Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
«Нет в Беларуси того человека, который не знает о вас как о председателе великой страны» - сообщил Александр Лукашенко председателю КНР. А насколько хорошо вы знаете Си Цзиньпина?
давно на короткой ноге с товарищем Си
лично не знаком, но есть общие знакомые
пересекались пару раз на тусовках
тщательно отслеживаю каждый шаг товарища Си
не помню, кто это, но раз президент говорит, наверное, мы знакомы
№17 (536) 01 мая 2006 г. События. Оценки

Путин демократизирует, Лукашенко консолидирует

01.05.2006
 

Янка ГРЫЛЬ

По официальной версии, во время визита Александра Лукашенко в Санкт-Петербург 28 апреля президенты братских народов обсуждали актуальные аспекты союзного строительства, торгово-экономического взаимодействия, сотрудничества в энергетике и далее по списку. Однако протокольная съемка продемонстрировала, что византизм белорусско-российских отношений поднялся на качественно новую ступень: перед камерами высокие стороны изрекали мысли, адресованные кому угодно, только не друг другу.

Александр Лукашенко в момент встречи был поглощен органичным вписыванием своего образа в интерьер Константиновского дворца: величественно накрыл левую длань правой и водрузил обе на колено, что, должно быть, символизировало незыблемость державных устоев РБ.Владимир Путин же лукаво улыбался - вероятно, по своему обыкновению, думал о капитализации «Газпрома».

Начало диалога двух президентов целиком было посвящено поствыборной ситуации в Беларуси. Первым отложил личинку конструктива Путин: «После того как все эмоции улягутся, все, кто принимал участие в этой кампании, сосредоточат внимание на позитивных моментах, в которых заинтересованы все политические силы в стране...». Поскольку все политические силы РБ за исключением путинского визави на тот момент находились кто на ул.Окрестина, кто в Жодино, а кто в еще большей глубинке на ту же букву, надо полагать, сосредоточить внимание они могли лишь по месту пребывания - между нарами и толчком.

Белорусский президент был менее велеречив: напомнил, что у него «люди трудятся, экономика работает», кипят посев и пересев, да еще 20 лет Чернобылю. Короче, «спокойно работаем, несмотря на то, что там вокруг какие-то завихрения происходят после политической бури, или внутри себя кто-то пытается позиционировать в роли оппозиционеров». Чтобы конструктива не показалось мало, Лукашенко добавил, что даже европейцы и американцы «все-таки настроены позитивно», поэтому мы с ними в экономике сотрудничаем.

Дальнейший ход диалога способен привести съевших собаку на интеграции аналитиков в невменяемое состояние. «Удастся все политические силы, которые активно себя вели… в ходе избирательной кампании, …объединить вокруг основных проблем развития страны?» - вопрошает Путин. «Знаете, Владимир Владимирович, у нас нет такой проблемы», - резонно отвечает Лукашенко, но затем возвращается к несуществующей проблеме, напоминая московскому коллеге, что за него «проголосовало практически все население и часть того электората, который должен был проголосовать за оппозицию». Исключение составляют 1-2 тыс. малолеток с телеэкранов, «которые пытались за деньги что-то якобы дестабилизировать». Но даже эта горстка отщепенцев важна белорусскому президенту, хотя «если они иную позицию будут занимать, то мы и без них обойдемся». Таким образом, коррекция курса в соответствие с требованиями продажных телемалолеток в повестке дня не стоит.

«Мне было приятно услышать, что вы настроены на конструктивную работу со всеми», - зачем-то умиляется Путин, не поясняя, где он это умудрился услышать. «Ну, конечно-конечно», - на созидательной ноте завершает обнародованную часть стенограммы Лукашенко.

Перед визитом Лукашенко в Петербург циркулировало две трактовки вояжа: Москва вызвала младшего брата отчитаться или младший брат продавил себе командировку в Питер ради бесед о сокровенном и демонстрации фиги в кармане членам G8. Путин действовал по первому сценарию, Лукашенко стремился уложиться в сюжетную канву второго. При этом каждый делал скидку на то, что партнеру эта встреча видится в принципиально ином ракурсе и формате.

Путин не настаивал на какой-либо демократизации-консолидации в Беларуси: просто он демонстрировал, что он, Путин, отличается от Лукашенко тем, что ему известны данные категории, более того - духовно близки. Лукашенко не пытался уверить коллегу в том, что с Западом у него все нормально, а диалог с оппозицией он и сам чуть что готов наладить полюбовно. Александр Лукашенко показал, что ему и заморские санкции, и родная оппозиция - как трактору «Беларусь» колеса от «Мерседеса».

Художественно продемонстрировав сей сложный спектр эмоций Западу, электорату и друг другу, президенты остальную часть разговора разумно перенесли за закрытые двери, чтобы пройтись по вечным темам: газ, союз, внеплановое продление полномочий. Судя по тому, что неформальное общение продолжилось после рабочего завтрака от имени президента РФ в честь президента РБ, Россия пока не готова ни к решению перечисленных вопросов, ни к отказу от поддержки Лукашенко. Но настроена дьявольски конструктивно - этого не отнимешь.
Добавить комментарий
Проверочный код