Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№35 (554) 04 сентября 2006 г. Тема недели

Как вам реформа белорусского языка?

04.09.2006
 

Баян ШИЯНОВ

Что говорят

Антон ЛИОНОВЕЦ, студент. Мне все равно. То, что они там наверху мутят, меня коснется очень слабо: я учусь на русском языке, кроме истории Беларуси да самого языка, я ничего на мове не изучал. И больше таких предметов в моей жизни не будет. Так что если хотят, пускай пишут хоть «трыi» вместо «трыё» - мне все равно. Я только не понимаю, к чему вообще все эти разговоры и реформы. Им что, больше нечем заняться? Простому белорусскому обывателю это совсем неважно: кто по жизни разговаривает на белорусском, тот все равно употребляет «тарашкевiцу».

Денис ФИЛИППЕНКО, музыкант группыRahis. Интересно, а те, кто явился инициатором реформы, сами на белорусском языке разговаривают? Ведь все равно все предпочитают разговаривать на дореформенном белорусском. Что, опять будут приближать белорусский к русскому? А почему не к польскому, не к английскому, в конце концов?!

Олег ТРУСОВ, председатель ТБМ. Лично мне неважно, как будет писаться слово «трыё». Но благодаря очередному движению властей к белорусскому языку привлечено всемирное внимание. Вы сегодня, наверное, десятый журналист, который звонит мне. Что касается всего остального, то первый прокол власти в том, что нет никакого общественного обсуждения, этого проекта никто не видел. Мы даже не знаем, что там в итоге будет. Когда проводились схожие реформы, например «Закон аб мовах» в 1989г., полгода шло обсуждение, в котором участвовало более 15 тыс. белорусов. Тогда была гласность, дискуссии на государственном уровне. А сейчас проект этой реформы никто не опубликовал, ею занимаются люди, которые этот язык не любят, не знают и на нем не разговаривают. Более того, это специально делается, чтобы оттянуть внимание от других действий власти - в этом году резко уменьшилось число детей, которые учатся на белорусском языке: в прошлом году их было 23%, в этом - 20,4%. О какой реформе можно говорить? Никакой реформы нам сейчас не нужно: мы должны увеличивать число белорусскоязычных школ, вузов. А если человек называет себя Алесем или Змицером, ты ему не прикажешь называть себя Александром или Дмитрием.

Юра СИДУН, дизайнер интернет-ресурса studenty.by. Мы имеем полное право относиться к этой реформе предвзято. Очень наивно ждать, что изменения сейчас принесут пользу белорусскому языку. Но комментировать «кота в мешке» все же очень трудно. Ведь когда принимались новые правила дорожного движения, об этом говорили все и об изменениях знали заранее. В случае же с реформой языка все иначе: через пару недель она уже должна быть подписана, но о ее содержании можно узнать только из коротких интервью сотрудников Института языкознания. Но я вряд ли буду внимательно читать эти правила, когда они появятся: в госучреждениях не знают никакого правописания мовы, и при редких туда обращениях можно использовать даже придуманное правописание. В Интернете же, откуда я черпаю всю информацию, заставить белорусскоязычных людей придерживаться новых правил будет еще труднее. Тем более что основная их масса старается использовать классическое правописание («тарашкевiцу». - Ред.).

Николай ОЛЕХНОВИЧ, завкафедрой истории белорусского языка и диалектологии Брестского госуниверситета. Реформа реформой, но она должна проводиться очень осторожно и продуманно. Обычно реформы так не проводятся, тем более языковые. Они должны готовиться в рамках общественного обсуждения, в первую очередь с участием специалистов, историков языка, языковедов-практиков, а также с учетом того, что было в нашей истории, что в ней должно быть.

Лявон ВОЛЬСКИЙ, лидер группы N.R.M. Безусловно, для меня это очень существенно, но я считаю, что сейчас есть абсолютно адекватное правописание, которое выработали Вячорка и группа товарищей. «Тарашкевiца» в ее теперешнем варианте больше соответствует звучанию белорусского языка. И это не подлежит никаким сомнениям. Спорить могут только люди, которые что-то с этого имеют, или некомпетентные. Наши реформаторы - или заложники ситуации, или последователи идеологии. Можно, конечно, убедить себя в том, будто то, что сейчас реформируют, и есть современный белорусский язык, хотя абсолютное большинство белорусскоязычных людей разговаривает на «другом» языке, более мягком и приятном.
Добавить комментарий
Проверочный код