Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№19 (538) 15 мая 2006 г. Тема недели

Хомо саспенс

15.05.2006
Идеальный белорусский гражданин

Виктор МАРТИНОВИЧ

Предприниматели у нас не в почете. Их давили и будут давить, когда с остервенением, когда с извиняющейся улыбкой. Оппозиционные политики - враги. Студенты, вроде такие румяные, хорошие, пока президентские стипендии получают, но, случись какое потрясение в стране, первыми на улицы прут. Не в восторге Беларусь от журналистов, промышленников, писателей и даже тех, кто торгует в Интернете. Враги притаились среди музыкантов, телеведущих, художников, кинорежиссеров. Сажают ректоров, медиков и даже дипломатов. Кто же, черт побери, является идеальным белорусским гражданином, безупречной персоной, которой гордится страна?

Милиционеры, судьи и контролеры отпадают сразу же. Они в Беларуси - боги. Государство не может ими гордиться потому, что они и есть государство. Если бы в белорусскую архитектуру вернулось сталинское барокко, а Национальная библиотека возводилась в стиле московских «высоток», ее портики нужно было бы украсить фигурами сосредоточенных контролеров, массивных омоновцев, суровых судей. Для полноты картины здание следовало бы дополнить элементами готики с изображенными в виде химер лидерами оппозиции, кривляющимися в сторону администрации президента.

К категории богов, без сомнения, относятся и спортсмены. Их показывают по телевидению, доверяя рекламировать сотовую связь и предостерегать от СПИДа, они защищают честь нашей страны на международной арене. Они - атрибут белорусской государственности, такой же, как флаг и гимн.

Еще одна категория находящихся в почете людей - чиновники. К богам их не причислишь - в отличие от милиционеров, судей и спортсменов, их карьерный путь недолговечен. Президент, исполняющий в белорусском пантеоне роль Зевса-громовержца, регулярно отправляет в Лету тех из них, кто воображает себя богами. В нашей системе им отведена роль античных героев, которые получают высочайшее задание вычистить очередные авгиевы конюшни от мух и котлет и, совершив подвиги, отправляются на покой.

Далеко не все предприниматели, промышленники, писатели и музыканты довольны своим статусом неартикулированных врагов народа, «вшивых блох». Часть из них стремится «перекинуться» в добропорядочных граждан, мигрировать в социальную нишу, где их бы уважали или хотя бы не трогали. То, как поредели столичные рынки за последние 5 лет, доказывает: торговцы уходят, меняются, превращаются в кого-то еще. Стать милиционером, контролером, спортсменом им не дано. Заказан и путь в чиновники. Простому гражданину в нашей системе это так же сложно, как в античной, где герои были сплошь детьми богов, - на ровном месте превратиться в героя. К каким же ролям в обществе подталкивает всех «неугодных» государство?

Первый закон идеального белорусского гражданина - не суетись . Излишнее рвение наказуемо, даже когда оно направлено на благо людей. Если в неспешных водах российской и украинской общественной жизни лучшим средством передвижения по жизни является самодельная весельная плоскодонка или легкая «моторка», то в бурном потоке белорусской социальной реки дольше всех плывет обыкновенное бревно. Плоскодонки и моторки на первом же повороте либо выносит на мель, либо засасывает в водоворот госконтроля. Пример идеального общественного бревна - пенсионер. Он уже никуда в своей жизни не спешит, плывет по течению и не подгребает. Если бы пенсионеры могли платить налоги, государство всех нас рано или поздно сделало бы пенсионерами.

Второй закон идеального белорусского гражданина - знай своего начальника и бойся его . Предприниматели неприятны системе не только своей инициативностью, но и «неподчиненностью». Они вне пирамиды власти, они сами по себе. Спускаемые на них проверки и перелицензирования - попытка встроить их в систему, навязать им условное начальство в министерствах и инспекциях. Свобода от начальника присуща творческим профессиям, отсюда враги народа среди музыкантов, писателей, режиссеров и художников. Примерными гражданами в плане субординации могут быть военные, которых президент уважает едва ли не так же сильно, как милиционеров и олимпийцев.

Третий закон - завись . От зарплаты, выдаваемой из бюджета, от льготного кредита на строительство жилья, от государства. В плане зависимости идеальным белорусским гражданином является живущий в общежитии бюджетник, надеющийся на улучшение жилищных условий. Он раздавлен бытом и готов ложиться спать со значком «За Беларусь!» на пижаме, если бы кто-нибудь намекнул, что ношение оного может подвинуть его в очереди на жилье. Этот маленький, зачуханный человечек куда более мил нашей стране, чем тот, кто работает по 18 часов в собственной фирме.

Четвертый закон - не умей . Идеальный белорусский гражданин ни в коем случае не должен быть профессионалом своего дела: профессионализм рождает самоуверенность. Закон «не умей» пронизывает систему сверху донизу. Министр, не знающий специфики своего ведомства, академик, никогда не имевший отношения к НАН, писатель, хронически не умеющий писать.

Пятый закон - надейся и жди . Идеальному белорусскому гражданину не полагается обустраивать свою жизнь самому. Ему нужно ждать чуда от государства. Надеяться на то, что Зевс-громовержец вспомнит о нем и решит все проблемы.

В кинематографии есть термин «саспенс», который режиссер Франсуа Трюффо определил как «нарастание напряженного ожидания» в развитии сюжета. Жизнь идеального белоруса, этого «хомо саспенса», - бесконечное напряженное ожидание развития сюжета его жизни. Сюжета, над которым он сам совершенно не властен. Нет, уж лучше во враги народа!
Добавить комментарий
Проверочный код