Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№27 (546) 10 июля 2006 г. Экономика

Газанём или загазуемся?

10.07.2006
Новые цены на газ - перестройка по-белорусски

Ярослав РОМАНЧУК

Газовая тема разделила полисимейкеров и экспертное сообщество Беларуси на два лагеря. Газооптимисты утверждают, что экономика без проблем выдержит повышение цен на газ даже до $135-150 за 1 тыс. куб. м. Мол, ресурс прочности есть: бюджет крепок, банковская система в порядке, затраты предприятий - под контролем. Небольшое снижение рентабельности и незначительный рост цен - национальное чудо не заметит потери бойца. Газопессимисты, напротив, предрекают серьезные системные экономические, а вслед за ними и политические изменения в Беларуси в случае повышения цены российского газа более чем на $100.

ЗА КРАЕМ ШАХМАТНОЙ ДОСКИ

Cпоры между газооптимистами и газопессимистами во многом похожи на экономическое шаманство. Дело в том, что отсутствует точная информация по ключевым слагаемым газового уравнения. Хорошо известно, что спекуляции на форексном рынке по поводу курса валюты или на фондовом - по котировке акций одной компании - имеют весьма большой разброс прогнозов. Когда речь заходит об увеличении цены на один из факторов производства - газ, число вариантов ответа о последствиях исчисляется почти таким же количеством, как после хода E2-E4 в дебюте шахматной партии. Все нобелевские лауреаты, вместе взятые, объективно не могут предсказать изменение предельной полезности десятков миллионов потребителей белорусских товаров и услуг. С повышением цен (неизвестно, на какие товары и на сколько) многие потребители откажутся покупать белорусское. Сколько и у каких конкретно производителей, сказать достоверно невозможно.

Доля в затратах производства, запас ценовой прочности (т.е. на сколько можно повысить цену, чтобы не спугнуть базового потребителя), интенсификация конкуренции, возможность снижения энергоемкости и рентабельности, потенциал для привлечения инвестиций, модернизации производства и снижения постоянных и операционных затрат - все эти факторы будут оказывать воздействие на характер последствий новой газовой политики. Не в последнюю очередь надо учитывать лоббистскую возможность директората «выбивать» бюджетные компенсации или льготные цены на энергоресурсы. И это только внутренние слагаемые газовой шарады.

К внешним относятся собственно цена на газ, возможность получить компенсационный кредит от российского правительства, а также условия его предоставления. Добавим сюда изменение условий входа белорусских товаров на российский рынок, а также гибкость конкурентов белорусских производителей на российском и других внешних рынках.

Очевидно, что в природе не существует формулы, при помощи которой можно было бы получить точный ответ на вопрос: «Что будет с белорусской экономикой после повышения цен на газ?» В 2007г. будут предприятия, которые вообще не почувствуют повышения цен на газ. Для других рост прямых затрат будет незначительным. Они постараются перенести их на цены для своих клиентов. Для третьих, особо энергоемких, наступят тяжелые времена. К их числу относятся многие предприятия топливной, энергетической, нефтехимической и металлургической промышленности.

Если верить официальной статистике, может сложиться впечатление, что никакой шок экономику не постигнет. Однако не все так радужно, как того хотят газооптимисты из Совмина, концернов и обслуживающих их организаций. В Беларуси, как и в СССР, не было и не могло быть механизмов равномерного распределения новой финансовой нагрузки на предприятия и население. Любую сильно централизованную экономику губит отсутствие координации между структурами и ведомствами госвласти. На вопрос, кто должен заплатить дополнительные $1,3-1,5 млрд. за газ, ответить не так просто. Минфин из бюджета? «Белтрансгаз» или «Белтопгаз»? Может, заставить монополистов раскошелиться и поделиться прибылью? Такие предложения рождаются в головах у тех, кто считает, что государство хочет защитить белорусов от действий российской газовой монополии. Ошибка в их рассуждениях в том, что они считают государство гомогенным, единым и непротиворечивым. На самом же деле руководители госструктур защищают свои личные и ведомственные интересы, отождествляя их с национальными. Среди министерств и чиновников идет нешуточная конкурентная борьба. Каждое подразделение государства старается, во-первых, выбить себе как можно больше бюджетных ресурсов; во-вторых, придумать более убедительные оправдания провалов и неудач; в-третьих, переложить новые расходы на потребителей, которые в отличие от мощных лоббистов не могут защитить себя. В рыночных демократических странах защитниками прав потребителей являются партии, парламентарии и депутаты местных советов. В нашей стране первые выведены в ранг внесистемной оппозиции, а вторые подыгрывают монополиям и крупным отраслевым лоббистам.

Таблица

НАЗАД В 90-Е?

Борьба за распределение финансовой тяжести от новых цен на газ уже сегодня набрала обороты. Поскольку белорусская бюрократия еще никогда не проигрывала в борьбе с потребителями и частным бизнесом, она наверняка постарается львиную долю газового бремени перенести на них. Едва ли согласятся с еще большей фискальной нагрузкой те 178 предприятий, которые и без того дают чуть меньше половины всех доходов бюджета. У них есть лоббисты в лице отраслевых министерств и концернов, способные искусно объяснить, почему «голубым фишкам» надо помогать и ограждать от конкурентов. В худшем случае чиновники все равно организуют схемы компенсации монополистам повышенных затрат через инновационные и другие госфонды.

Остальных - более 95 тыс. юрлиц, 185 тыс. ИП и более 3,7 млн. домашних хозяйств - ждут новые тарифы на газ и электричество, квоты на потребление энергоресурсов по низким ценам, повышение арендных платежей, а также рост отчислений в бюджет. Возможно, Минфин «выбьет» создание какого-нибудь спецфонда по выплате компенсаций от повышения цен на газ. Платить деньги в него будут преимущественно те предприятия, которым и сегодня живется не особо весело. А в следующем году вполне вероятно увеличение налогов - получится, как с НДС. Было очевидно, что объем налоговых поступлений в 2005г. возрастет, но Минфин и МНС и не думали снижать налоги. Существует опасность, что для выплаты «Газпрому» дополнительных $1,5 млрд. правительство соберет $2-2,5 млрд. и потратит разницу не на бедных и поддержку малого бизнеса в регионах, а на все тех же монополистов.

Что касается потребителей, то они должны готовиться к новым ценам на белорусские потребительские и продовольственные товары. При существующей мощной системе защиты национальных олигополий от иностранной конкуренции на внутреннем рынке белорусским предприятиям не составит труда поднять цены на 10-15%. Еще больший скачок цен следует ждать на импортные товары. Темпы роста доходов населения будут заметно отставать от роста цен. В результате спрос домашних хозяйств, который так динамично подогревали Нацбанк и Совмин, снизится. Люди потянутся за своими сбережениями в банки, что начнет подрывать основную ресурсную базу последних. Поскольку банкам не рекомендуют повышать процентные ставки, а от обязательства снижать стоимость кредитов и поддерживать злополучные «голубые фишки» и выдавать кредиты под выплату зарплаты их никто не освободит, то без накачки Нацбанком финансовой системы централизованными ресурсами сохранить макроэкономическую стабильность даже на сегодняшнем уровне будет крайне трудно. Как только Нацбанк уступит давлению Минфина, Минсельхозпрода, Минпрома и Минсоцзащиты и начнет увеличивать денежную массу на 100-150% в год, Беларусь может «свалиться» в состояние 1997-99гг.: множественность курсов, высокая инфляция, бегство от рублевых депозитов, обесценение зарплат и пенсий.

МИРОВЫЕ ЦЕНЫ - БЛАГО

Когда «Газпром» реализует свои замыслы, белорусское экономическое чудо начнет заметно блекнуть. Окружению президента нужно будет как-то объяснить своему патрону, почему упущено время для реформ. Начнутся активные поиски козлов отпущения. Если бы власти начали готовиться к мировым ценам на энергоресурсы на три-четыре года раньше, когда цены на нефть и металлы начали быстрое восхождение, то сегодня переговоры с «Газпромом» действительно были бы заурядным делом двух хозяйствующих субъектов. А так придется адаптироваться в далеко не самом приятном внешнеэкономическом контексте.

Каковы бы ни были оценки последствий повышений цен на газ для отдельных предприятий Беларуси, все равно выгодны мировые цены. Поэтому нашим властям следовало бы объединить усилия с Украиной и Молдовой, чтобы вместе с Россией выработать четкую формулу определения цены газа для наших стран. Деполитизация газовой темы сегодня выгодна и Владимиру Путину, пытающемуся убедить своих партнеров в ЕС и США, что он является сторонником рыночных отношений. Такую формулу должен был бы предложить белорусский Совмин. Всякие разговоры о газе для Беларуси, как для Смоленской области, подогревают аппетиты тех, кто хочет видеть нашу страну субъектом РФ.

Белорусские переговорщики по газу ведут себя явно неадекватно. Все страны вокруг давно имеют цены, которые гораздо выше белорусских. Даже «оранжевая» Украина, которая до 1 июля 2006г. вела себя ничем не лучше «красной», повысила цены на газ и электричество для населения. Уровень розничных цен газа и электроэнергии в Польше и странах Балтии уже позволяет привлекать серьезных инвесторов и формировать здоровую коммерческую составляющую ТЭКа. Белорусские же власти хотят усидеть сразу на двух стульях: сохранить в собственности газотранспортную систему и ведущие предприятия нефтехимии (это они называют экономическим суверенитетом) и добиться внутрироссийских цен на газ. При этом об инвестиционной составляющей тарифа на газ и электричество в правительстве вообще предпочитают умалчивать.

Очевидно, что защитить такую позицию властей РБ перед международным сообществом осуждением имперских амбиций России невозможно. Более того, настойчивые предложения официального Минска по сохранению внутрироссийских цен выглядят, как упорное нежелание признавать свой собственный суверенитет, свое право на самостоятельную экономическую политику, с учетом реального состояния мирового рынка, консервируя отсталость, некомпетентность и пассивность директората и управляющих госсобственностью. Для продолжения такой политики позарез нужны низкие цены на газ.

Чем быстрее Беларусь откажется от низких цен на газ, тем дешевле и безболезненней она начнет избавляться от неконкурентной макроэкономической политики и некомпетентного поведения на микроуровне. Тем очевиднее станут провалы в бюджетно-налоговой, банковской и регуляторной политике, а умолять Россию продавать дешевый газ и одновременно кусать ее за имперские амбиции - унизительно.

Ключ к решению газовой проблемы для Беларуси надо искать в институциональных реформах. В этом плане многому можно поучиться у Молдовы, Литвы или Польши. ТЭК - это бизнес, а не благотворительность или механическое продолжение государственной социальной политики. Поэтому белорусским переговорщикам по газу следовало бы отказаться от требования покупать газ по внутрироссийским ценам, закончить разговоры о продаже активов в обмен на дешевый газ, решиться-таки на дебюрократизацию экономики, снижение налогов и ввести жесткие нормы наказания за нарушения прав собственности. Так или иначе, новая цена на газ станет катализатором белорусского нэпа.

ТАРИФЫ НА ГАЗ ДЛЯ НАСЕЛЕНИЯ





 

 

 

ТАРИФЫ НА ГАЗ ДЛЯ ПРЕДПРИЯТИЙ

Добавить комментарий
Проверочный код