Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№19 (538) 15 мая 2006 г. Sexus

Рок-дивы погорячее

15.05.2006
«Я очень нравлюсь девушкам с нетрадиционной сексуальной ориентацией»

Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ

Долгоиграющими женскими секс-символами наша рок-эстрада, к сожалению, никогда не блистала. Культовые фигуры были, но на протяжении десятилетия они практически не менялись: как правило, «Рок-княжну» на пресловутой «Коронации» было не из кого выбирать, ибо Веронику Круглову, Касю Камоцкую и Кристину Менделееву уже одаривали коронами. Сейчас в этой области наконец-то появилась здоровая конкуренция: рок-групп с женским вокалом стало не в пример больше. Sexus представляет собственную версию tор -5 белорусских рок-див, молодую генерацию «женской» рок-музыки.

Руся, Indiga

Помимо статуса «Рок-княжны», Руся может похвастаться еще и фэн-сайтом, который подарили ей поклонники, объявившие ее секс-символом белорусского рок-н-ролла: «Как женщине мне это льстит. Но я себя секс-символом не считаю: с моими-то физическими параметрами. При слове «секс-символ» мне представляется какая-то массивная баба с огромной грудью и задницей». Руся считает, что насчет секс-символа все «придумали журналисты», которым был кто-то необходим для этой роли: «Кася уже не в том возрасте, Круглова - в Берлине, а им кто-то был нужен». «Кстати, я очень нравлюсь девушкам с нетрадиционной сексуальной ориентацией», - заговорщически добавляет Руся.

Она не считает, что в Беларуси существует женский рок: «Рок - это музыка протеста. А в наше время не каждая женщина, поющая рок-музыку, может свой протест выражать». Руся - не совсем типичная рок-звезда, ей страшно «вкладывать людям в головы свои мысли» : по ее мнению, посетители рок-концертов «хотят копировать кумира», но она «хочет этого избежать и сподвигнуть их на то, чтобы они думали сами».

На Русю повлиял ряд выдающихся рок-женщин: Бьорк, Нина Хаген, Дженис Джоплин, Шинед О’Коннор. «А иногда, когда пою песни, близкие к фолк-стилистике, - говорит Руся, - я притворяюсь Вероникой Кругловой. Самой по неопытности тяжело входить в образы, а когда представляешь, что ты кто-то другой, становится легче. Например, раньше я говорила себе: вот, в этой песне я Нина Хаген - и чувствовала себя очень раскованно ».

Музыка и личная жизнь у Руси более чем взаимосвязаны - со своим мужем, гитаристом Дмитрием Демидовым, она познакомилась в студии, где группа прослушивала вокалисток. «Вначале он сказал: нет, нам такая безголосая не нужна. Но наш тогдашний басист Леша Павлович заступился: мол, все остальные еще хуже пели. Демидов вначале не хотел со мной общаться, а потом я его совратила своим голым животом - ходила на репетиции в низких джинсах ». Насчет того, отражаются ли сложности личной жизни в музыке, Руся отвечает однозначно: «У меня же все на лице написано! Люди творческие - они как дети - наивные и ничего скрыть не могут».

Катя Пытлева, «Клёндайк»

По совместительству ви-джей «Первого музыкального» и ди-джей «Радио Мир», Катя отчего-то смущается, когда ее называют рок-певицей: «Да ведь мы играем не рок-музыку, а какую-то фигню». Она считает, что женского рока как «отдельного стилистического направления и тусовки, как в России», у нас нет. Ее смущают сравнения с британскими музыкантами: «У меня нет сценического образа, я совершенно не думаю, как выгляжу на сцене и как себя веду. Понятное дело, что музыка, которую я слушаю, на меня влияет, но разве что на подсознательном уровне».

Катя ничего не пытается сказать слушателю своей музыкой, «разве что указать на то, что надо более глубоко чувствовать и обращать внимание на все, что тебя окружает, учиться жить не механически, а глубоко и эмоционально».

По ее мнению, личные отношения внутри группы - это не очень хорошо. «Мы относимся друг к другу как музыкант к музыканту, без половых различий. Но в своей первой группе, «Персона», мы с соло-гитаристом группы долго встречались - три года из пяти существования группы. А с «Клёндайком» такого нет: в группе только один холостяк остался». Теперь Катя считает, что «личной жизнью нужно заниматься вне группы, а в группе делать свою работу и заниматься музыкой».

Анастасия Шпаковская, Naka

Настя считает, что «говорить о роке в Беларуси как-то странно», потому что рок - это «некая борющаяся сила, сопротивление, а тут все тихо, светло и все счастливы». Женский же рок, по ее мнению, «отличает только то, что он поется девушками». Деления на рок- и поп- она не признает: «Главное - это когда человек отображает свои чувства и заставляет зрителя вспомнить о таких же собственных чувствах». Рок, по ее мнению, это социальная позиция и «способ существования», что-то «живое, борющееся и настоящее - как, например, Боно», а не только музыка. И Настя «ни за что в жизни не смогла бы притворяться и петь под фонограмму».

«Когда я только начинала заниматься музыкой, а потом и актерским мастерством, мама говорила мне: «Настя, посмотри на эту певицу или актрису!» И меня это жестоко раздражало. Зачем мне быть на кого-то похожей, если я могу быть самой собой и от этого только выиграю!»
Главное для Анастасии (актрисы и музыканта) - самодостаточность: «Перед выступлением я настраиваюсь на искреннюю, честную волну».

Гендерные различия в группе ее не беспокоят, тем более что «в группе появилась девушка - Ирина Клименко, клавишница». На начальном этапе существования группы между Настей и другими музыкантами «прослеживались более чем дружеские симпатии», но после ее замужества «все это успешно прекратилось».

Светлана Сугако, «Тарпач» (до 2006г.), «Таварыш Маузер»

Несмотря на значительные успехи (в составе группы «Тарпач» Света стала лауреатом «Басовiшча-2004»), она работает еще и с проектом «Свободный театр», очень переживая из-за того, что театр не может «официально выступить в Беларуси, несмотря на то, что за границей мы выступаем постоянно». Она человек цельный, жесткий, не любит «делить музыку на женскую и мужскую: есть хорошая музыка и есть плохая». Светлана не может вспомнить «ни одной достойной группы, в составе которой были бы одни женщины», и считает, что музыку делают в основном мужчины. Тем не менее ей нравится творчество Мадонны и групп Skunk Anansie и Kittie.

Светлана уверена, что «никогда бы не стала петь популярную музыку, которая лишена смысла», и считает, что все ее песни - из реальной жизни: «Я не придумываю истории. Я не драматург, не поэт и не прозаик. Я пишу о том, что было, и о том, как я это чувствую. Поэтому все мои песни связаны с личной жизнью».

В марте Светлана оказалась в числе задержанных и осужденных за попытку пронести еду и теплые вещи в палаточный городок на Октябрьской площади: «Свою гражданскую позицию обязательно нужно отстаивать, и в рамках творчества в том числе».

Стася, «По Глазам»

Самый странный женский образ на нашей сцене. Эта манерная девица, похожая на пришельца из космоса, успела стать культовым персонажем белорусской рок-сцены, издать альбом в Москве, поработать с Максом Фадеевым, исчезнуть из шоу-бизнеса и вернуться в него с новым составом группы и новыми песнями.

Сама Стася отметает домыслы о своей странности: «Я просто отражаю нашу действительность и в некоторые моменты не вписывалась в общество со своей личностью». Раньше от Стасиных текстов даже у бывалых людей срывало крышу - некоторые считали, что девочка всерьез сидит на какой-то синтетике. «Это все легенды и домыслы, к реальности не имеющие никакого отношения», - улыбается Стася. Ее нынешние фанаты считают, что она «очень сексуальна », и певице «очень лестно слышать такие отзывы».

«Сейчас у нас понятие «рок» очень расслабленное, размытое
, - рассуждает она. - Я бы даже назвала некоторых фолк-певиц роковыми: у них подача и мысль роковая. А что касается гитарной музыки, то это вообще обнять и плакать. Да и поп-сцена у нас совсем плоха».

Основной «мессадж» ее творчества - пропаганда «вечных ценностей». На сцене она являет тобой «образ девушки, самостоятельной, интересной, со своим внутренним миром и независимым взглядом на жизнь». По ее мнению, «женщина в роке - это прежде всего личность». Сейчас Стася безвылазно сидит в студии и работает над песней «Хорошие мальчики точно отправятся в рай» для российского документального фильма с характерным названием «Артисты против наркотиков».
Добавить комментарий
Проверочный код