Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№35 (554) 04 сентября 2006 г. Экономика

Российский перпендикуляр

04.09.2006
Сложная геометрия белорусско-российской торговли

Ярослав РОМАНЧУК

Зависимость белорусской экономики от внешней торговли общеизвестна. В ней главную роль играла и еще долгие годы будет играть Россия. Несмотря на то, что в I полугодии товарооборот с ней от общего объема чуть сократился (с 48,1% в I полугодии 2005г. до 47,7% в 2006г.), ни о каком снижении зависимости от России речи быть не может. Каким бы большим ни был экспорт белорусских нефтепродуктов в ЕС, экономический рост в нашей стране, благосостояние населения и конкурентоспособность предприятия во многом продолжают зависеть от состояния экспорта и импорта с нашей восточной соседкой.

НЕФТЯНАЯ ИНТЕГРАЦИЯ

Итоги развития внешней торговли с Россией в 2006г. указывают на растущую зависимость нашей страны от топливно-энергетических ресурсов. В общем объеме импорта из России доля минеральных продуктов выросла с 54,3% в I полугодии 2005г. до 59,1% за шесть месяцев этого года. Для сравнения: в недалеких 2003-04гг. этот показатель составлял всего 42% (за I полугодие). Ввезя минеральных продуктов на $3,68 млрд., Беларусь экспортировала по этой товарной позиции на $3,9 млрд. А ведь есть еще достаточно емкий внутренний рынок. Только бензина на нем в I полугодии продано 312 тыс. т. Используя существующую ценовую ситуацию на мировом рынке нефти и потенциал двух НПЗ, правительство РБ бодро рапортует о правильности внешнеторгового курса и успехах интеграции.

Успехи действительно есть, но далеко не для всех. Рамки существующей интеграционной модели между РБ и РФ очень выгодны небольшой группе российских нефтяных компаний («Роснефть», «Лукойл», «РуссНефть»). Они дают политически корректную статистику, прибыль себе, своим коммерческим партнерам в Беларуси и белорусскому бюджету. Для всех остальных внешняя торговля «под нефтяной звездой» не приносит таких очевидных дивидендов. Более того, белорусские экспортеры уже начали страдать от голландской болезни. Курсовая политика явно не сулит им светлого будущего в конкуренции с соседями. В I полугодии достигнут рекордный дефицит в торговле с Россией в $3,18 млрд. - оснований ожидать девальвации прибавилось, особенно с учетом состояния торговли по другим товарным позициям и продолжением мягкой кредитно-денежной политики.

Таблица

НЕУВЕРЕННОЕ ЛИДЕРСТВО

Белорусские полисимейкеры решили играть с Россией не по правилам свободного рынка, открытой конкуренции, а по бюрократической модели. Они игнорируют тот факт, что внутри России условия для развития малого и среднего бизнеса давно рыночные. На дотации, льготы и преференции особо никто не рассчитывает. В Беларуси же полным-полно программ поддержки экспорта и защиты от импорта. Привилегированные экспортеры неизменно пользуются щедрыми пакетами льгот, что расслабляет директорат и культивирует иждивенчество. Существенная разница в системе мотиваций, а также слабость налоговой и административной системы в Беларуси по сравнению с Россией ведут к повышению рисков для нашей национальной экономики.

Гордость нашей промышленности - машины, механизмы и оборудование - безуспешно пытается оторваться от российских конкурентов. Это в большей мере удается производителям, работающим по направлению «средства наземного транспорта». По первой позиции мы сохраняем положительное сальдо в $145 млн., по второй - $497 млн. По темпам роста российский импорт по машинам за I полугодие значительно опередил белорусский экспорт в Россию (35,7% против 17,7%). По транспортным средствам мы росли примерно одинаково. Что касается импорта из России, то мы гораздо больше ввезли более дорогих машин и механизмов для грунтовых работ (367 шт. против 249; на $8 млн. против $4 млн.), аппаратуры для управления электротоком (на $12 млн. против $7,7 млн.), микроавтобусов (604 шт. вместо 356; $7 млн. против $4,2 млн.), грузовых автомобилей (2116 шт. вместо 1201; $18,4 млн. против $9,3 млн.) и автомобилей спецназначения.

Что касается нашего экспорта по этим позициям, то продолжают хорошо продаваться холодильники и морозильники (305 тыс. шт. по сравнению с 288,5 тыс. шт. в 2005г). Однако при росте физического объема мы выручили за них меньше денег: $104 млн. в январе-июне 2006г. по сравнению с $105,3 млн. годом раньше. С тракторами и седельными тягачами ситуация значительно лучше: мы продали 10.786 штук (годом раньше - 8045) и выручили $212 млн. (в 2005г. - $141,8 млн.). Наши трактора для России подорожали на 11,7%, но эти деньги наверняка «поглотил» рост себестоимости.

Неплохо продаются наши грузовые автомобили: реализовано 4566 штук (год назад - 3985) за $240,6 млн. (было $200,8 млн.). Рост цены на 4,6% позволил немного увеличить выручку, но на этом рынке выжать больше без глубокой модернизации нельзя. Поскольку технологическое обновление производства требует больших инвестиций, а российские конкуренты продолжают наращивать потенциал на своем внутреннем рынке, перспективы существенно нарастить экспорт кажутся весьма проблематичными.

Усложняется ситуация на рынке недрагоценных металлов и изделий из них. Имея свои мощности, а также достаточно емкий внутренний рынок, мы с 2003г. в 1,6 раза увеличили дефицит в торговле с Россией по позиции «недрагоценные изделия и изделия из них» ($277 млн. в январе-июне 2003г. против $455 в I полугодии 2006г.). Предприятия в данном сегменте рынка предпочитают поставки на экспорт, а не работу на внутреннем рынке, поскольку, во-первых, руководителям заводов неинтересно продавать белорусским организациям по фиксированным ценам; во-вторых, при экспорте гораздо больше возможности получать личную выгоду; в-третьих, между централизованным спросом и централизованным предложением нет координации и обмена информацией.

ВОПРЕКИ ЗДРАВОМУ СМЫСЛУ

Высокие цены на нефть и энергоресурсы постепенно разрушают потенциал химической отрасли. За I полугодие зафиксирован рекордный рост торгового дефицита по данной позиции в торговле с Россией. Если в 2003г. дефицит составлял $90 млн., то в 2006г. он увеличился до $198 млн. Причем в 2006г. темпы роста импорта товаров химической отрасли из России (45,4%) были значительно выше темпов роста белорусского экспорта в РФ (10,1%). Россияне увеличили объем продажи в Беларуси полимеров, моноволокна и полиацеталя. Отмечен рост импорта российских азотных удобрений: в физическом выражении с 7,7 тыс. т до 31,7 тыс. т, в ценностном - с $3 млн. до $13,7 млн., т.е. 4,6 раза. Не менее впечатляющим выглядит рост импорта минеральных смешанных удобрений: с 22,1 тыс. т до 102,7 тыс. т, в ценностном выражении - с $4,6 млн. до $25,6 млн., т. е. в 5,6 раза.

Интересная картина возникает при сравнении динамики экспорта азотных удобрений. Беларусь существенно нарастила экспорт с 3048 т в I полугодии 2005г. до 7370 т в 2006г. Выручка увеличилась с $895 тыс. до $2,5 млн. Имея свой гродненский «Азот», который потребляет огромные объемы дефицитного российского газа, мы в физическом выражении закупаем у россиян в 4,3 раза больше азотных удобрений. Мы платим за них в 5,5 раза больше, чем выручаем для себя. При этом в 2006г. тонна азотных удобрений из России стоила $432, а мы продавали россиянам аналогичную тонну за $339.

Если не знать нюансов белорусского ценообразования, специфики выполнения плана по росту экспорта, не учитывать схем по освоению бюджетных средств для поддержки сельского хозяйства, такая ситуация покажется абсурдной. Тем более что на этом рынке с белорусской стороны выступает всего лишь один оператор. К сожалению, он не волен распоряжаться своим производством по рыночной логике.

СЪЕДЕНО

Такая позиция, как пищевые продукты, рельефно демонстрирует разницу подходов к организации бизнеса и его эффективность. Наши производители традиционно считали себя фаворитами в России. Однако почивая на лаврах старых заслуг, свое присутствие на российском, да и на внутреннем рынке не расширишь. В 2004-05 гг. мы вышли на положительное сальдо в торговле готовыми пищевыми продуктами с Россией. Казалось бы, инициатива перехвачена. Но за I полугодие россияне продали нам на $11 млн. готовых пищевых продуктов больше, чем мы им. Причем российский импорт вырос на 19,6%, а белорусский экспорт сократился на 13%. При этом наша страна применяет 78 способов защиты своего рынка от российских конкурентов. Хорош союзник, не правда ли?

Статистика говорит, что уверенно растет экспорт мороженой говядины из Беларуси в Россию: с 24,7 тыс. т в первом полугодии 2005г. до 28,4 тыс. т в 2006г. (выручка выросла с $57,8 млн. до $77,5 млн.). Еще больше впечатляет рост экспорта свинины: с 9 тыс. т до 20,1 тыс. т (в ценностном выражении - с $20,9 млн. до $48,8 млн.). Однако инсайдеры этого рынка подозревают, что такой взрывной рост является следствием запрета на ввоз украинского мяса в РФ. Путем нехитрых манипуляций украинское мясо становится белорусским и попадает на российский рынок, хотя официальная статистика таких схем не фиксирует.

Такой расклад по пищевым продуктам говорит лишь о том, что за редким исключением производители на данном сегменте рынка неконкурентоспособны даже по сравнению с россиянами, не говоря уже о литовцах, поляках или странах Западной Европы. Миллионы потребителей Беларуси знают шикарный вкус литовских сыров. Однако, по официальной статистике, в I полугодии 2006г. мы у наших северных соседей вообще сыров и творога не покупали. Точно такая же ситуация с Польшей. Данный сегмент рынка по литовским и польским товарам отдан на откуп челночной, неофициальной торговле.

Динамика развития торговли пищевыми продуктами с Россией убедительно доказывает, что широкомасштабная господдержка экспорта и сельхозпроизводителей оказывается менее эффективной, чем рыночные механизмы мотивации. Иначе ситуация в торговле пищевыми продуктами с Россией была бы совершенно иной. Не будь газовая тема такой политизированной, Россия могла бы выйти из соглашения по равным условиям хозяйствования только на основе состояния белорусско-российских отношений в производстве и торговле готовыми пищевыми товарами. Не сделав этого, она дала понять, что не боится ни рыночных, ни административных моделей конкуренции с Беларусью.
Добавить комментарий
Проверочный код