Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№15 (534) 17 апреля 2006 г. Мнения

Соборяне и правозащитники

17.04.2006
 

Виталий ПОРТНИКОВ

Всемирный русский народный собор проходил в Москве отнюдь не в первый, а, как гласила большая римская цифра «Х» над столом президиума, в десятый раз. Однако именно сейчас на собор обратили внимание в России и за границей.

И не только потому, что в течение нескольких дней собор показывали в качестве первой новости в программе «Время». И не только потому, что в зале заседаний православного, по существу, мероприятия можно было увидеть представителей других конфессий, что тоже не является какой-либо особой новостью с точки зрения проведения официальных встреч Русской православной церкви. А потому, что высшее православное духовенство заявило о собственном видении прав человека в современном мире.

Для католиков в подобном отношении духовенства к реальности нет ничего необычного. Ватикан сообщает о собственной позиции по отношению к мирскому практически постоянно. И верующие как-то уже с этим сжились, тем более что готовность следовать рекомендациям Рима отнюдь не обязательно отмечается в каждой католической стране. К тому же, Ватикан - церковь надгосударственная, и было бы крайне странно видеть президентов и министров-католиков, выступающих вместе с католическими иерархами по общественным и политическим проблемам. А на Всемирном русском соборе и на трибуне, и в зале можно было увидеть множество чиновников, что, учитывая исторический опыт взаимоотношений церкви и государства и ту назойливую обрядность, которую демонстрируют своим подданным российские номенклатурщики, возбуждало некие подозрения в продуманности происходящего. В том, что церковь просто предлагает власти то, с чем власть и так согласна.

На самом деле подозрения вряд ли оправданы. Иерархи РПЦ борются за собственное место под солнцем. И борьба эта, естественно, предполагает создание увеличительного стекла, сквозь которое влияние церкви на общество будет выглядеть гораздо более серьезным, чем это есть на самом деле. Социологи говорят об уменьшении количества соблюдающих обряды православных в России, о том, что даже на праздники в церкви сегодня приходит меньше людей, чем несколько лет назад. Собственно, РПЦ испытывает те же трудности, что и другие традиционные конфессии по всей Европе. Однако после нескольких лет церковной моды, так и не ставшей верой, митрополитам с этим трудно смириться. Кроме того, РПЦ привыкла ощущать себя частью государства. И после краха коммунизма и освобождения церкви от госопеки эта старая болезнь вновь прогрессирует. Церковь хочет, чтобы ее опекали. И сама хочет опекать.

Поэтому главным героем собора стал не патриарх Алексий ІІ, действовавший очень осторожно, а «министр иностранных дел» РПЦ митрополит Кирилл. «Мы становимся свидетелями того, как концепцией прав человека прикрываются ложь, неправда, оскорбление религиозных и национальных ценностей… В комплекс прав и свобод человека постепенно интегрируются идеи, противоречащие не только христианским, но и вообще традиционным моральным представлениям о человеке», - заявил один из высших иерархов РПЦ. «Правозащитная деятельность была монополизирована людьми, разделяющими конкретный взгляд на человека, общество и государство. Теперь же они беспокоятся из-за того, что и церковь входит в то поле, в котором привыкли работать одни и те же люди, одни и те же организации», - заметил митрополит.

Собор стал для РПЦ неким отправным пунктом, показавшим, что теперь церковь стремится играть куда более активную роль не просто на правозащитном, но и на политическом поле. Не просто поддерживать чиновников, морщащихся при виде «классических» правозащитников с Декларацией прав человека в руках, но и помогать этим чиновникам. Собор принял собственную декларацию о правах человека - куда более расплывчатую и осторожную, чем речь митрополита. Но ведь это только начало большой политической игры светской и церковной властей. При этом, как уже не раз бывало, трудно будет понять, кто кого на самом деле использует - царь митрополита или же митрополит царя.
Добавить комментарий
Проверочный код