Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№13 (532) 03 апреля 2006 г. Радости жизни

«Миша, надо и тебе поцеловать президента в задницу»

03.04.2006
Жванецкого поцелуй разочаровал

Александр КАЗАНКОВ

26 марта Дворец Республики привез в Минск Михаила Жванецкого. Сатирик был изрядно взвинчен и отказался от общения с белорусской прессой, вероятно, предугадав тенденциозное тиражирование своих комментариев к известным политическим событиям. И все же философу, чьи размышления о женщинах всегда перемежались с мыслями о состоянии власти, не удалось избежать вопросов о политике.

Журналистами стали зрители: Жванецкий зачитывал их записки. «Как вы относитесь к нашему президенту? Чем отличается Минск от других городов? Если бы вам предложили остаться в Беларуси, вы бы остались?» - не исключено, что не все вопросы были озвучены.

О ПОЛИТИКЕ

«Нет! Я хочу вернуться! Практика показала: пока открыто - тикай!» - так Жванецкий ответил на последний вопрос. Сатирик признавался, что «с легкой тоской он едет в Белоруссию», и рассказывал об окрыленности, с которой возвращается оттуда. По его словам, в нашей столице «нет несчастных», «но и счастливых тоже нет». Зато велика вероятность, что его выступление прервет «свисток из зала или с улицы».

Что это, заигрывание с аудиторией, на отзывы которой Михаил Михайлович, по собственному признанию, ориентируется? Или же плохо скрываемое предательское чувство, в котором можно заподозрить любого человека, не желающего разменивать свой мещанский уклад на сомнительные радости инакомыслия?

Кто-то даже задался вопросом, боится ли Жванецкий репрессий со стороны властей? Если да, то российских или белорусских? А если нет, то боится ли чего-либо вообще? С учетом содержания концертных номеров и нежелания Жванецкого общаться с журналистами о политической ситуации в стране, пришлось вспомнить слова сатирика из одного интервью и сделать однозначные выводы о роли страха в его жизни: «Страх? Это состояние, в котором я живу».

И все же, боится он власти или нет? Не более чем любой законопослушный гражданин. И не боится, а, скажем так, осторожничает: позволяет себе немного изящной смелости, но не заигрывает, не требует для себя преференций. И майдан одобряет киевский: радуется за украинцев, которые не пьяные туда пришли.

А еще ложь не любит и двуличность. Прямо-таки на дух не переносит. Шельмует людей с такими качествами в своей юмореске про табун лошадей. Именно после ее появления Кобзон в своей свежей книге «Как перед Богом» резко высказался в адрес Михаила Михайловича: «Как же тебе не стыдно? Почему ты удивительно хамский человек по отношению к людям, которые делают тебе добро?»

Не удивительно, что Кобзон обиделся. Жванецкий создает образы смачные, колкие: «Впереди мчатся самые продвинутые, самые комсомольские, самые боевые. А когда табун разворачивается в обратную сторону... Те, кто был впереди, вопреки всем законам физики, опять оказываются впереди - те же самые люди. Когда же они успевают перестроиться, обежать, обойти? До сих пор удивляюсь.

И вот я говорю себе: «Миша, надо и тебе поцеловать президента в задницу. Вот освободится задница - наклонись и поцелуй. Наклоняюсь, целую и тут осознаю, что это всего лишь задница впереди стоящего, того, кто уже целует. И ведь не передаст президенту…» В начале выступления Жванецкий осторожничает, но ищущая подтекстов минская публика заставляет его открыться. Он режет и рубит. Публика искрится. И он, похоже, искренне изумлен: «Да… Я совсем не знаю белорусов. Реагируют на тексты, которые в других залах не вызывают такой реакции. Определенно, нужно перед визитом к вам готовиться, изучать».

И, правда, что смешного в режуще-грубых фразах: «Если население, сука, радо, значит, мэр прав. Какая статистика?! Мэр сказал: дерьмо вопрос. Три срока отсижу. Я сказал, отсижу!»

О ЖЕНЩИНАХ

Много тем еще поднимал сатирик: о водке, о мужиках, об особенностях общения между людьми, о поколении, переставшем стремиться в рай из-за «ощущения, что не то, что там будем, а вроде как уже были в раю с его всеобщим благоденствием и равенством»

Но больше всего - о женщинах. Жванецкий разбирается в женщинах, знает цену им и себе, но речь ведет не об этом. О женщинах он не шутит, он их боготворит. То ли в шутку, то ли всерьез признается, что когда на сцене ему дарят цветы, он чувствует себя женщиной. Закономерно, что именно женщины в тот вечер поднимались на сцену и дарили, дарили ему красивые букеты. Словом, взаимопонимание. Полное.

Самое сильное в выступлении Жванецкого - его философское эссе о постсоветских женщинах после пятидесяти: «Они исчезли с экранов, не ходят в кино, не появляются в театрах. Они беззащитны, не выходят из дому, они совершенно не нужны, как инвалиды. Целое поколение ушло из жизни, и никто не спрашивает: где они? Именно эти женщины дают стиль, моду, вкус к красоте, к изящной словесности. Они делают политику, сохраняют жизнь мужей, сохраняют для нас наших гениев. Потеряем их - уйдут и их мужья, люди конкретного результата. Останутся трескучие, бессмысленные политики и несколько олигархов, личная жизнь которых никого уже не интересует». Пятидесятилетних заменяют «одноразовые женщины с фарфоровыми ляжками».

Но разве эти женщины не сами на себя плюнули, перестали за собой ухаживать, надели ватники и калоши и пополнили поколение дачников? Не само ли себя «ушло» поколение женщин?

Жванецкий лишь с грустью качает головой и размышляет о том, что глобальное потепление, из-за которого волнуется Запад, нам пойдет только на руку. Женщины скинут наконец калоши и ватники.

Женщины любят Жванецкого: никто, кроме него, еще не описал лучше их мужчин, не втиснул образ загадочной славянской души в более лаконичную формулу, нежели «усосался водки, отъедренил мать, закатил под кровать жену, дыханием убил фикус, затолкал жвачку в скважину соседям, разбил раковину, избил соседа и неожиданно погладил кота».

Жванецкого любят за близость к народу. Даже в мелочах. За то, что его машину тоже угоняют, за то, что его тоже обворовывают, за то, что его вклады тоже горят в банках 90-х… Все это позволяет причислить его к своим. Свой парень этот Жванецкий, и бояться ему нечего. Чуть что, народ и женщины поддержат.
Добавить комментарий
Проверочный код