Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
Press Wall pro - пресс волл спб .
rs-prokat.ru
№17 (536) 01 мая 2006 г. Радости жизни

Кина опять не будет

01.05.2006
на $90 тыс.

Татьяна КАРЮХИНА

«Мы можем говорить о кино, мы можем обсуждать сценарии, но если у нас не будет средств к существованию, все эти разговоры будут бессмысленны. Спустя какое-то время деньги, которые у нас еще остались, растают, и мы вынуждены будем созвать очередной съезд, чтобы объявить о самороспуске» . Слова из доклада руководителя внутренней ревизионной комиссии БСК кинорежиссера Юрия Елхова очень точно определили тональность, в которой проходил в минувший четверг очередной, XI съезд Белорусского союза кинематографистов. Даже в кулуарных беседах, традиционно ведущихся о кино, обсуждался вопрос, озвученный членом правления БСК, директором кинофестиваля «Лicтапад» Валентиной Степановой:«Где деньги?»

Наверное, никогда доклад по итогам внутренней проверки ревизионной комиссии, которая должна была изучить финансово-экономическую деятельность союза за последние 4 года, кинематографисты не слушали с таким вниманием. «Но проверять-то было нечего, - комментирует ситуацию Юрий Елхов. - БСК - очень бедная организация, она даже коммерческой деятельностью заниматься не может. А сейчас совсем обнищала».

Еще 4 года назад союз кинематографистов Беларуси существовал за счет того, что сдавал внаем помещения своего офиса по ул. Карла Маркса. А еще кинематографисты выполняли заказы, снимали рекламные ролики (после ликвидации фонда Сороса в их распоряжении оказались монтажная линейка, принадлежавшая фонду, и две видеокамеры). Но с тех пор как три года назад Комитет госконтроля арестовал имущество БСК, а здание по ул. Карла Маркса перешло к другой организации, союз, по словам Елхова, и вовсе «превратился в бомжа: ни адреса, ни средств к существованию».

Союз сначала переехал в кинотеатр «Центральный», затем стал арендовать две комнаты в Доме кино. И если бы не $90 тыс., которые в начале прошлого года поступили на счет БСК, обсуждать финансовые вопросы никто бы не взялся. Эти деньги БСК получил от болгарской компании, в которой хранило свою долю акций ЗАО «Киноцентр», в советское время руководившее кинематографическими союзами республик. После распада CCCР «Киноцентр» был закрыт по инициативе новообразованного Российского союза кинематографистов в Москве. Общие фонды и оборудование москвичи объявили своей собственностью, «мотивируя свои действия тем, что все имущество «Киноцентра» находилось на территории РФ и принадлежит России. Украина, Беларусь, Таджикистан и другие страны не имеют к нему никакого отношения». В результате у БСК от былых фондов остались лишь акции «Киноцентра», «сохранности ради» переданные в болгарскую фирму.

До последнего времени болгары исправно выплачивали БСК дивиденды, но когда выяснилось, что ЗАО «Киноцентр» больше не существует, все кинематографические союзы бывших советских республик получили свою долю в размере в $90 тыс., но с условием, что они обязаны вернуть эту сумму ровно через полгода.

По словам Юрия Елхова, единственным, кто до конца выполнил условия болгарской компании и вернул деньги в срок, оказался БСК: «Мы долго колебались, имеет ли союз право тратить эти деньги. В ходе долгих дебатов правление пришло к выводу, что мы не можем израсходовать ни копейки из этих денег: начав тратить, мы должны были бы заплатить налоги. И тогда мы не в состоянии вернуть эти деньги обратно. Деньги пролежали на счету 6 месяцев, и затем БСК вынужден был вернуть их обратно. Остальные страны не вернули ни копейки».

Но, вопреки заверениям Елхова о своевременном переводе денег на счет фирмы и двум документам, подтверждающим, по словам режиссера, факт возврата средств, нашлись недовольные, обвинившие БСК в присвоении $90 тыс. В личном порядке к Елхову обратился член Союза кинематографистов России режиссер Валерий Рыбарев, напрямик заявивший, что якобы деньги разделило между собой руководство БСК. По словам Юрия Елхова, Рыбарев также обратился с соответствующим письмом в прокуратуру, что повлекло за собой ряд проверок, окончательно обескровивших Союз кинематографистов Беларуси. На съезд Рыбарев так и не пришел, как не было в Доме кино и примкнувшей к нему Маргариты Касымовой.

«Руководство болгарской компании, узнав о проблемах БСК, - рассказывает Юрий Елхов, - пришло к решению вернуть деньги: по частям. Первая сумма - $20 тыс. - поступила на счет союза, но, не имея возможности ее потратить (иначе компетентные органы заинтересуются), мы должны были оформить их как «благотворительную помощь», которая по белорусскому законодательству не облагается налогами. И утвердить перечень мероприятий и нужд, на которые планируется потратить эти деньги».

Основные пункты списка: на поддержку малоимущих членов БСК, на доплату к пенсиям, в исключительных случаях, если умирает кто-то из членов союза - на помощь в организации похорон. На вопрос корреспондента «БелГазеты», почему в списке нет пункта «на картины», Елхов ответил с сожалением: «На создание киноленты этих денег не хватит, кино - слишком дорогое удовольствие. К тому же, БСК - некоммерческая организация. Мы не снимаем кино, нам запрещено заниматься коммерческой деятельностью».

Эти деньги, прогнозирует Елхов, «будут истрачены в ближайшие несколько месяцев. А что потом? Нужно думать о том, как выживать союзу, как добиваться того, чтобы союз был под крышей государства».

Ответа на этот вопрос нет, и даже предложения новоизбранного председателя БСК Юрия Цветкова, сменившего Игоря Волчека, «заниматься концертной деятельностью, находить кинотеатры, устраивать показы», не всем показались реальными.

Государственные мужи, присутствовавшие в зале, ситуацию с господдержкой не прояснили: замминистра культуры Владимир Рылатко покинул съезд задолго до его завершения. Владимир Куприянов досидел до конца, аккуратно записывая все претензии кинематографистов в блокнот, но выступить отказался, заметив, что это ни к чему, если никто не говорит ни о кино, ни о киностудии.

О кино действительно говорили мало, в основном ставя вопросы и не находя на них ответа: почему низкопробные сценарии находят одобрение? Какие режиссеры снимают сегодня кино, и каким образом они получают возможность постановки? Что делать молодым режиссерам из мастерских Турова и Пташука? Говорили о том, что белорусский кинематограф находится в упадке, что ничего не снимается, единственное, чем может гордиться современный белорусский кинематограф, - картина «В августе 44-го». К тому времени зал, заполненный чуть больше чем наполовину, стал пустеть. Потихоньку ушло несколько кинематографистов. Один из них, уходя, даже похвалил Андрея Кудиненко и Галину Адамович, не пришедших на съезд. «А зачем им? Им не нужен Белорусский союз кинематографистов, у них есть кино, есть работа. Союз почему-то нужен только очень молодым или не снимающим сегодня, простаивающим», - грустно подытожил Юрий Елхов.
Добавить комментарий
Проверочный код