Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№17 (536) 01 мая 2006 г. Радости жизни

«Компания» не для всех

01.05.2006
«Мы не пойдем на поводу у зрителя»

Марина ГУЛЯЕВА

26 апреля заявил о себе новый столичный театр - «Компания». Режиссер «Компании» Андрей Савченко открыто признается, что билетов на спектакль (пьеса «Ах, эти свободные бабочки!» Л. Герша) было продано значительно меньше, чем рассчитывали - всего пятая часть. Но Савченко верит в коммерческий успех проекта, обещает «хулиганство» на сцене и в зале, приглашает поучаствовать, по его собственному выражению, «всех ненормальных».

«Компания» покажет Достоевского («Братья Карамазовы»), Бунина («Темные аллеи»), Зюскинда («Контрабас»).

Обозреватель «БелГазеты» решила поинтересоваться, по каким признакам Андрей Савченко оценивает «ненормальность», и побеседовала с режиссером «Компании».

- Кому нужна ваша «Компания»? Судя по свободным местам в зале, немногим…

- Что касается билетов, отчасти это объясняется тем, что в тот вечер Дворец Республики был оцеплен, и многие желающие попасть на спектакль, не смогли пройти сквозь кордон. Поэтому оценивать, сколько на самом деле пришло, сложно. Проблема еще и в том, что у нас пока нет финансовых партнеров, поэтому мы не смогли организовать необходимую рекламную кампанию. Но, как мне кажется, по одному спектаклю рано судить о востребованности театра.

- Почему актеры разных театров решили собраться в одну компанию?

- Мы желаем разговаривать со зрителем так, как нам хочется, работать на сцене так, как нам хочется, пробовать то, чего мы хотим. Сегодня выбор, как для актера, так и режиссера, ограничен, часто ты вынужден подчиняться каким-то процессам, а не творить от души. Мы не заявляем наш театр как нечто альтернативное существующим театрам. Хотелось бы, чтобы то, что мы делаем, отличалось открытостью, искренностью, хулиганством, гражданской и профессиональной позицией. И что еще очень важно - диалог со зрителем. Но мы не пойдем на поводу у зрителя, мы хотим предлагать ему какие-то идеи и провоцировать на реакцию. Нам нужна обратная связь.

- Что вы вкладываете в понятие «хулиганство» в рамках белорусского театрального пространства? Чего сегодня нельзя делать на сцене?

- В нашем представлении «хулиганить» - значит «пошатывать» некие стереотипы, о чем мне бы пока не хотелось рассказывать. Мы создаем психологический театр о человеке, для человека, через человека.

- Получается, на сцене белорусских театров человека нет? Или он не тот?

- Есть, наверное… Но я не собираюсь ни с кем спорить и никому ничего доказывать. Просто я хочу делать то, что мне кажется нужным и важным. Мне кажется важным говорить с людьми о том, что с ними происходит. Мне кажется важным, чтобы актеры открывались на сцене, чтобы с ними что-то происходило, и это «что-то» уходило в зрительный зал.

- А как вы будете материально поддерживать нематериальное «что-то»?

- Тяжелый вопрос. Пока мне пришлось залезть в некоторые долги, но идея заключается в том, чтобы театр мог себя окупать. И это возможно, но при наличии хорошей административной команды. Пока, к сожалению, ее нет. Нужно найти «ненормальных» людей, которым было бы интересно то, что мы делаем, и они могли бы вложить какие-то деньги в наш проект. Пока мы их ищем. Но есть друзья, которые помогают, в конце концов, есть много других способов заработать деньги, чтобы «Компания» существовала. И я буду это делать. Самое главное - есть компания единомышленников. Когда у меня возникла идея, я обратился к разным актерам, честно сказав: «Есть такая идея, что будет - не знаю. Хотите - давайте попробуем». Никто не отказался.
Добавить комментарий
Проверочный код