Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№15 (534) 17 апреля 2006 г. События. Оценки

Французы напакостничали

17.04.2006
 

Елена АНКУДО

На минувшей неделе суд Первомайского района столицы отказал Анатолию Лебедько в иске о защите чести, достоинства и деловой репутации к НГТРК и создателям фильма «Теория заговора. Управляемый хаос». Лидер ОГП, перенесший, по его словам, «сильные моральные страдания», не дождется ни извинений, ни опровержения, ни компенсации в Br1 млрд.

По версии БТ, фраза «мы не остановимся перед тысячами жертв», произнесенная кем-то из политиков в мае 2005г., как и сообщение о некоем белорусском оппозиционере, который «хочет попробовать вывести на улицу обезумевшую толпу», по мнению суда, соответствуют действительности.

Главным доказательством честной работы съемочной группы БТ во главе со сценаристом «Теории заговора», руководителем НГТРК Александром Зимовским стала копия фильма некоей французской телекомпании, переданная главному телевизионщику на условиях анонимности. Закадровый текст на английском языке, которым французские тележурналисты сопроводили отснятые ими кадры, по мнению суда, схож по смыслу с версией БТ. Суд посчитал, что сведения, упомянутые в фильме «Теория заговора», нельзя признать порочащими честь и достоинство истца в общественном мнении и мнении отдельных граждан, поскольку они являются лишь констатацией фактов, не содержат дополнительных оценочных суждений или обвинений. Заверения Лебедько о том, что на его встрече с грузинскими парламентариями никто не говорил о жертвах и «обезумевшей толпе», остались без внимания.

У лидера ОГП есть время, чтобы подать кассационную жалобу и поразмыслить, не обратиться ли с новым иском, но на этот раз к французской компании. Не ошибся ли Лебедько в выборе ответчиков и мог ли он выиграть дело, корреспонденту «БелГазеты» рассказал юрист, зампредседателя общественного объединения «Белорусская ассоциация журналистов» Андрей БАСТУНЕЦ.

- Во время подобных судебных разбирательств следует помнить о понятии «презумпция добропорядочности истца». Истец не должен доказывать, что распространенные о нем сведения не соответствуют действительности: бремя доказывания лежит на ответчике. По закону «О печати и других СМИ» последний освобождается от ответственности, если дословно воспроизвел сведения, уже распространенные другим СМИ, которое можно установить. Но здесь эта статья неприменима: в «Теории заговора» не было никаких упоминаний о французском фильме, а его закадровый текст дословно не воспроизводился. И даже если белорусский пересказ полностью соответствовал бы тексту французского фильма, это не являлось бы доказательством того, что Лебедько произносил приписываемые ему слова. Нужно было еще доказать, что французы точно передали смысл сказанного.

- Не кажется ли вам, что Лебедько ошибся в выборе истца: ему стоило бы потребовать опровержения от некоего анонима, действовавшего от имени французской компании?

- Так можно было поступить, если бы создатели «Теории заговора» сообщили, где взяли информацию, и дали дословный перевод текста. В этом случае французская кампания должна была бы быть привлечена в качестве соответчика. Но БТ предпочло собственный комментарий видеоряда. Что же касается конфиденциальности источника информации, то скрывать имя этого источника - право и даже этическая обязанность СМИ. Но при этом обязанность доказывания истинности распространенных сведений и всю ответственность конкретное СМИ принимает на себя.

- Связываете ли вы решение суда с тем, что иск подан к госСМИ?

- Презумпции добропорядочности истца в последние годы противопоставлена презумпция безнаказанности некоторых СМИ. В судах прошло несколько громких дел по искам к госСМИ. Порой удовлетворение иска представлялось очевидным, но даже если суд соглашался с доводами истца, его решение отменяла кассационная инстанция.
Добавить комментарий
Проверочный код