Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
«Нет в Беларуси того человека, который не знает о вас как о председателе великой страны» - сообщил Александр Лукашенко председателю КНР. А насколько хорошо вы знаете Си Цзиньпина?
давно на короткой ноге с товарищем Си
лично не знаком, но есть общие знакомые
пересекались пару раз на тусовках
тщательно отслеживаю каждый шаг товарища Си
не помню, кто это, но раз президент говорит, наверное, мы знакомы
№35 (554) 04 сентября 2006 г. Автостоп

Люди на дороге-2

04.09.2006
 

Елена АНКУДО

«Мы за несколько лет перебирали все население БССР, включая младенцев и стариков»

Давным-давно инспекторы ГАИ ходили пешком и сами строгали себе жезлы. В прошлом «Автостопе» (см. N24 от 19.06.2006г.) мы рассказали, почему у стражей порядка на дорогах не было автомобилей, как они переключали сигналы светофора и боролись с «неправильным использованием автотранспорта». Но дорожный патруль БССР не стоял на месте - советские гаишники научились контролировать обстановку даже из вертолета.

ПО РАЗНЫМ ПРАВИЛАМ

В СССР правил дорожного движения (ПДД) было много. В «Типовые правила движения по улицам городов и дорогам СССР» довоенного образца власти каждой братской республики вносили свои коррективы. Так появлялись «Правила уличного движения по городу Ленинграду», Баку, Минску и т.д. На всякий случай водителю, въезжавшему в чужой город, рекомендовалось пробежать глазами местные правила, т.к. в них вполне могли быть новые пункты, которые не следовало нарушать. По воспоминаниям ветеранов белорусской ГАИ, правила отличались даже в разных областях БССР - их утверждали на заседаниях облисполкомов, исходя из собственных представлений о дорожном движении.

Чтобы гаишники союзных республик не проявляли излишней инициативы, их ограничивали инструкциями о надзоре за движением транспорта и пешеходов - «основным средством в борьбе с дорожными происшествиями». Подчиняясь требованиям инструкций, белорусские гаишники напоминали футбольных арбитров - они выходили на дорогу с цветными карточками для проштрафившихся игроков. С 1952г. водительское удостоверение выдавалось с талоном зеленого цвета. В наказание за дорожное происшествие инспектор компостировал его, составляя протокол. После трех «дырок» зеленый талон заменяли желтым, а желтый - красным. Если нарушитель делал выводы и полгода ездил без замечаний, ему возвращали «зеленую карточку», если нет - заставляли заново сдавать экзамены в автошколе.

Особое внимание было уделено любителям выпить за рулем. По воспоминаниям начальника УГАИ МВД БССР в 1973-86гг. Василия Сасима, в начале 60-х гг. водителям, управлявшим автомобилем в нетрезвом виде, ставили в талон особый штамп красного цвета. Однако наказание не произвело ожидаемого эффекта: заметив, что красное пятно расплылось по многим водительским удостоверениям, граждане БССР махнули на него рукой, а некоторые и вовсе использовали как повод для нового тоста. Готовя обзоры дорожных происшествий, белорусские гаишники горестно вздыхали: как следует из отчета образца 1948г., в Бобруйской области «ни один шофер-пьяница к уголовной ответственности не привлечен».

Вольная трактовка ПДД прекратилась в 1960г. после появления единых «Правил движения по улицам и дорогам СССР». После их введения водителей обязали подтвердить знание новых правил на экзамене.

ДТП В ПОЛЕ

Инструкция по учету дорожных происшествий МГБ СССР от 1952г. отнесла к ДТП происшествия с участием транспорта, «повлекшие за собой смерть или ранения людей, повреждение подвижного состава, а также поломку гужевых транспортных средств, порчу или утрату груза и другие тяжелые последствия». Первоначально белорусские гаишники регистрировали в год около 1 тыс. дорожных происшествий по всей республике; машин в то время было не много - в 1950г. их количество едва превысило 27 тыс.

Но за порядком на дорогах пристально следили: инструкции обязывали гаишников «организовывать пикеты в составе не менее двух работников ГАИ на автомобилях и мотоциклах». Пикеты «не должны были допускать одновременной остановки более трех автомобилей на одного проверяющего, а также задерживать автомобиль для технического осмотра и оформления более чем на 10 минут». Советские реалии вносили в инструкции свои коррективы: сотрудников ГАИ было слишком мало, чтобы «группироваться», а мотоциклы не всегда выдавали даже руководству. Случалось, чтобы выехать на ДТП, начальнику приходилось ловить попутки.

Основным дорожным нарушением в БССР было превышение скорости. Так, согласно отчету 1948г., 95% всех аварий в Молодечненской области «произошло по причине превышения скорости», при этом «ни один водитель не был лишен прав управления автомобилем».

По воспоминаниям Николая Артемьева, в 1985-94гг. начальника ГАИ МВД БССР, в год за нарушение ПДД привлекали до 1,5 млн. человек: «Учитывая количество жителей в республике, мы за несколько лет перебирали все население БССР, включая младенцев и стариков».

И все же по количеству и тяжести ДТП Беларусь находилась в конце списка - здесь не было крупных аварий. Самое крупное происшествие, которое произошло в мае 1977г., унесло жизни 22 человек, да и случилось оно не на автомобильной, а на железной дороге. Нарушителями обычно становились пьяные велосипедисты и незадачливые труженики полей, умудрявшиеся перевернуть на поле трактор, комбайн или сеялку. Поэтому в борьбе за показатели гаишникам приходилось думать об изменении конструкции сельхозмашин. По просьбе правоохранителей инженеры МТЗ разработали более широкую заднюю ось трактора, предназначенную для движения по трассе, и укрепленную кабину - чтобы водитель мог остаться в живых после переворота на ухабистых полях.

МАРШРУТ N62

Одно из немногих ДТП, оставшихся в памяти гаишников-ветеранов, произошло на развязке улиц Столетова и Филимонова в Минске зимой 1980г. Более двух десятков пассажиров автобуса N62 сгорели за секунды. Пламя было таким сильным, что тела собирали по фрагментам, а некоторые так и не удалось идентифицировать.

Трагедия произошла рано утром, в час пик, когда впереди автобуса перевернулась цистерна бензовоза. Ее люк был скреплен болтом только с одной стороны, а не с двух, как требовала инструкция. Перевернись цистерна в другую сторону - и люк остался бы прижатым к земле. Но крышка отскочила, и на асфальт хлынул бензин. Водитель, пожилой мужчина, пытался закрыть люк спиной, однако напор был слишком силен. Автомобилей на улице было не много, водители заметили перевернутый бензовоз и стали разворачиваться.

Пассажиры маршрута N62 потянулись к выходу. Уровень бензина доходил людям до щиколоток, но никто не торопился отойти в сторону - все надеялись, что автобус вот-вот продолжит движение. Тем более что у дверей образовалась небольшая толпа: какая-то женщина зацепилась сумкой за поручень, и два десятка человек терпеливо ждали, когда она ступит на землю.

И тут на бензиновое пятно выехал автомобиль «скорой помощи» марки «Москвич». Пользуясь положенными привилегиями, водитель решил объехать толпу, но, заметив, что он едет не по воде, а по бензину, резко затормозил. Мотор заглох. Водитель повернул ключ в замке зажигания - и это стоило жизни всем, кто стоял на разлитом бензине.

Пожарные приехали спустя считанные минуты после сигнала, однако работы для них уже не было. Огонь унес жизни людей мгновенно. Собственно, спасать в тот день было некого: погибли все, кто был в автобусе или стоял на асфальте, залитом бензином.

Впоследствии в автошколах было повышено внимание к изучению правил безопасности на дороге, а также возросли требования к техническому состоянию бензовозов: каждая такая машина была не только отремонтирована, но и покрашена.

НЕБЕСНАЯ ГАИ

Дорожную обстановку в БССР ставили в пример партийным и советским руководителям других республик. По воспоминаниям ветеранов, иногда им даже не давали рассказать с трибуны о своих насущных проблемах, поскольку, по общепринятому мнению, они были ничтожны по сравнению с проблемами других регионов.

Все руководители внимательно прочитали статью собкора «Известий» Матуковского «Минский феномен» о том, как минчан научили переходить улицу исключительно на зеленый свет. Рапортуя о белорусском достижении, произошедшем с подачи первого секретаря Минского горкома КПБ Николая Слюнькова, корреспондент умолчал, что количество оштрафованных за неправильный переход дороги пешеходов превысило десятки тысяч человек. Получая с нарушителей от 50 копеек до 3 рублей, гаишники собирали в год по 300 тыс. рублей. Сообщение по месту службы могло отодвинуть очередь на квартиру, лишить путевки в санаторий и даже стипендии.

Желание быть примером во всем подвигло гаишников еще на одно новшество - патрулирование дорожного движения с вертолета, которое началось в октябре 1975г. в рамках Всесоюзного смотра безопасности движения на всех видах транспорта, о чем незамедлительно сообщила «Советская Белоруссия».

Вертолет патрулировал Слуцкое и Заславское шоссе на высоте 30-40 м. Маршрут выбирали не произвольно: по словам начальника отдела дорожного надзора ГАИ БССР Павла Рогаля, принявшего участие в первом полете, «эти дороги сложного профиля, с большим количеством дорожных знаков, ограничивающих скорость, предупреждающих о поворотах, уклонах». Нарушения небесные гаишники фиксировали постоянно, сообщая о них коллегам, двигавшимся по трассе на автомобиле.

Газетные публикации умалчивают, каким образом инспекторы, находящиеся в вертолете, определяли скорость движения автомобилей. Даже если они делали это на глаз, в спор с гаишниками никто не вступал по вполне понятной причине. Как отметили в недавно вышедшей книге «70 лет ГАИ РБ» историки-правоохранители, «применение вертолета ГАИ имело большое психологическое воздействие на участников дорожного движения, сдерживало их от соблазна превысить скорость или совершить иное правонарушение».

Успех не остался незамеченным: с 1977г. при патрулировании дорог стали применяться патрульно-санитарные вертолеты ГАИ. В год они успевали налетать около 1 тыс. часов, фиксируя каждый час по шесть-семь нарушений ПДД. И все же вертолет-контролер остался в истории: удовольствие подняться в небо оказалось слишком дорогим…

Фото из книги «70 лет ГАИ Республики Беларусь». Минск, БелТА, 2006г.

Редакция благодарит УГАИ МВД РБ за помощь при подготовке материала
Добавить комментарий
Проверочный код