Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№15 (534) 17 апреля 2006 г. Радости жизни

J.J. Cale научил петь

17.04.2006
«Александру и Константина»

Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ

В преддверии грядущего «Евровидения» дуэт «Александра и Константин» поделился с обозревателем «БелГазеты» своим опытом участия в главном для Беларуси музыкально-геополитическом конкурсе.



- Как вы себя ощущали, когда осознали подогреваемый нашими СМИ гнет ответственности за то, что вы представляете страну на столь значительном конкурсе?

- Ощущали себя космонавтами. Беларусь несколько лет транслировала этот конкурс, а в 2004г. именно нам представилась возможность участвовать в нем впервые. Для нашей страны это подразумевало большие финансовые расходы, но институт продюсирования артистов, тем более на международном уровне, отсутствовал.

- Почему получилось так, что вы не прошли во второй тур?

- Мы проиграли не во время выступления 12 мая 2004г., а когда у нас было три месяца на подготовку к конкурсу, из которых полтора месяца ничего не происходило. Остальное время мы доказывали ответственным людям, что, на наш взгляд, необходимо делать. Хотя это работа продюсера. Вы обратили внимание, что во время объявления результатов отборочного тура в Беларуси 31 января 2004г. Руслана со своей командой уже выступала в Минске со своим номером? Они уже знали, что и как будут делать. У нас же такое соcтояние готовности к выступлению было только перед самым отъездом, в начале мая. Против нас сыграло и то, что выступали под вторым номером, и то, что Россия, Польша и Франция не транслировали полуфинал и, соответственно, не могли голосовать. Мы лишились потенциальных голосов стран-соседей.

- А «Евровидение» может способствовать внезапной популярности артиста в Европе или созданию положительного имиджа государства?

- Спросите на улице у любого прохожего, кто такой Сакис Рувас, кто такая Сертаб, Urban Trad или Кьяра. Уверены, мало людей знают эти имена. А ведь эти артисты в разные годы занимали высокие места в «евровизионных» таблицах голосования. Реально «Евровидение» для победителя и его страны работает лишь год.

- Как люди, знакомые с «еврокухней» изнутри, можете сказать, какой должна быть песня, представляемая белорусским артистом на «Евровидении», чтобы победить или хотя бы попасть в пятерку лучших?

- Дело не только в песне или артисте. Дело в опыте и финансовых возможностях продюсера. Нужно либо создавать свой центр из молодых, продвинутых продюсеров и артистов, знающих европейскую сцену, или платить большие деньги чужеземным специалистам за их опыт.

«Евровидение» - игра на чужом поле и по чужим правилам. Мнение, что там голосуют одни домохозяйки, - ошибочное. Может, когда-то так и было, но ситуация меняется. Если проследить географию стран-победителей последних лет, то это Эстония, Латвия, Турция, Украина. Не нужно объяснять, какая позиция у этих государств в политическом плане…

- Кто из белорусских артистов мог бы представить нашу страну на конкурсе с наиболее благоприятным исходом?

- По уровню исполнения и художественной ценности наш фаворит - «Лявоны», хотя песня немного скандинавская. Ирина Дорофеева, на наш взгляд, также выделялась среди всех, только очень хотелось услышать ее песню на белорусском, а не на русском языке.

- А шансы Полины Смоловой?

- С точки зрения форматности, это тот самый стандарт, который вроде бы и нужен. У Полины есть экспрессия. С точки же зрения промо, мы уже видим те же ошибки, что были и у нас. Точнее, у тех, кто нас готовил к конкурсу.

- В последнее время усилилась привычка хвастаться успехами наших звезд на различных песенных фестивалях - вот, мол, такой-то представил Беларусь там-то…

- Наш формат - международные фестивали и конкурсы. Когда удается занимать призовые места, гордимся собой и страной. Каждый конкурс - это всегда большой стресс и большая авантюра. У каждого конкурса свои правила по репертуару, по форме голосования, по условиям участия. Иногда за визы и дорогу приходится платить самим (помимо фонограммы и костюмов). Иногда это делает принимающая сторона. Конкурсный певец и звезда - не всегда совместимые понятия. Было обидно, когда в прошлом году некоторые СМИ превозносили наших артистов, занявших 10-15-е места на международных конкурсах, и игнорировали наш успех на международном конкурсе Palangos Gaida-2005 в Литве.

- За рубежом вас воспринимают как представителей белорусского фолка, либо, например, как блюзовых музыкантов, либо как играющих в жанре world music и т.п.?

- Естественно, пока не воспринимают, как Питера Гэбриэла или Стинга, но обратная связь есть. Многие видели наши выступления по телевидению и слышали песни по радио. Сейчас у нас самый плодотворный период. Знаем, что нужно делать, есть определенный опыт. Правда, не все удается осуществить из-за финансовой недостаточности. А по стилю мы удачно вписываемся и в рамки этно-фестивалей, и различных поп-концертов.

- Почему на европейском музыкальном пространстве почти нет знаменитых белорусских групп и музыкантов?

- Европейское музыкальное пространство - иная субстанция, которую нужно тщательно изучать. Возможно, нужно жить за границей. А это большие денежные расходы и время. У нас музыканты все делают сами: аранжировки, запись, продюсируют свои диски, занимаются организацией концертов, поиском спонсоров. А должна работать схема: артист-промоутер-торговая марка, заинтересованная в раскрутке своего бренда, и как следствие - артиста. Например, Руслана-EMI -«Немиров». А самобытность и удача - они либо есть, либо их нет.

- Ваши музыкальные учителя в творческом и духовном аспектах - белорусские или западные музыканты?

А.:
- Мы много слушали Shania Twain, J.J. Cale, «Песняров», архивные записи белорусского этнического песенного материала, всевозможную джазовую, кантри и блюзовую музыку.

К.: - На мое музыкальное развитие огромное влияние оказали Al Di Meola, Pat Mеtheny, Иван Смирнов, Андрей Мисин.
Добавить комментарий
Проверочный код