Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№13 (532) 03 апреля 2006 г. Тема недели

Экономика должна быть

03.04.2006
иначе ее не станет

Леонид ЗАИКО

В Беларуси уместно говорить о создании «экономического новояза» - умильные социальные картинки по телевидению накануне выборов посрамили агитпроп брежневского периода. Хотя во времена Брежнева были все-таки мораль, партийная совесть, утерянные постсоветской неономенклатурой.

Экономика в Беларуси перестала быть «экономной», стала уделом пропагандистской живописи. Профессия экономиста, да еще в правительстве - нонсенс, дурной тон. «Официальные» экономисты (с дипломами или без) ушли во внутреннюю эмиграцию. Для них происходящее - постмодернизм экономической теории. Им приходится быть комментаторами с минимальными возможностями собственного мнения.

Статистика констатирует высокий рост показателей, внешний и внутренний рынок динамичны. Когда дело обстоит таким образом, зачем искать добра от добра? В обстановке неожиданной эйфории не надо думать. «Подправлять», «совершенствовать» - и всё.

Но соседние страны, мировой рынок живут другой жизнью. Без самоудовлетворенности, как у нас. Конкуренция в России, на Украине, в странах ЕС заставляет бизнес и госмашину крутиться. Они торопятся строить информационную экономику, создавать новые образцы оборудования, товаров, услуг и технологий. Даже если мы будем просто копировать, то все равно можем не успеть за развитием внешнего мира. Тем более на фоне эффекта вынужденной самоизоляции.

По данным социологов, те, кто работает в госсекторе (включая чиновников), повысили свой «коэффициент оседлости». Так, в Германии побывали 81% занятых в негосударственном секторе, а среди представителей государственного - всего 33%. В Польше - 71% и 23%. У балтийских соседей - всего 17% работников госсектора. Для специалиста понятно: госэлита превращается в провинциальный служивый люд - на дорогих «Мерседесах» и «Ауди», но с представлениями о современной экономике на уровне БТ. Появилась и такая черта, как пренебрежение к опыту соседних стран, этакое шапкозакидательство.

На этом фоне можно ждать реставрации тезиса о «преклонении перед Западом». Далее - системные проколы позднего СССР. Что потом? Ждать нового белорусского экономического чуда, когда мы перегоним Америку по производству мяса и молока? Или уже перегнали, только не заметили?

Белорусское руководство трудно назвать одной командой: по старой партийной привычке номенклатура взвалила на президента все, что могла. Повесили портреты в кабинетах - и поехало. Его именем освящается даже установка пожарной сигнализации у пенсионеров. Приказ портреты снять - хороший жест. Однако есть и более сильные ходы.

Второй шаг, который может сделать глава государства, - заняться профобразованием правительства и вертикали, а потом экзаменовать их по мировой экономике, менеджменту, макроэкономике, теории принятия решений, социальной политике. Послушайте, что и как говорят наши чиновники - такого косноязычия не было даже в дивизии Чапаева. А у кого учиться? В учебных заведениях профессура занята комментаторством, ушла от социальной и научной ответственности. Боязнь собственного мнения приводит к эффекту «выученной беспомощности», как во времена брежневского застоя.

Третий шаг - экономика развития. Соблазнов много, особенно дарованных рынком энергоносителей. Убедили россиян, что мы их братья, - газ подешевле. Но надолго ли? Экономика развития отличается от механического прироста показателей. Если мы закупаем в Китае сотни тонн метелок, то наш рынок и производство - безынициативные. Продали удобрения и нефтепродукты - закрыли контрольные цифры. За то, что рынок может создавать новый спрос и формировать новые потребительские ниши, правительство «не отвечает». По этой причине стоит стимулировать любые предпринимательские инициативы, покупая товары малого бизнеса. Начать можно с простого - ввести правило по закупке госорганизациями и предприятиями 15% товаров и услуг у малого бизнеса. Это не автоматическое перераспределение госбюджета (статей по финансированию разных программ предостаточно), а вполне серьезная поддержка бизнеса и начало экономического партнерства.

Экономика развития - это новые проекты и инвестиции в нетрадиционные для РБ кластеры экономики. Нацпроектами могут быть строительство нового автозавода легковых машин и внедорожников. Смогли же украинцы предложить свой бренд «Вепрь» как альтернативу «Хаммеру»! Мы с нашими «сороконожками» - вроде не самые последние в автомобилестроении. Аналогичными шагами могут стать проекты по формированию новой дорожной инфраструктуры, включающей автобаны, центры дорожного отдыха, торговли и путешествий. Когда едешь на автомобиле от Бреста до Минска, создается впечатление, что вся экономическая жизнь страны переместилась в четвертое измерение.

Особое место в развитии экономики будет играть информационный сектор, уже сегодня попадающий в лидеры мирового бизнеса. Полисимейкерам можно принять во внимание то, что три кластера экономики являются передовыми: нефтехимия, фармацевтика, информатика и коммуникации. При приличном первом секторе два других пока развиваются условно. Можно много спорить о будущем, но мировые ТНК заняли ведущие позиции именно в этих сферах. Качественные изменения в структуре экономики сами не придут, активным началом может стать сотрудничество правительства и национального бизнеса по трем-четырем новым проектам.

Четвертый шаг - экономическая демократизация - можно считать особой заботой белорусской власти, отбивающейся от европейцев по традиционной теме - «демократия». Спорить лучше действенно, но не оправданиями или поиском демократических «бревен в глазу» Великобритании или Франции. Да и есть ли готовность у нас предложить свой «демократический проект» ? В лучшем случае, те, кто у власти, используют советскую вербалистику типа «а у вас негров бьют».

Белорусский демократический проект может состояться в экономике. Суть его - развитие участия в управлении на уровне предприятия, региона, страны. Это институциональный вариант. Есть и чисто прикладной - формирование системы соуправления на госпредприятиях. Как в Германии, Швеции и ряде европейских стран.

Руководство государства имеет право понять, что, установив контрактную систему в производстве, оно «зарыло в землю» таланты и инициативу сотен тысяч рабочих, служащих, инженеров и менеджеров. Кроме контракта, отношения на современных предприятиях и организациях могут строиться на паритетном представительстве в органах управления как директоров, так и коллективов предприятий. В СССР такая система могла развиться еще во времена Андропова, понимавшего, что реальная демократия начинается не на площади или улице, а на рабочем месте. С нее и можно стартовать. Однако для этого требуется много умных людей, а с ними пока напряженка.

Торопить и напрягать правительство - жестоко. Оно впрягло себя в работу по отчету о проделанной работе, напугано жизнью и перспективами ухудшения экономической ситуации. Особенно когда вокруг заговорили об экономических санкциях. Россияне похитрее - прижмут тарифами на газ. Тогда работа правительства будет в духе пожарной команды, как в первой половине 90-х гг.

Впрочем, время для выбора есть. То, что формально правительство получило задание, не означает, что все пойдет по писаному. Требуются мониторинг, аналитика, возможно, уместно создание группы советников при главе государства. Экономическая и социальная жизнь меняется так, что осмысливать происходящее приходится на лету. Если экономические перспективы страны представляются по-разному, то слушать пока приходилось только одну сторону. А в ответ - эхо.
Добавить комментарий
Проверочный код