Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№41 (560) 16 октября 2006 г. Радости жизни

Психоделическая колбаса

16.10.2006
на полтора часа

Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ

В новеньком, но уже заслужившем репутацию приюта авангардной музыки клубе «ЁЁ» состоялся праздник патологического творчества с участием Сергея Пукста и группы «Солнцецветы». К мероприятию готовились ответственно.

Если о серьезности подготовки Пукста к концерту можно судить разве что по традиционно отглаженному костюму с белыми манжетами (он всегда появляется на сцене в обличье свадебного гостя или дирижера симфонического оркестра), то «Солнцецветы» еще за несколько недель до концерта публично суетились в Интернете: объявили набор гитаристов, «играющих трэш и дэз-музыку», пригласили попеть Лену Носову, предложили аналогичное Сергею Пуксту («Пукст петь отказался »), даже указали предполагаемый состав группы «пять гитаристов (имена не помню) - вокал».

Данная «колбаса» - одна из многочисленных аватар группы. За свою более чем десятилетнюю историю «Солнцецветы» отыграли, возможно, более сотни совершенно различных программ, презентующих то эстетику психоделического арт-рока, то унылый гаражный нойз в стиле Sonic Youth, то хэви-металлический трэш-джаз (скандальная программа «Блокнот Тигра», которую дольше десяти минут слушать невозможно), то пространный минимализм (программа «Волшебная одноклеточная музыка»). Эта арт-формация справедливо считает, что если «Солнцецветов» не согнали со сцены в самый разгар выступления, то концерт можно считать неудачным. «Думать о том, как и что мы будем играть, никто из нас не собирается. Это не входит в концепцию проекта», - сказали музыканты перед концертом.

…По клубу ходила спокойная и величественная Лена Носова, в прошлом - известный персонаж Байнета и скандальный блогер, в еще более давнем прошлом - вокалистка группы «Непаливо», а сейчас - добропорядочный менеджер, работающий в серьезной компании. «Я восемь лет не была на сцене ! - захохотала Носова и игриво встряхнула дредами, отвечая на вопрос о том, как она подготовилась к концерту. - Конечно, мы не репетировали. Зачем?»

Открыл вечер Сергей Пукст с заметно сокращенной версией Pukstband - на сцене были только Сергей и клавишник, остальные музыканты куда-то пропали (к счастью, они восстановились в ходе концерта). Пукст, как всегда, совмещал деликатную рафинированность с панковской истерией: его мягкие, уютные песни, складывающиеся из великолепных и нетрадиционных мелодических решений, в любой момент могут перерасти в эмоциональный взрыв, превращающий лирический тенор Пукста в огнедышащее нигилистическое рычание.

Сочетание вкрадчивой сюрреалистичной нежности с анархистским угаром встревожило аудиторию. Пукст спускается в зал и поет без микрофона, да так, что у всех закладывает уши. «Заберите у Пукста микрофон!» - требует кто-то из зала. Пукст в ответ подходит к микрофону и рассказывает в него очередную историю очередной песни, выдержанную в стилистике фильмов Гринуэя и книжек Бориса Виана, но более аутентичную.

Полностью выложившись, Пукст уступает сцену «Солнцецветам» и уходит бродить по клубу, ненавязчиво беседуя с поклонниками. «Солнцецветы» начинают играть какой-то этнически-фанковый сэмпл и играют его, кажется, бесконечно - часов десять-одиннадцать. Лена Носова визжит в микрофон так, что из клуба хочется мигом повыносить всех святых, в частности Диаманду Галлас, Дженис Джоплин и прочих поющих женщин. Музыка постоянно меняется, превращаясь то в почти точную копию концертов ранних Pink Floyd, то в однообразный эйсид-джаз. Неизменен разве что плотный, монотонный грув.

Носова пытается петь мантры, но вскоре прекращает это дело и просто кричит в микрофон: «Психоделическая колбаса! Психоделическая колбаса!» На сцену незаметно восходит девочка со скрипкой. Гитаристов, действительно, очень много, и каждый играет что-то свое. Тем не менее возникает плотная стена звука, ввергшая зрителей в благоговейное оцепенение - многие уже улеглись на пол и, кажется, почти не дышат. Появляется второй барабанщик - он чем-то страшным гремит за кулисами. Выходят молодые люди со старенькими магнитофонами и начинают транслировать «белый шум».

Согласно субъективному восприятию посетителей концерта, проходит несколько суток. «Я должен это как-то остановить, но я не могу!» - восторженно кричит арт-директор клуба Саша Богданов. На сцене появляется «отказавшийся петь» Пукст и синхронно с Леной Носовой выдает апокалиптические песнопения. Обливаясь слезами, Богданов карабкается на сцену и кое-как прекращает концерт. Значит, мероприятие удалось.
Добавить комментарий
Проверочный код