Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№23 (542) 12 июня 2006 г. Sexus

Секса нет. И не будет!

12.06.2006
«Можа, так i трэба?..»

Татьяна КАРЮХИНА

Уже четвертый год на «Мельнице Моды» среди победителей непременно звучит имя Михаила Мытника. Он, безусловно, очень талантлив, его мужские коллекции белья и халатов вызывают одновременно восхищение и недоумение: почему до сих пор, как он сам выражается, многие белорусы еще ходят «в таких страшненьких «семейниках» из ситца». Накануне отъезда дизайнера в Москву на «Русский силуэт» корреспондент «БелГазеты» беседовала с одним из фаворитов «Мельницы Моды» Михаилом МЫТНИКОМ о мужских стереотипах в отношении белья, о чувственности и целомудренности белорусских модельеров и о том, почему сегодняшние дизайнеры стремятся прикрыть «самые лакомые» части тела.

- Какую степень обнаженности и в то же время степень целомудрия диктуют сегодня модельеры?

- Я лично за то, чтобы эта «обнаженность» была не сильно обнажена. Многие считают: если оголить тело, в этом будет классная «фишка». Открой грудь - и зрители в зале, не говоря уж о членах жюри, твои с потрохами. Какая глупость! Ведь многие согласятся, что, когда женскую фигуру обнажают полностью, у мужчин пропадает весь интерес. Они ведь сразу получают ответ на загадку, и разгадывать уже не хочется. Я же люблю оставлять лишь небольшой намек.

- Где вы оставляете «намеки» ?

- В женской коллекции «Гобелены жизни», которую я представлял на прошлогоднем «Мамонте», это была часть груди, нежная округлость плеча, бедро…

- Самые лакомые «кусочки»…

- …самые вкусные места для модельеров, которое они любят то закрывать, то открывать, - это грудь (в женской модели) и ягодицы (в мужской). Их можно закрыть мокрым полупрозрачным шифоном, можно вышить, поставить меховые заплатки, которые придадут коллекции эротизм.

- Ваша последняя коллекция «Байструк», которая будет представлена на «Русском силуэте»…

- (перебивая) …Ой, нет. «Байструк» - отдельная тема. Это колоритность белорусского народа, его самобытность, белорусские станюшки, лен…

- Они не могут быть эротичными?

- Если кто-то очень постарается, может, увидит в «Байструке» как эротизм, так и целомудренность. Я видел что-то усредненное - наш белорусский колорит: «Можа, яно так i трэба…» Ни расизма, ни религиозной нетерпимости. Даже секса не было… И тут делаем паузу, подразумевая, что, возможно, и не будет.

- А где же он есть?

- В предыдущей коллекции «Табу», в мужском белье, которое я делаю не на усредненного белоруса в семейных трусах, а на будущего, обновленного, над которым не довлеют стереотипы.

- В отличие от многих модельеров, которые сегодня одевают женщин, вы раздеваете мужчин…

- Я переодеваю их в красивое белье и стараюсь сделать это так, чтобы не было откровенно пошло.

- А где грань между пошлостью и эротизмом, а также целомудрием и нездоровым пуританством?

- Каждый художник определяет свою грань между пошлостью и сексуальностью. По-моему, так. Плюс многое зависит от менталитета.

- Вы легко создаете коллекции?

- Не всегда. Меня как-то спрашивали: «Часто ли к вам приходит муза?» Она ко мне не приходит, я ее сам догоняю, потому что если художник будет ждать прихода музы, объясняя безделье отсутствием вдохновения, то она и не придет. На музу нужно работать, работать и работать. Нужно искать. Я люблю начинать поиски с фактуры: ищу коллекцию в переплетениях и в создании новых переплетений, в новых полотнах, тканях. Моя коллекция рождается от полотна - в основном я работаю с трикотажем. Но оно само несколько бедновато для создания коллекции, поэтому приходится использовать искусственный мех, шелк, шифон, креп-атлас.

- И какие образы диктует это полотно?

- Трикотаж - материал домашний, в нем чувствуется мягкость, легкость и уют семейного очага. Из него мне хотелось сделать коллекцию мужских халатов и белья, которому я мог бы придать теплоту, уют, добавив в то же время сексуальности с помощью новых красок, и показать тем самым, что мужчины не ограничены в цветовой гамме. Хотелось доказать это нашим черным, серым и темно-синим белорусским мужчинам, предпочитающим белье в приглушенных тонах.

- А вы хотите видеть мужчину в цветочек?

- Ну да, если он разденется и останется в белье, которое купила ему жена, в таких страшненьких «семейниках» из ситца. (Смеется.) Этого и без меня хватает. Я хочу видеть мужчину в нормальной одежде: трусы могут быть даже из ситца, но сшиты они должны быть хорошо. Дизайн, расцветка в духе последних тенденций. Почему наших мужчин так трудно приучить к тому, чтобы они носили яркие, красивые вещи? Потому что даже на производстве считается, что лучше мы запустим в массы семейные трусы серенького или черненького цвета, которые можно было бы стирать раз в неделю, и это будет очень здорово…

- Изделия из коллекций, представленных в рамках белорусской недели моды «Меховой бум», можно было приобрести после показа. Спрос на ваше белье и халаты был?

- Продать коллекцию можно было бы, но дело в том, что она себя отработала. Эта коллекция была у меня еще до «Мехового бума», она была приглашена в Берлин в галерею «Лафайет». Но потом легпром сказал:«Надо!» Надо что-то представить на «Меховом буме». Пришлось ответить: «Есть», взять коллекцию и ввести элементы из меха, которые бы подтянули ее. Я просто добавил в уже существующую коллекцию унты, перчатки, шапки-ушанки, шубы, полушубки…

И к «Буму» коллекция себя почти изжила: после каждого показа ее приходится стирать, подшивать, перешивать… Звонки с заказами были, звонят до сих пор, буквально полчаса назад подходил парень, хотел заказать халат из коллекции «Табу». Один очень известный в Минске человек тоже заказал халат из итальянского полотна тонкой ручной работы, купленного за огромные деньги.

- Вернемся к трикотажу. Может трикотажное полотно диктовать откровенную сексуальность?

- Оно все же тяготеет к большей целомудренности, например, тем же моделям, что я делал в трикотаже, шелковые ткани придали бы больше эротизма, кожа - агрессивной сексуальности. В трикотаже меньше секса.

Когда я только начал делать коллекции, я делал ставку на то, что мое мужское белье будет замечено. Но, как мне кажется сегодня, оно подчас отдавало пошлостью: полный минимализм, гульфики на бечевках, маленькие кисточки меха на тонких веревочках, обнаженные торсы мужчин, полупрозрачные мокрые шифоны на женщинах. Сегодня, мне кажется, этим не покорить публику. Люди перенасыщены голым телом, они устали быть полностью обнаженными.

- Даже белорусы?

- Особенно белорусы. «Мельница Моды», фестиваль авангардной моды «Мамонт» были настолько перенасыщены обнаженной натурой, что дизайнеры стали не показывать, а прикрывать тело. В этом нет необходимости сегодня.

- Вы советовали мужчинам носить белье в духе последних тенденций. Что диктуют эти тенденции?

- Белье должно быть удобным, поэтому дизайнеры рекомендуют бесшовное белье, не сковывающее движения. Мы не должны задумываться, что на нас надето. Ткань, расцветки и узоры каждый выбирает по себе: мы как производители должны учитывать все запросы покупателя, а уж покупатель выбирает сам - кто кружева, кто хлопок, кто ситец.

- Мужчины - кружева?

- Боже упаси! Нет, конечно.

- Вы сами заявляли о желании побороть стереотипы…

- Только в цветовой гамме, но никак не в добавлении рюш и кружев в мужское белье. Это явный перебор! Кружево придает мужчине женственность, я же склонен подчеркивать его мужские черты и достоинства.
Добавить комментарий
Проверочный код