Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№31 (550) 07 августа 2006 г. События. Оценки

За нефть ответят

07.08.2006
Экс-руководителям «Нафтана» предъявлено обвинение

Елена АНКУДО

С 19 июля в Верховном суде идут слушания по уголовному делу в отношении экс-руководителей ОАО «Нафтан». Разбирательства деятельности бывших гендиректора Константина Чесновицкого, и.о. коммерческого директора Сергея Мартынова и коммерческого директора Дмитрия Бондарчука проходят в закрытом формате.

ГРУППА НА ЗАВОДЕ

«Дело «Нафтана» привлекло внимание в декабре 2004г., после задержания сотрудниками КГБ Константина Чесновицкого (в дальнейшем помещен под домашний арест) и Сергея Мартынова. Сначала им предъявили обвинение в «хищении путем злоупотребления служебными полномочиями в особо крупном размере по предварительному сговору группой лиц», присоединив к делу Дмитрия Бондарчука, помещенного в СИЗО двумя месяцами ранее, и консультанта нефтетрейдера Trade Line LTD Яна Невойне. По мнению следствия КГБ, указанные должностные лица завода были причастны к занижению цен на нефтепродукты, которые продавались ограниченному кругу литовских и латвийских трейдеров.

За месяц до начала судебных слушаний генпрокурор РБ Петр Миклашевич на пресс-конференции озвучил размер ущерба, якобы нанесенного обвиняемыми, - $3,743 млн. По словам Миклашевича, следствие обнаружило счета в зарубежных банках, которыми мог распоряжаться Чесновицкий: «Сейчас прокуратура принимает меры, чтобы определенные средства, которые находятся на счетах за рубежом, были заблокированы и возвращены».

Генпрокурор также сообщил, что от экс-гендиректора «Нафтана» на стадии следствия поступило $1,25 млн. Этот факт мог послужить Чесновицкому поводом для обращения к президенту с просьбой о применении новой статьи УК 881 «освобождение от уголовной ответственности в связи с добровольным возмещением причиненного ущерба (вреда)». По сведениям корреспондента «БелГазеты», весной т.г. уголовное дело Чесновицкого даже выделяли в отдельное производство.

Но на скамье подсудимых бывшие должностные лица «Нафтана» все же оказались втроем. Их деятельность рассматривается в рамках двух статей УК. Все трое обвиняются в «злоупотреблении властью или служебными полномочиями, совершенном должностным лицом, повлекшим тяжкие последствия». Бондарчуку и Мартынову, кроме того, предъявлено обвинение в «хищении путем злоупотребления служебными полномочиями, совершенном повторно. Претензии следствия касаются присвоения бывшими должностными лицами «Нафтана» зарплаты и командировочных расходов. Последний предположительный участник по «делу «Нафтана» избавлен от необходимости отвечать на вопросы суда: Невойне находится в Литве.

ПОДСЧИТАННЫЕ СЧЕТА

В ходе расследования обвиняемый Бондарчук неоднократно подавал ходатайства о прекращении уголовного дела по причине отсутствия в его действиях уголовно наказуемого деяния. Сторона обвинения не разделила эту точку зрения. Как отметил на пресс-конференции Миклашевич, на суде гособвинитель потребует, чтобы фигуранты уголовного дела при доказанности их вины понесли строгое наказание, и подчеркнул: «Статьи УК, по которым они обвиняются, предусматривают суровые меры наказания». Действительно, максимальный срок, предусмотренный законом только по статье за злоупотребление властью или служебными полномочиями, - 10 лет лишения свободы.

Зарубежные счета, о которых упомянул генпрокурор, открыты в швейцарских банках на имена сыновей экс-гендиректора. Как удалось выяснить корреспонденту «БелГазеты», общая сумма двух счетов, открытых на имя одного из сыновей Чесновицкого, превышает $1,6 млн. По одной из версий следствия, эти деньги могли быть перечислены Невойне за создание для него наилучших условий на «Нафтане».

Стоит отметить, что до возбуждения «дела «Нафтана» сыновья Чесновицкого могли иметь отношение к коммерческой компании «Аллегро», закупавшей в России нефть для переработки на «Нафтане». Финансирование операций якобы проходило под патронажем Trade Line.

С ОБВИНЕНИЕМ НЕ СОГЛАСНЫ?

Закрытый формат «дела «Нафтана» не позволяет выяснить позицию обвиняемых относительно собранных в деле доказательств. Известно лишь, что в ходе предварительного следствия все трое неоднократно высказывали свое отношение к предъявленному им обвинению. К примеру, Бондарчук, занявший пост коммерческого директора в 2002 г., пытался убедить прокуратуру в своей непричастности к банковским счетам, открытым задолго до его появления на «Нафтане». Деньги, аккумулированные на счетах швейцарских банков, сыновья Чесновицкого могли заработать самостоятельно.

Что же касается заниженной цены на нефтепродукты, то «Нафтан» организовал их продажу через аукционы, на которых присутствовало до 15 покупателей. Информация о торгах размещалась на интернетовском сайте «Нафтана», и к участию допускались все претенденты, выполнившие необходимые условия в виде подачи заявки и заключении договора задатка. Цены на нефтепродукты формировались, исходя из спроса и предложения, и назывались покупателями, а не организаторами торгов. Незадолго до арестов на «Нафтане», в 2003-04гг., предприятие было признано лучшим экспортером года.

Обвиняя Бондарчука и Мартынова в хищении зарплаты, следствие подсчитало все время отсутствия этих должностных лиц на работе. Общий срок отсутствия на «Нафтане», к примеру, Бондарчука составляет около пяти дней. Это время собрано из ранних уходов коммерческого директора в конце рабочей недели для того, чтобы успеть совершить поездку по делам службы.

«ЧЕСНОВИЦКОМУ Я НИЧЕГО НЕ ПЛАТИЛ»

Корреспонденту «БелГазеты» удалось связаться с Яном Невойне, которого следствие КГБ считает причастным к «делу «Нафтана».

- Известно ли вам, что вы - обвиняемый?

- Да. О претензиях следствия могу только догадываться, отмечая, что в деле есть много неясных вещей. К примеру, цены «Нафтана», которые, как мне известно, были наиболее высокие в период работы в Беларуси Trade Line, вовсе не заниженные, как утверждает следствие, а самые высокие среди белорусских НПЗ.

- Незадолго до суда появилась информация о зарубежных счетах, которые, как выяснилось, открыты на сыновей Чесновицкого. Вам известно, что следствием рассматривалась версия, будто бы эти деньги перечислены вами?

- Чесновицкому я ничего не платил. Обратите внимание, на чье имя открыты счета. Почему бы не предположить, что сыновья Чесновицкого зарабатывали сами? Я знаком с этими молодыми людьми, они хорошие бизнесмены.

- Именно поэтому у вас появился общий интерес к компании «Аллегро»?

- Trade Line заключал контракты с «Аллегро», финансируя переработку нефти на «Нафтане». Но, насколько мне известно, Чесновицкие не имели отношения к руководству «Аллегро», директором компании числится человек с другой фамилией.

- Существует ли в западных странах практика перечисления комиссионного вознаграждения нефтетрейдером руководителю НПЗ?

- Нет. На Западе нефтетрейдеры ведут переговоры с коммерческим отделом НПЗ, рынки и клиенты оцениваются в зависимости от маркетинговой политики, а не связей.

- Может ли нефтетрейдер, работающий в Беларуси, использовать хорошие отношения с руководителем НПЗ для заключения сделок по выгодным ценам?

- Какая может быть выгода, если продажи проходят на аукционе? Принцип его организации таков, что товар получает тот, кто дает самую высокую цену. Какими бы дружественными ни были отношения директора завода и нефтетрейдера, последний всегда должен купить товар дороже, чем его конкурент.

- Как вы оцениваете свое сотрудничество с «Нафтаном»?

- По-разному. Случалось, и качество продукта подводило, и недоливы фиксировались. Когда завод четко понимал свои интересы и мог что-то у нас откусить, он всегда откусывал. Иногда мы формулировали свои претензии по недогрузам, но никто ничего нам не возвращал.

- Смог ли Trade Line возвратить предоплату за нефтепродукты, перечисленную на «Нафтан» и оставшуюся там по распоряжению КГБ в декабре 2004г., когда уже было возбуждено уголовное дело?

- Нет. Мы высказали свои претензии, попросив вернуть деньги, но ответа не последовало. Более того, в мае в 2005 г. ряду нефтетрейдеров отказали в сотрудничестве в белорусскими НПЗ на том основании, что названия их компаний фигурируют в уголовном деле. В результате несколько трейдеров, в т.ч. и Trade Line, не работают в Беларуси.

- Намерены ли вы обсудить возможность своего возвращения после оглашения приговора по «делу «Нафтана»?

- Трудно сказать. У меня нет недостатка в деловых партнерах в других странах. Кроме того, в Беларуси бизнесменов ждут большие риски.

- Что о «деле «Нафтана» говорят представители зарубежных нефтетрейдеров?

- Мы анализируем факты. В результате работы экс-руководителей Нафтана установились максимально выгодные цены, а их посадили в СИЗО. Затем из числа покупателей исключили несколько трейдеров, которые по этим ценам на аукционах приобретали большую часть продукции. Для чего убирают компании, которые давали более выгодные цены? Что при этом получает государство?

- Какого решения суда ожидаете?

- Объективного. В этом случае мы сможем претендовать на удовлетворение наших требований. К сожалению, следить за новостями придется из Литвы: мне не рекомендуют посещать вашу страну.
Добавить комментарий
Проверочный код