Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№25 (544) 26 июня 2006 г. Радости жизни

Джаз-дебош с Деборой

26.06.2006
В Минске выступила знаменитая джазовая певица Дебора Браун

Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ

Иногда кажется, что в нашей стране все-таки возможны настоящие концерты звезд мирового уровня. В рамках «Недели джаза», организованной Белгосфилармонией, в Минске выступил удивительный дуэт - голландский пианист Майк Дель Ферро и американская вокалистка Дебора Браун.

В джазовых кругах Дебора Браун в представлении не нуждается. Правда, на европейской сцене ее любят чуть больше, чем на родине (поэтому она и променяла родной Канзас-Сити на старушку-Европу). Дебора знаменита в первую очередь удивительным талантом вокальной импровизации, легким отношением к стилистическим рамкам (ее интересует и классика, и фолк, и камерная музыка, и даже ультрасовременные стили вроде house ) и добродушной гибкостью, с которой она интерпретирует классические стандарты. За более чем тридцать лет карьеры Дебора выпустила одиннадцать альбомов, десять лет выступала с оркестром Олега Лундстрема, работала с такими известными джаз-мастерами, как Мишель Легран, Рой Харгроув и Джонни Гриффин, много лет являлась лидером собственной джаз-банды Jazz 4 Jazz, а последние семь лет преподает вокал в одном из музыкальных университетов Голландии. Ее сравнивают с Эллой Фитцджеральд, ей рукоплескали более чем в 50 странах мира. И теперь это чудо появилось в Минске. Естественно, в день концерта купить билет было невозможно.

В первый день своего визита Дебора дала мастер-класс в одной из музыкальных школ города: показала несколько вокальных дыхательных упражнений, спела несколько композиций под аккомпанемент Майка, а еще поделилась секретами - например, рассказала о том, как восстанавливать простуженный или осипший голос. В разгар одного из самых чувственных вокальных упражнений (Дебора демонстрировала какие-то трюки, связанные с языком) один из телеоператоров слишком настойчиво нацелил камеру чуть ли не в рот певице. «Вы что, это запрещено снимать!» - вскрикнула Дебора, и оператор от ужаса чуть не сел на пол. «Ха-ха, я же пошутила», - захохотала джазовая мадам.

Вечером Дебора познакомилась с профессиональными белорусскими музыкантами в рамках музыкального вечера в посольстве США. Певица была приятно впечатлена музыкой участников Apple Tea, однако ее сердце разбили не они, а 20-летний саксофонист Павел Аракелян, давший такого жару, что Дебора тут же захотела попробовать поджемовать вместе.

На пресс-конференции, состоявшейся на следующий день, Дебора сетовала, что джаз нынче не так популярен, как раньше, и если бы не спонсоры (концерт состоялся благодаря поддержке американского посольства), все джазовое искусство давно кануло бы в небытие. Осознавая, что ее творчество - не массовый, а штучный, утонченный продукт, Дебора добродушно язвила в адрес популярных джаз-звезд Дайаны Кролл и Норы Джонс. «Раньше джаз слушали в дешевых клубах, а теперь за билет на концерт Дайаны Кролл или Норы Джонс платят по $100! Это одна пятая средней недельной зарплаты. И все равно на концерты ходят - эти певицы получают по $100 тыс. за концерт. С ума сойти! Я даже представить такой суммы не могу!»

Сама Дебора относится к джазу не как к бизнесу, а как к искусству. Видимо, поэтому она шутит насчет того, что ни одна ее концертная ставка не перебила гонорар, полученный певицей в ранней юности за первое в жизни выступление в локальном Диснейленде родного Канзас-Сити: «Это было 35 лет назад. Я получила целую кучу денег и была счастлива!» По той же причине она переживает за молодых джазовых исполнителей, которые «могут десятилетиями играть по клубам и так и не получить контракт с рекорд-лейблом», и пытается их поддерживать хотя бы в рамках мастер-классов, столько же обучая, сколько и вдохновляя своей неземной позитивностью. Разумеется, она верит в то, что истинный талант пробьется сквозь стену коммерческого искусства: «Конечно, нам, джазовым музыкантам, приходится делать все самим: организовывать собственные концерты, вести переписку, исполнять обязанности собственного менеджера. Это очень суровый бизнес. Но главное здесь - быть сильным и не сдаваться. Известность когда-нибудь случится, пусть и не сразу».

Через несколько часов Дебора появляется в зале, роскошная и улыбчивая. Обнаружив дополнительные ряды на сцене, хохочет: «А это, как я понимаю, наш хор?» Вместе с Майком, играющим на удивительно пыльном рояле («Ну почему никто не протер рояль, вот стыд-то!» - ворчит кто-то из «сценических» рядов), она исполняет классические джазовые стандарты, округляя и окрыляя их своим удивительным голосом.

Импровизируя, Дебора демонстрирует удивительную мягкость и легкость. В ее манере нет визгливой натужности, свойственной некоторым представителям эстрадного джаза, сложнейшие вокальные трюки даются ей легко и непринужденно, а характерный джазовый «скэт» игривой легкостью похож на птичье пение.

Такое впечатление, что у голоса Деборы - несколько возрастов: нежное сопрано девочки-подростка, чувственное рычание 60-летней джазовой дамы, мягкая вибрация бальзаковского возраста и игривая утонченность самоуверенной девицы лет 25. Сочетание оттенков и возрастов превращают каждую композицию в настоящий джазовый театр, где голос является всеми актерами сразу.

Майк дополняет картину, исполняя граничащие с авангардом пассажи на рояле, а Дебора шокирует более чем вольным исполнением классической Summertime и насвистывает сложнейшие мелодии, придуманные прямо сейчас, на сцене. Выступление дуэта, несмотря на безудержную креативность, кажется почти камерным - аккуратным, чувственным и полным неуловимых оттенков. В особо удачные моменты Дебора, смеясь, трогательно закрывает ладонями уши - ну, где же грохот аплодисментов? Певица так разошлась, что даже потеряла туфельку прямо на сцене. Правда, ее это ничуть не смутило, да и туфелька быстро нашлась.

Артистичной раскованности Деборы вскоре была противопоставлена академическая аккуратность белорусских мастеров. Объявив о долгожданном «сюрпризе», Дебора сказала, что на сцену выйдут ее «друзья» (это одно из немногих русскоязычных слов, которые она знает), и академический дуэт превратился в настоящий джаз-бэнд с Николаем Неронским за бас-гитарой, Александром Сапегой - за барабанами (оба - Apple Tea ) и Павлом Аракеляном в качестве духовой секции: саксофон, флейта.

Вместе они сыграли несколько известных стандартов (Shadow Of Your Smile, например), к концу шоу и вовсе перейдя на залихватский классический блюз вроде Kansas City. Дебора великодушна и снисходительна - улыбчиво приглашает каждого из музыкантов сыграть соло, пытается устроить более чем рискованную арт-перекличку вокала и саксофона, играет со зрителями, заставляя их повторять многоэтажные вокальные пассажи. Совместный джем удался, учитывая, что белорусские джазмены почти не репетировали с прославленным дуэтом. Возможно, наши музыканты не были такими же раскрепощенными, как Дебора, однако бэнд все равно вызвал троекратные овации. Деборе приходилось несколько раз возвращаться на сцену, принимать букеты роз, раздавать автографы и неизменно благодушно улыбаться.

После концерта осталось странное и непередаваемое ощущение: кто к нам вообще приезжал? Видимо, Дебора воплощает в себе некий архетип всех самых великих джазменов прошлого и настоящего. «Она волшебная, говорил же я тебе!» - кричит кто-то в холле.
Добавить комментарий
Проверочный код