Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№39 (558) 02 октября 2006 г. Мнения

Война дипломатов

02.10.2006
 

Виталий ПОРТНИКОВ

Российские военные, задержанные в Грузии по обвинению в шпионаже, приговорены к двухмесячному предварительному заключению. Посол России в соседней стране прибыл в Москву вместе с семьями дипломатических работников и военных. Отзыв посла - событие беспрецедентное, в современной России к нему прибегали всего несколько раз и никогда - в отношении бывшей советской республики. Стороны обмениваются жесткими заявлениями и явно не готовы идти на уступки друг другу. В этой ситуации важно понять, что же предпримет Россия.

Пока речь идет скорее о демаршах и дипломатических усилиях. Вернее о дипломатической войне. Российская дипломатия решила привлечь к рассмотрению ситуации в Грузии Совбез ООН. И несмотря на то, что заседание, на котором должен был рассматриваться предложенный Москвой проект резолюции, так и не состоялось, само желание интернационализировать конфликт, привлечь к дискуссии членов Совбеза, знаменательно.

Россия решает, что происходящее на постсоветском пространстве становится не вопросом ее двусторонних отношений с кем-либо, а частью системы отношений международных. Конечно, это может быть политической подготовкой к обострению конфликта с Тбилиси - чтобы никто не удивлялся жестким действиям Москвы, предварительно пытавшейся решить проблему с помощью ООН. Но тем не менее само по себе является важным прецедентом.

Любопытно, что дискуссия относительно ситуации на Кавказе не может идти в плоскости задержания российских офицеров по обвинению в шпионаже. Даже если согласиться с тезисом о провокационности действий Тбилиси, это еще не повод для международной реакции. Москва и сама ранее никогда не обращалась в Совбез, когда задерживала каких-либо иностранных шпионов, и, наоборот, никто в этом случае не жаловался на Россию. Это с точки зрения бывшего советского человека Грузия - не совсем заграница. Совбезу все равно.

Поэтому главное, на чем делают сегодня упор российские дипломаты, - ситуация в Кодорском ущелье. Однако и здесь обвинить Тбилиси будет не так просто. Да, Михаил Саакашвили выжимает из ситуации в Кодори все возможное, переименовывает ущелье в Верхнюю Абхазию, поднимает грузинский флаг перед объективами телекамер. Но разве до недавнего времени в Кодори развевался какой-то другой флаг? Территория ущелья всегда контролировалась именно Грузией, и с точки зрения международного права так и должно быть, поскольку, согласно этому праву, вся Абхазия, а не только Кодори - часть Грузии. А суверенитет Тбилиси над ущельем, кроме того, подтвержден соглашениями о мирном урегулировании конфликта. Смена же власти в отдельно взятом районе - наверняка внутреннее дело Грузии: с таким же успехом можно было бы обращаться в Совбез по поводу смещения президента какой-нибудь российской республики.

Другой вопрос - нарушение достигнутых ранее соглашений в части демилитаризации Кодори. Это, конечно, важнее переименований, но вряд ли Совбез может принять какой-либо документ без тщательного расследования обстоятельств. Именно поэтому обращение Москвы в ООН выглядит скорее подготовкой к некоей односторонней реакции на действия Тбилиси. Вполне возможно, что этой реакции в Грузии добиваются, чтобы доказать необходимость ускоренного приема страны в НАТО.

Но именно в этом и может состоять главный просчет Саакашвили. Задержание российских военных хронологически совпало с заседанием совета Россия-НАТО, на котором министр обороны России Сергей Иванов выступил с самыми резкими заявлениями в адрес Грузии. Эти заявления, вне всякого сомнения, только усилят энтузиазм тех, кто считает, что Грузию необходимо принять в альянс. Но они же могут усилить скептицизм противников такого решения, как это часто бывает в обостряющейся ситуации.

Чтобы рассчитывать на понимание всех членов НАТО, Тбилиси нужно было не обострять отношения с Москвой, а любым путем обходить острые углы. Но Саакaшвили предпочел поступить наоборот.
Добавить комментарий
Проверочный код