Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
«Нет в Беларуси того человека, который не знает о вас как о председателе великой страны» - сообщил Александр Лукашенко председателю КНР. А насколько хорошо вы знаете Си Цзиньпина?
давно на короткой ноге с товарищем Си
лично не знаком, но есть общие знакомые
пересекались пару раз на тусовках
тщательно отслеживаю каждый шаг товарища Си
не помню, кто это, но раз президент говорит, наверное, мы знакомы
№31 (550) 07 августа 2006 г. Sexus

Музыка, которую мы потеряли

07.08.2006
Забытые легенды белорусского альтернативного рока

Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ

№ 31 [550] от 07.08.06 - Нынешнее музыкальное пространство - почва в мифологическом смысле неглубокая: куда ни копнешь - все на поверхности. Ни тайн, ни легенд, ни задумчивых мертвецов в хрустальных гробах. В свете этой благости даже новости о том, что половина дуэта Atlantica заявила о распаде группы, а вторая половина возопила «Распаду не бывать!» и сообщила, что группа продолжает работать в неполном составе, выглядят мифотворчеством. Надо же, половина группы распалась, а другая половина по-прежнему зажигает! Был еще прекрасный миф о том, что вокалист группы Zet - это (о ужас!) сам Лявон Вольский, для устрашения нацепивший маску ку-клукс-клановца и вставную челюсть дядюшки Юлиуса. Но это тоже, согласитесь, как-то поверхностно. По этой причине, решив покопаться в музыкальной мифологии Беларуси, музыкальный обозреватель «БелГазеты» обратилась к 90-м.

О тех временах мало кто помнит. Носителей не осталось: компакт-дисков еще не было, вместо цифровых матриц - пластмассовые мыльницы, а срок годности аудиокассет аккурат ограничивается ровнехоньким десятилетием, которое отделяет нас от тех благодатных времен. Поэтому заявив о том, что на самом деле в альтернативной музыкальной культуре Беларуси все уже было, мы только добавим легендарности временам белорусской музыкальной сцены первой половины 90-х.

Культурный слой прошлого покрылся пылью: новые герои прыгают по сцене, каждую пятилетку кто-нибудь заново изобретает музыкальный велосипед. Да все как-то не так (если не считать «монстров» вроде «Крывi», Drum Extasy, «Ляписов» и прочих более удачливых выходцев из 90-х). А ведь были времена, когда в Беларуси происходило европейского масштаба рок-движение! Наши музыканты не участвовали в «крупнейших европейских рок-фестивалях», однако в минских клубах играли группы, которые по уровню полностью соответствовали тому, что в те времена было популярно в Европе.

Возможно, дело в том, что речь шла о мистическом поколении 70-х. Возможно, дело в короткой культурной памяти. Из недавнего диалога с одним концертным промоутером: «Я придумал чудесную фишку - устроить кинопоказы немых кинофильмов прошлого века с живым саундтрэком от наших альтернативных команд !» - «Да, здорово. Такое уже было в 2002-м. Ты будешь делать какое-то продолжение?» - «Ничего себе. А разве у нас такое уже кто-то делал?» Делал, в кинотеатре «Победа». Четыре года - непреодолимая разница.

Мало кто помнит, что группа Cranks когда-то неплохо справилась с ролью «битлов», явившись в один из клубов на лимузине, в «битловских» париках и костюмах, прорываясь сквозь визжащую толпу девочек. Нынешние победители «Басовiшча», группа Parason, вряд ли посещали концерты группы «Вершина», которая играла помпезный «депрессивно-психоделический хард-арт-рокс элементами джаза» (по их собственным словам). А ведь именно «Вершина» первыми, задолго до Parason, придумали свой авторский кавер на композицию Pink Floyd «Another Brick In The Wall». Да, были у нас и свои Sonic Youth, и Einsturzende Neubauten, и даже сам Марк Элмонд когда-то выступал в минском клубе (это не шутка)!

Чтобы окончательно нагнать жути, мы решили вспомнить о трех самых мифологических альтернативных группах, которые, к сожалению, потеряли. Эти группы были самодостаточны и уникальны. Они так и не смогли ни на кого повлиять, не оставили после себя «музыкальных наследников» и нынче существуют только в странных легендах.

RSQ. РАСЦВЕТ БЕЛОРУССКОЙ ИНДАСТРИЕЛ-КУЛЬТУРЫ

«Началось все в 1995г. На террасе 16-й общаги политеха, когда летними ночами я прыгал вокруг своего друга Вадима и рассказывал ему о том, как будет круто, если мы вдруг заиграем музыку, - рассказывает Дэн, один из участников проекта. - Я не умел играть ни на одном инструменте, а Вадим знал только три аккорда. Но нас это не волновало. Потом нашелся и барабанщик - Артем Залесский - он притащил все свои барабаны в общагу, и мы несколько месяцев громыхали прямо в 618-й комнате».

Музыка, которую игралиRSQ, была прямым отражением более чем нетрадиционных музыкальных предпочтений трио: Sonic Youth, Butthole Surfers, My Bloody Valentine, Curve, Fugazi, Dog Faced Hermans. «Для нас единственно важным была способность настраиваться на одну энергетическую частоту. - вспоминает Дэн. - Нас не волновало, правильно ли мы играем, потому что мы изначально делали все неправильно. У Вадима был свой строй гитары, неклассический, у меня тоже был неклассический строй бас-гитары, и я играл на ней аккордами. Гитары, кстати, мы смастерили сами - корпус от монструозного «Урала» плюс самопальные звукосниматели».

RSQ
репетировали в режиме непрерывного «джема» и могли часами играть одну и ту же ноту, постепенно впадая в экстатический транс. «Это была наша собственная территория свободы. Регулярно происходили абсолютно невменяемые записи, которым позавидовал бы сам John Zorn. Играли на аккордеонах, дудках, пластмассовых линейках - на всем, от чего можно было добиться звука. Все это записывалось через советские микрофоны на советские же магнитофоны. Никто тогда не задумывался о правильной звукозаписи, но результат был всегда именно тот, который требовался, - красивый теплый хаос ».

Концерты RSQ моментально привлекли внимание клубной аудитории города. «Наш первый концерт состоялся на гнилом крыльце, - увлеченно вспоминает Дэн и тут же уточняет. - На крыльце частного деревянного дома возле Червенского рынка. Среди приглашенных был Денис Лондон, которому мы понравились. Так мы получили предложение поиграть в настоящем клубном концерте вместе с Drum Extasy и проектами «Белорусского климата». И понеслось».

Музыканты прекрасно понимали, что делают не очень обычную для Беларуси музыку: «Мы были вне местного контекста, хотя нас любили и уважали многие минские составы. Но на публике нам не удавалось быть теми, кем мы были на репетициях. Нам не хотелось играть песни, хоть они у нас и были, а хотелось создавать на концерте стену звука, чтобы все вокруг замерло. И удалось это, по-моему, лишь однажды».

Сейчас Дэн живет в Москве и музыкой занимается для себя, сочиняя на компьютере безумные трэки и вспоминая, что «таких трансперсональных состояний, как во время репетиций RSQ, у меня не было никогда и ни под чем!» Барабанщик Артем сейчас работает с проектами «Серебряная свадьба» и «Гурзуф». Вадим же вовсе продал кому-то свою гитару и музыку забросил.

ROUBLEZONE . ГРУППА-МЕТЕОРИТ

На белорусском музыкальном горизонте «Рублевая зона» появилась внезапно - когда бывший прапорщик и огромный фанат Rolling Stones Олег «Джаггер» Минаков, проработав несколько лет в Германии в составе группы Виктора Смольского «Инспектор», вернулся назад, в Беларусь. И тут же создал джаз-роковую группу, набрав первоклассных музыкантов и объединив их авторитарным «европейским» подходом к музыке: все должно делаться с размахом на большую сцену, на английском языке, без оглядки на местный колорит.

В 1995г. был записан и издан единственный альбом группы «Put Your Money… Now!». Пусть он был выпущен нелегально (тогда в стране не было легальных издателей CD ), однако его можно считать первой CD -записью белорусской рок-группы. Впрочем, можно и не считать: официально диск не зафиксирован ни в одном каталоге мира, хоть и получил «Рок-корону» в 1996г. Фантомный альбом, иными словами.

Джаггер мигом подружился с половиной белорусских музыкантов, с другой половиной - насмерть поссорился. На сцене он был похож на попурри из всех концертных выступлений всех рок-звезд мира, никогда не снимал шляпы и темных очков, пел голосом Джо Коккера и жестикулировал, как Мик Джаггер. Это смотрелось феерично - целый год Roublezone не исчезали из телевизора; очень уж ярко смотрелся Минаков. В 1996г. Джаггер получил три «Рок-короны», в т.ч. самую главную, что вызвало в прессе ажиотаж на тему «Кто это такие вообще?». Его это не волновало. «В нашем шоу-бизнесе успех зависит только от того, сумеешь ли ты влиться в нужную тусовку», - часто говорил он. Однако влившись в тусовку, Джаггер вдруг бросил группу и уехал в Бельгию на ПМЖ. Осталась сплошная ругань. Со слов оставшихся музыкантов, Джаггер их попросту «развел»: и денег недоплатил, и оставшийся тираж альбома с собой увез. Прекрасная афера!

Виктор Смольский до сих пор недоволен тем, что Джаггер фактически развалил «Инспектора», да еще и украл у него песню, которая вошла в диск Roublezone. Александр Газизов, гитарист группы, после отъезда Минакова вернулся в родную «Краму». Барабанщик Анатолий Горбач также уехал в Бельгию, где зарабатывает деньги музыкой в качестве сессионного и концертного барабанщика. С Джаггером они, ясное дело, не общаются.

«Мы - самая крутая группа в этой стране!» - говорил Джаггер. Странно, но диск «Put Your Money… Now!» и правда остался уникальным образцом того, что в Беларуси можно было играть мощный европейский рок высшей пробы.

HASTA LA FILLSTА. ПЕРВЫЙ СЕКС-СИМВОЛ «ДЕВОЧКОВОГО» РОКА

Бывшие участники группы, вокалистка которой Кристина Менделеева в 1996г. году сводила с ума минскую клубную публику, сейчас по-прежнему занимаются музыкой, причем в серьезных проектах: IQ 48, Zet, Pomidor/off, «Харли» и проч. Почему же исчезла группа, о которой даже теперь все вспоминают с благоговением?

«В 1999г. нашей девочке пришлось уехать в дальние края. А с другой девочкой нам не хотелось и пробовать, - рассказывает барабанщик Дима Харитонович. - Потом нас судьба пораскидала по другим группам. Кристина до сих пор живет за рубежом, учится на кинорежиссера и уже сняла свою дипломную работу».

Ажиотаж, который в то время сопровождал группу, Дима не очень хочет комментировать: «Мы просто играли нормальную музыку и делали это достаточно честно. А насчет секс-символа, это ведь относительно. Теперь про группу можно сказать все что угодно ». Впрочем, он согласен с тем, что подобных групп с тех пор так и не появилось: «Сейчас музыка стала немножко другой. Такого просто никто не играет. Когда мы начинали, нам казалось, что музыкальное движение тоже начинается. А оно началось и закончилось. Выходит, те времена были началом конца. Наша нынешняя музыкальная культура - это что-то ужасное. Почти вся нормальная музыка происходит где угодно, только не здесь».

Hasta La Fillsta
мифологичны еще и тем, что стали первой и последней группой в истории «Басовiшча», победившая в конкурсе с небелорусскоязычной программой. На фестивале они оказались случайно: в 1997г. их демо попало кому-то из организаторов «Басовiшча». «Мы даже не знали, что там конкурс, и выиграли его, - рассказывает Дима. - Правда, приза я не помню. Кажется, были какие-то деньги, но они сразу на пиво все ушли». От группы не осталось почти никаких записей, только несколько чудом сохранившихся студийных mp 3, выложенных на «посмертном» официальном сайте группы.

…«Память формируется людьми, - говорит Дэн из RSQ, когда его спрашивают о том, почему в этой стране куда-то исчезает музыкальная информация. -А откуда взяться памяти в альтернативной среде, если вся ситуация в Беларуси работает над полным уничтожением самого слова «альтернатива»? Поэтому преемственность в околофилармонической среде сохраняется, а в альтернативной - нет. Связь между поколениями рвется, даже не успев начаться - при первой же возможности все бегут из Беларуси. Из года в год тенденции формируются через просмотр MTV, а не через собственные культурные традиции, поэтому раз в два года в Минске и появляются очередные «новые Korn». Но мы-то все помним!»
Добавить комментарий
Проверочный код