Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
Количество проголосовавших: 79
это эксцесс исполнителя
 2.53%
после информобработки Украины настала очередь РБ
 31.65%
это заказ Кремля
 31.65%
атака СМИ - вымысел оппозиции
 12.66%
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
 7.59%
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
 13.92%
Модифицированные отечественные крахмалы горячего набухания от производителя
tastecom.ru
№37 (556) 18 сентября 2006 г. Тема недели

Злоба дня

18.09.2006
Плохо жить без Lamborghini

Виктор МАРТИНОВИЧ

Массовая драка в электричке «Минск-Пуховичи» настолько противоречит нашей повседневности, не укладывается в образ белорусов как толерантной нации, что в одном из первых сообщений на эту тему в «Живом журнале» очевидец через каждые два слова говорит: «все это произошло на самом деле»; «это случилось с реальными живыми людьми» . Выплеск агрессии невозможно объяснить религиозными, расовыми или какими-то другими традиционными предпосылками. Тем интереснее попытаться разобраться, что же произошло.

Когда группа люберецкого бычья едет на «Черкизовский» мочить «хачиков», мотивы их поведения поддаются рациональному объяснению. Ими движет не только ксенофобия, ненависть ко всему отличному по цвету кожи, но и вполне конкретные социальные мотивы. Выходцы с Кавказа много работают и ездят на тюнингованных «тройках»BMW . Люберецкие либо не работают вообще, либо работают мало, а потому их автопарк - одна тюнингованная «семерка» на пятерых. Отсюда - естественный отток женщин от подмосковного бычья к кавказцам. А нет ничего обидней для мужчины с незаконченным средним специальным образованием, чем когда твоя подруга уходит к «черному».

Отсутствие расовой ненависти в нашей стране объясняется не тем, что наше бычье повело себя в подобной ситуации по-другому. Просто выходцы с Кавказа, равно как китайцы, вьетнамцы и индонезийцы, здесь скорее экзотика, нежели самостоятельный и претендующий на женщин местных гопников класс.

Но советская парадигма «школа-ПТУ-завод-первая ходка» никуда не делась. В отличие от Западной Европы, где мужчина кажется тем более привлекательным, чем меньше в нем осталось признаков немедленной готовности зарядить кому-нибудь в бубен, здесь агрессия, затаившийся зверь, бритый череп и толстая шея характеризуют даже самых успешных в финансовом плане типажей. Более того, для многих из них этот изумительный набор деловых качеств вкупе с фрикативным «г» и парой родственников в местном исполкоме является залогом успешного маркетинга. Стоит ли удивляться, что драки, подобные случившейся в пригородной электричке, происходят?

Иллюстрация к этому наблюдению: пару лет назад автора этих строк занесло в Бобруйск, где нужно было сделать пересадку с поезда на автобус. Быстрым шагом идя сквозь этот волшебный город, я лицезрел следующую сцену: в 12.00 пьяный 18-летний подросток вяло месил ногами лежащего в луже мужчину. Целью этих действий была наполовину пустая бутылка «чернил», которую сжимал в руках избиваемый. Нанеся пару ударов, юнец пытался вытянуть ее из рук жертвы. Видя, что тот не выпускает бутылку, продолжал его вяло пинать.

И тут рядом остановился приличный «Мерседес», из которого выскочил мужчина в годах и с азартом вступил в рукопашную с обоими. Вывалявшись в грязи, пропустив несколько тычков в лицо, он прыгнул в машину и уехал довольный, полный новых жизненных сил.

На вопрос, почему наши мужчины с подростковых лет и до зрелости выпячивают в себе черты, которые привели бы в ужас любую европейскую женщину, ответить довольно просто. На Западе признак мужественности - хороший костюм, дорогой автомобиль, загородный дом, теннис по субботам, яхт-клуб по воскресеньям. Для белоруса с неоконченным средним специальным образованием все эти прелести мыслятся как объекты иного мира. Мира, который можно увидеть по ТВ, но невозможно стать его частью. Ибо, как бы ни рвал свои жилы простой парень из Руденска, никогда в жизни он не заработает к 30 годам на новый Lamborghini и белоснежную яхту.

Система у нас не та. А потому вазелин в кулаки, голову - под «ноль», гримасу открытой агрессии - на лицо. Такие у нас национальные признаки мужественности. Обладая этим джентльменским набором, периодически кому-нибудь не «заряжать» по лицу - все равно, что иметь Lamborghini и ездить на нем со скоростью 40 км/ч.

То, что драка случилась именно ночью, по дороге домой, не случайно. Это знаменует собой феномен «после праздника» , свойственный постсоветским культурам, в которых официальное отделено от живого, народного. Бег быков в испанской Памплоне - событие, изначально находящееся на территории народного расслабления. Официальное здесь не отделено от маргинального. В Беларуси же настоящий праздник начинается лишь после того, как заканчивается праздник официальный.

Это вполне объяснимо: поди ты расслабься, скажем, на республиканских «Дажынках», когда там выступают первые лица государства, а кругом - куча чиновников, охраны и милиции. Настоящее ликование начинается, лишь когда все они расходятся. Нет больше официальной части - можешь вести себя, как хочешь: наливать, выпивать и искать «завязки». На селе крупные драки всегда случаются, когда программа в сельском клубе закончилась, в городе - под конец массовых торжеств и крупных футбольных матчей.

Впрочем, драки после футбола - явление не только объяснимое, но и адекватное. Они сродни дуэли: мужчины отстаивают честь своей команды, единомышленников, тех, кто носит шарфики родных сердцу цветов. За что дрались пассажиры электрички «Минск-Пуховичи»? Ради чего в партизанских традициях швыряли камни в ее окна? Почему нарывались на уголовную ответственность?

Единственное объяснение, помимо той самой иррациональной, исходящей из жизни-без-Lamborghini парадигмы, - то, что одни были из Руденска, другие из Мачулищ. В стране вытесненного национального патриотизма, меняющихся госсимволов и погибающего языка эта любовь к собственной среде обитания выглядит очень странно.

Для большинства из них Родина - это не Беларусь. Родина - это двухэтажные убогие здания, изрисованные неуклюжими двухцветными граффити заборы, загаженный парк родного района. И все было бы хорошо, и этот руденско-мачулищенский патриотизм имел бы все шансы перерасти в нечто большее, рано или поздно распространиться на всю республику. Если бы о своих чувствах к Родине в лице зданий, заборов и парка они вспоминали не только тогда, когда напиваются вдрызг…
Добавить комментарий
Проверочный код