знаешь, кто согласится: «Вот, например, актриса Светлана Зеленковская, которая играла Анастасию Слуцкую, наверняка заинтересована в промоции белорусской культуры. Мы пока не предлагали ей участвовать в наших проектах, но собираемся предложить. Если мы хотим идти в массы, нам нужно делать общенациональный проект. Мы не имеем права замыкаться в своих собственных узких кругах ».

Посетив анимационный фестиваль «Анимаевка-2006», который недавно прошел в Могилеве, Франак понял, что «со стороны Минкульта никакой поддержки белорусских мультиков не будет: на фестивале был показан только один десятиминутный мульфильм на белорусском языке, про «парубка и пана». Это совсем несерьезно! Таким образом государство загоняет наш язык в резервацию. Чтобы этого не произошло, мы должны делать современные мультипликационные проекты. Тогда нас тоже начнут включать в эти фестивали. А пока они нас даже за людей не считают. До «Шрека» они не думали, что такое можно делать серьезно. Но успех «Шрека» показал, что такие проекты имеют смысл. Понятно, что у продюсеров в первую очередь коммерческие задачи. Наша задача другая - сделать язык модным и популярным».

Возможно, задача еще и в том, чтобы сделать такие переводы легальными? Франак считает, что это пока невозможно: московские правообладатели не заинтересованы в том, чтобы передавать права на белорусский дубляж, а сами голливудские представители - тем более. «Для них бывшие страны СНГ - единое экономическое пространство, с которым они и работают через Москву. Им невыгодно работать отдельно с Литвой для литовского перевода, с Беларусью для белорусского и т.д.: это требует больших ресурсов. Гораздо удобнее, когда все распространяется сразу через Москву. Поэтому легализовать это мы пока никак не можем, хотя очень хотим. Приходится заниматься пиратством, пусть и на высоком уровне».

«Разумеется, нас всех нужно посадить или выписать нам огромные штрафы! - улыбается Франак. - Но нас поддерживают зрители, диппредставители других стран: они понимают, что наш проект нужен белорусам. Они знают про наш «страшный пиратский проект», и, если понадобится, я уверен, поддержат. Я им всегда говорю: никаких налогов и авторских мы пока платить не можем, потому что мы делаем не коммерческий продукт, а культурный. Мы не хотим заработать денег, мы хотим всего лишь спасти белорусскоязычную культуру ».
Добавить комментарий
Проверочный код