Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№31 (550) 07 августа 2006 г. Тема недели

«Ну, добавили немножко перца…»

07.08.2006
 

Марина ГУЛЯЕВА

Если кто-то оценил продемонстрированный на минувшей неделе сюжет БТ как «гомосексуальный» или «порнографический», то глубоко заблуждается. Таких председатель НГТРК Александр Зимовский «искренне» жалеет. БТ вовсе не стояло в очередной раз со свечкой у чужой постели, пытаясь осветить на всю страну частную интимную жизнь. Это было всего лишь журналистское расследование. И «немножко перца».

Благодаря немеркнущему, зоркому и целомудренному оку БТ стали очевидны не только пикантные подробности жизни латышского дипломата, но и способности государства реагировать на прикосновения к чрезмерно чувствительным зонам. Следит за этим Республиканская экспертная комиссия по предотвращению пропаганды порнографии, насилия и жестокости (РЭК). Как формулируется в постановлении Совмина от 24 декабря 2002г., «основными задачами РЭК являются проведение научной экспертизы с целью недопущения пропаганды порнографии, насилия и жестокости в концертно-зрелищных программах, произведениях искусства, печатных изданиях, в предметах сексуального назначения, аудиовизуальной продукции на всех носителях, включая компьютерные игры».

Экспертиза проводится, если она инициирована «госорганами, организациями независимо от форм собственности и физическими лицами, а также создателями эротической продукции». Как указано в постановлении, инициировать экспертизу «могут» и сами члены РЭК. А могут и не инициировать, принимая во внимание узаконенную необязательность задачи.

Предложение корреспондента «БелГазеты» оценить сюжет БТ секретарь РЭК Владимир Томашевский воспринял без энтузиазма, поскольку, во-первых, за год комиссия делает около 400 заключений, поэтому «инициировать что-то еще и самим, это уже сложно». А во-вторых, Томашевский не видел сюжета: «на основании чего я буду инициировать интерес?» Не видела его и председатель комиссии Нина Фрольцова, о чем она сказала в интервью Радио «Свобода». А на нет, как говорится, и РЭКа нет.

Но это БТ все-таки показало. Александр Зимовский признался, что не считает себя специалистом по порнографии, но заявил, что к сюжету она не имеет никакого отношения, и отвергает обвинения во вмешательстве в частную жизнь. Как будто бы не категоричен по отношению к людям нетрадиционной сексуальной ориентации: «никто не запрещает ему заниматься тем, чем он хочет заниматься, но «вести себя надо прилично в стране пребывания». Так что это было? Может, тщательно завуалированная идея раскрепостить «пуританское в общей массе», по оценке Зимовского, белорусское общество?

Председатель НГТРК Александр ЗИМОВСКИЙ в беседе с обозревателем «БелГазеты» рассказал, в чем единственно рисковало БТ, продемонстрировав сюжет, вызвавший уже даже не скандал, а дипломатическую войну между Латвией и Беларусью.

- Как вы отнеслись к тому, что сюжет БТ о скандале вокруг латышского дипломата в различных СМИ получил оценку как «гомосексуальный» ?

- Если коллеги увидели только гомосексуальный сюжет, то мне их искренне жаль, поскольку они не видят разницы между частью материала и собственно журналистским расследованием.

- Какую профессиональную цель преследовал сюжет?

- Расследование криминального случая порнографии в одном из районов Минска.

- А с какой целью демонстрировался половой акт между двумя мужчинами - продемонстрировать общественности аморальное поведение латышского дипломата?

- Расследование велось не против дипломата, а против лица, которое выдавало себя за латышского коммерсанта, и под этой личиной занималось распространением порнографии. Как только сотрудники правоохранительных органов обнаружили, что это дипломат, они поступили в соответствии с Венской конвенцией, т.е. прекратили всякие следственные действия, поскольку дипломат является лицом неприкосновенным. Даже если он находился под чужим именем в поле зрения следственных органов, фигурировал в гомосексуальных сценах и занимался распространением порнографии. Ему дали возможность покинуть страну. А латышская сторона, как я понял, очень хотела придать этот факт гласности, т.е. они хотели непременно с разоблачением. Как говорил небезызвестный Фагот: вот вам, пожалуйста, факт разоблачения, которого вы так добивались.

- Так что и кого вы разоблачали?

-
Мы никого не разоблачали. Мы снимали сюжет о распространении порнографии, частично воспользовавшись оперативной съемкой. Были у нас «живые» - наши собственные съемки. Вас что-то не устроило?

- Качество доказательной базы, в частности оперативные съемки, которые, если не ошибаюсь, в суде не являются доказательством…

- Вас не устроило качество гомосексуального акта? Что плохо снято, без подсветки?

- Вы говорите об этом, как эксперт?

-
Нет, у нас есть специалисты, которые занимаются экспертизой порнографических материалов. У нас никто ничего не запрашивал. Но это не кино, которое они могут запретить показывать, дать рекомендации по возрасту и т.д. Отсматривать наши репортажи накануне выхода им никто не даст, потому как это называется цензурой. С какой стати? Они могут предъявить потом какие-нибудь санкции телекомпании, наказать меня, репортера…

- Вы готовы к этому?

- Конечно.

- Тем более что в отношении этого сюжета можно говорить о нарушении нескольких законодательных норм, в частности о невмешательстве в частную жизнь, что закреплено в Конституции, Гражданском кодексе и законе о СМИ.

- Мы ничего не нарушили.

- В соответствии со ст.40 закона о СМИ, «журналист обязан получать согласие (за исключением случаев, если это необходимо для защиты общественных интересов) на распространение в средстве массовой информации сведений о личной жизни гражданина от самого гражданина либо его законного представителя». Какие общественные интересы вы защищали, показывая кадры интимной жизни?

- Это было в рамках расследования дела о распространении порнографии.

- Гомосексуализм в Беларуси не преследуется уголовным законодательством…

- А разве мы призывали посадить участников этого полового акта? Мы действуем строго по закону.

- Тем не менее нарушили его, представив гомосексуальную связь как нечто аморальное…

- Герой сюжета нарушил закон, который запрещает распространение порнографии.

- А причем здесь его личная жизнь?

- Это доказательная база!

- Чего?

- Вы сосредоточились на эпизоде, снятом в рамках следственных действий. Но почему-то настойчиво оставляете за кадром факт изъятия порнографических материалов, факт их распространения, слова гостя нашего героя, который сказал, что он пришел за кассетами, выпили шампанского, попутно позанимались любовью. Он являлся распространителем порнографических материалов! Перед демонстрацией сюжета специально было сказано: факты, которые вы сейчас увидите, могут вас шокировать, и если вы этого опасаетесь, то вам лучше этого не смотреть. Эта фраза была заранее оговорена, я специально проверял, вошла ли она в сюжет.

- А что шокирующего, на ваш взгляд, было в сюжете?

- У нас и скотоложство, насколько я помню, не является уголовно-наказуемым деянием, но если вы скажете, что это не шокирующее зрелище, о чем мы тогда с вами будем спорить…

- Не боитесь судебных исков?

-
Латышский дипломат мог сразу, не вставая с кровати, предъявить свои претензии, заявив, что, мол, вы нарушили мою частную жизнь, что я здесь останусь, буду каждый день ходить на работу и на основании белорусского законодательства напряженно судиться. В одной руке у меня будет Венская конвенция, в другой - ваш Уголовный кодекс. Вы влезли в мою личную жизнь, и я вас разорю! Так чего он не остался? И не предъявил никаких претензий ни мне, никому другому?

- Может быть, пока не предъявил?

- Вы думаете, что он это сделает, когда у него заживет психологическая травма?

- В общем, вмешательства в частную жизнь не произошло?

- Нет, не произошло, потому что это было предпринято в рамках определенных следственных действий. В чистом смысле, да, это вторжение в частную жизнь, но осуществляется на основании законодательного акта. Как в исключительных случаях нарушается тайна переписки: на это есть санкция прокуратуры или суда. Нарушается право невмешательства в частную жизнь в рамках определенных следственных мероприятий. И вообще, как гласит девиз газеты «Нью-Йорк Таймс», «все новости достойны опубликования».

- Мне пришлось побывать в редакциях крупнейших американских газет и журналов, и, помимо того, что в каждой из них есть собственный этический кодекс, они еще очень щепетильно следуют статье Конституции о невмешательстве в частную жизнью. Какие у вас лично представления о том, что можно, а что нельзя демонстрировать?

-
Есть закон о СМИ, есть уголовное право, Гражданский кодекс и т.д. В рамках этого все новости достойны опубликования. Приведу пример, возможно, не из этой сферы, но тем не менее. Вы ведь часто видели, как ракета или самолет попадают в дома, потом выносят трупы и т.д. С точки зрения морали и этики эти кадры не хочется использовать, однако ими пестрят все репортажи, которые мы получаем с Ближнего Востока, из Ирака, Афганистана. Их тиражируют все крупнейшие компании мира.

В чем не повезло второму секретарю латышского посольства, так это в том, что он попался не под своим именем - подставил страну.

- Представители МИДа Латвии выступили примерно с таким же заявлением в отношении БТ - о «недопустимой провокации».

- Ну и что? Хочу задать только один вопрос: они сюжет видели? Хотя в Риге сюжет видели, там идет «Беларусь-ТВ». Уже на второй день были звонки. Но посольство Латвии не обращалось в Белтелерадиокомпанию с претензиями по поводу показанного сюжета.

- У вас нет никаких сомнений в безупречности сюжета ни с профессиональной, ни моральной, ни этической точки зрения?

-
У меня нет никаких сомнений. Есть определенный риск, ведь общество в своей массе - пуританское. Зритель всегда вправе спросить: зачем мне это показывают? Но также зритель имеет право и знать.

Да, какую-то часть зрителей этот сюжет может возмутить или нарушить их представления о канонах телевидения. Но эти люди воспитывались на программе «Время», что тут поделаешь… Возможно, они даже не слышали о подобных отношениях. Еще раз подчеркиваю: перед сюжетом было сказано, что зрелище может шокировать. У зрителей был выбор.

Пример, который я приведу, не имеет отношения к контексту нашего разговора, но помните, как когда-то огромную часть аудитории возмущала реклама женских прокладок? Мол, как это вы рассказываете о таких интимных вещах? Но ничего, страсти поутихли…

- Вы как-то очень лихо проводите параллели между рекламой женских прокладок и демонстрацией личной жизни дипломата…

- Никто не запрещает ему заниматься тем, чем он хочет заниматься. Но еще раз говорю: его действия не должны носить уголовно-наказуемого характера.

- Позвольте в свою очередь еще раз подчеркнуть, что гомосексуальные отношения в Беларуси не преследуются уголовным законодательством…

- Всякое журналистское расследование должно иметь некий налет сенсационности. Ну, добавили немножко «перца», ну обострили ситуацию - обычный журналистский ход.

- БТ будет продолжать «обострять» ?

- (С откровенным удовольствием хохочет.) Если они будут продолжать, то и мы будем продолжать.
Добавить комментарий
Проверочный код