Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№11 (530) 20 марта 2006 г. Визави

Черно-бело-русское кино

20.03.2006
кинематографисты интегрируются

Татьяна КАРЮХИНА

Развитие кинематографа Союзного государства и проблемы восстановления единого кинопрокатного пространства не дают покоя многим кинематографистам, прокатчикам и киноведам. В ближайшее время на столе председателя комиссии по культуре Парламентского собрания Союзного государства должна оказаться просьба о максимальном правовом регулировании кинопроизводства, а в минкультах Беларуси и России - предложение по подготовке проекта соглашения о совместном кинопроизводстве и работе кинопрокатов двух стран. Таковы итоги заседания круглого стола, прошедшего в Минске в минувший четверг. Насколько необходимо общее кинопространство? Обе ли страны в равной степени заинтересованы в этом? Что изменится с появлением союзного кинематографа? Об этом с корреспондентом «БелГазеты»  говорили вице-президент Национальной академии кинематографических искусств и наук РФ народный артист России Геннадий ПОЛОКА и белорусский режиссер Андрей КУДИНЕНКО.

Геннадий ПОЛОКА: «БУДУЩЕЕ БЕЛАРУСИ - РОССИЙСКИЙ КИНОРЫНОК»

- Я верю в возможность создания единого кинематографического и прокатного пространства между Россией и Беларусью. Хотя сказать, что это пройзодет само собой, нельзя. Это требует усилий с двух сторон. Как говорил сегодня на совещании драматург Алексей Дударев, «дело делать надо». И хватит только говорить об этом, пора делать конкретные вещи!

- Какие, например?

- Белорусские картины на территории России должны получать финансовую поддержку. Наш зритель забыл белорусское кино. Оно вне системы финансовой поддержки в прокате: у нас, например, выделяются суммы на рекламу, тираж и т.д. Совместная картина должна обязательно получать такую же поддержку в прокате обеих стран. И даже просто белорусские картины должны ее получать. На месте белорусских кинематографистов я бы постоянно долбил все инстанции по этому поводу.

- Сегодня Беларусь выпускает пять-шесть игровых фильмов в год, Россия - в 20 раз больше…

- Да, но в чем наше преимущество? Не только в финансовой мощи, хотя Россия завалена деньгами. Нашему населению постоянно внушают, что у нас денег нет, но в России на самом деле крутятся огромные деньги. Стабфонд составляет около $100 млрд., а сколько еще теневых ресурсов! Просто со временем начинаешь понимать: это политика такая - говорить, что у нас нет денег. И все же кроме денег у России есть прокатное пространство, которого Беларусь не имеет. Ведь 10 млн. человек даже для шести картин - это мало. Чтобы шесь лент принесли прибыль, надо иметь минимум 50 млн. зрителей.

В чем была мощь белорусского кинематографа в советское время? Страна делала до двадцати картин в год, занимая третье место в СССР после «Мосфильма» и студии им. Довженко. Надо же восстанавливать былую мощь. Как? Само собой, внедряться в российский прокат. Будущее Беларуси - это российский рынок. Если сегодня благодаря президенту Лукашенко две трети тракторов у нас белорусского производства (а желающих влезть на рынок очень много - и немцы, и японцы), значит, вы что-то можете. Надо брать пример хотя бы с этого. Ведь Россия сильна природными богатствами, а Беларусь - только тем, что производит. Так и в кино. Вы в состоянии производить не шесть картин, а пятнадцать. Но это возможно при наличии стабильного российского рынка.

- Будут ли интересовать российский рынок эти ленты?

- Да кто же так ставит вопрос?! Не так надо! Нужно любой ценой добиваться, чтобы они были нам интересны. Не хочу никого обижать, но, к сожалению, сегодня в Беларуси нет интересных режиссеров. Профессиональный режиссер - только один, он же - директор «Беларусьфильма» Александр Ефремов. А это плохо. Чтобы выпускать по пятнадцать картин в год, должно быть минимум двадцать пять режиссеров. И они же были! Но одни умерли, а другие разбежались. Валерий Рубинчик работает в Москве, Леонид Нечаев - там же.

Когда Дударев говорит, что совместные картины - «чисто хлебная самогонка: полкило хлеба и 10 кг сахара», имея в виду, что основной режиссерский и актерский состав - русские, только массовка - белорусы, я с ним не согласен. Это неправильная позиция. Для вашего кинематографа полезны даже такие картины, где одни русские, потому что делаются эти ленты на белорусской базе, Беларуси остаются, скажем, $3-4 млн. Ведь на эти деньги можно поднимать кино, использовать для своих же ребят!

- В чем российский интерес в общем кинопространстве?

- Во-первых, в Беларуси прекрасно сохранился весь технический состав. Вместе мы можем компенсировать собственные слабости. Необходимо, чтобы в белорусских театральных институтах преподавали наши мастера: мы сильнее в этом смысле. Совместные картины тоже могли бы сначала снимать российские режиссеры. А оператор однозначно должен быть белорусом, художник - тоже белорусом.

Во-вторых, нас интересует ваш прокат. Есть такие страны, как Грузия, которые хотят скорее в НАТО, причем в отличие от относительно процветающей Беларуси Грузия - страна умирающая, бедная. Но вместо объединения усилий они ходят по всему миру с протянутой рукой. А это не способствует развитию. Надо объединяться. России нужна Беларусь. Ведь чем больше прокатное пространство, тем больше денег реализуется для создания мощных проектов. Если сегодня, дай бог, окупить камерные картины, то в будущем в Беларуси можно будет делать дорогие блокбастеры.

- В России много частных прокатчиков, в Беларуси кинопрокат государственный. По какой схеме планируется строить работу?

- По такой, чтобы не было историй, когда российская съемочная группа, чтобы не платить гигантский таможенный штраф, прячет пленки с отснятым на Украине материалом в киевские торты. Или когда свои же таможенники сдирают со своих же кинематографистов $2 тыс. за провоз копии картины, как это было с эстонцами. Сколько, думаете, содрали с них русские? Нисколько! Потому что они позвонили нам и сказали: «У нас нет таких денег, чтобы привезти картину на фестиваль. Можно проехать через латышскую границу?» - «Да, там нет таможенных барьеров». Так они через Латвию, затем Литву, Беларусь и провезли.

И обязательно будет госрегулирование. Иначе частный прокат уничтожит национальное кино, которое денег не приносит. Госпрокат может противопоставить коммерческому другой репертуар, здесь можно рискнуть показать картину типа «Итальянца».

- Кроме обсуждения проблемы единого кинопрокатного пространства за круглыми столами, что конкретно делается для его восстановления?

- Унифицируется законодательство обеих стран. В середине апреля намечается встреча Владимира Путина с творческой интеллигенцией стран СНГ и Балтии.

- Кто от Беларуси будет участвовать в ней?

- Предполагаю, что на встречу будут приглашены Александр Ефремов, Владимир Гостюхин, по-моему, еще какой-то крупный историк, ваш главный балетмейстер - всего человек восемь из разных гуманитарных областей, которые в течение трех дней будут обсуждать, как восстановить культурное пространство между Беларусью и Россией.

- Вы можете назвать белорусские картины, которые сегодня в состоянии собрать залы в России?

- Картина «В августе 44-го…» Михаила Пташука российскому зрителю интересна. Я эту ленту представлял на День Победы в Мексике. Фильм шел с успехом, заинтересовал даже далекого от той войны мексиканского зрителя.

СПРАВКА «БелГазеты». Режиссер, сценарист, актер Геннадий Полока родился в 1930г. в Куйбышеве. В 1948-50гг. учился на актерском отделении театрального училища им. Щепкина. В 1957г. окончил режиссерский факультет ВГИКа и стал режиссером киностудии «Мосфильм». В 1963г. дебютировал в художественном кинематографе, сняв вместе с Леваном Шенгелия фильм «Каштановые сети». В 1966г. поставил картину «Республика ШКИД». Снимался в лентах «Ярость», «Рокировка в длинную сторону», «Принц и нищий», «Дела давно минувших дней». Снял картины «Один из нас», «Одиножды один», «Возвращение «Броненосца». За фильм «А был ли Каротин?» удостоен золотой медали Ватикана.

Андрей КУДИНЕНКО: «ВСТАНЬТЕ НА НОГИ САМИ И ДЕЛАЙТЕ СВОЕ КИНО»

- Белорусского кино просто нет, потому что нет процесса: конкуренции, событий, фильмов, которые шли бы в прокате. А Россия - другое государство, самодостаточное. Я бы даже сказал, что оно ушло в себя. Да, оно выпускает кино и пытается кричать с экрана телевизора, что делает это хорошо, хотя на самом деле, с европейской точки зрения, это не так. Наши прокатчики привозят фильмы типа «Девятой роты» или другое убожество и тыкают ими нам в лицо, а мы ходим, платим деньги. Но это не единое пространство! И оно нам не нужно. Нужен процесс.

Ведь есть нормальные страны - Португалия или, например, Финляндия, которые выпускают 15-25 фильмов и что-то отражают в этих фильмах. А мы зачем-то все смотрим в сторону России и кино производим под Россию: если на «Беларусьфильме» снимают «Ментов», то это российские «Менты». И действие происходит где-нибудь под Москвой. Но пока на экранах будут «агенты русской мафии», ничего хорошего не произойдет, потому что любая живая энергия убита. Если настоящее кино делается о чем-то, то тут можно делать только какое-то компромиссное кино.

- В чем вы видите компромисс?

- Во всем.

- Если не в сотрудничестве с Россией, то как должен развиваться белорусский кинематограф?

- Просто кино нужно снимать! Самим. О том, что происходит за окном. А то кино, которое здесь производится, снимается в совковом духе и в общем ни о чем. Рецепт еще в том, чтобы кино снимали молодые люди.

- На киностудии «Беларусьфильм»?

- Киностудия «Беларусьфильм» уже ничего и никогда не родит. От нее можно ждать только творческих выкидышей. Со временем появится альтернатива ей. Рано или поздно процесс появления других студий и режиссеров начнется. Я сам это делаю. И еще несколько человек, без какой-либо киностудии.

- Кинематографисты признаются, что большую надежду возлагают на союзные бюджеты…

- А что, Россия вкладывает сюда какие-то деньги? Это же бред! Россия - это государство, которое свои деньги тратит на свое кино, пропаганду своей идеологии и своего мировоззрения. Почему кто-то вообще задается вопросом о России? Почему эстонцы или украинцы не задумываются об участии России в своем кинематографическом процессе? Общие проекты могут быть, но Россия никогда сюда своих денег не даст. А люди, которые собираются за круглыми столами обсуждать единое кинопрокатное пространство, кино не снимают уже давно. Они только могут говорить по поводу кино. И мечтать о том, что где-то им дадут деньги. Но белорусские режиссеры, которые хотели работать, уже уехали в эту самую Россию. Или снимают здесь: группа «Навiнкi» работает над новым фильмом, я скоро приступаю к съемкам. И никто не зависит ни от России, ни от тех людей, которые обсуждают единое пространство, потому что все еще живут в совке, обсуждают плохой продукт, который производит студия, надеются на старшего брата. Будьте вы взрослыми, встаньте на ноги сами и делайте свое кино! Зачем Россия нужна?

- Где взять деньги на кино?

- Есть еще нормальные люди, которые думают: «А может, мы поможем развивающейся стране и дадим пару копеек на кино?». Вот и все. За счет этого можно снимать нормальное кино. А то, что снимается тут, ни коммерческому прокату, ни фестивалям неинтересно.

- Какое кино интересно зрителям?

- Нормальное, честное: фильмы Виктора Аслюка, Гали Адамович, студии «Навiнкi». Выйди на улицу и снимай. И это будет конвертируемо и интересно зрителям во всем мире.

- В фильме «Оккупация. Мистерии» вы работали с любимой темой белорусских режиссеров - темой войны…

-
На эту тему можно снимать сколько угодно, т.к. поведение людей в экстремальных ситуациях всегда интересно. Но мы своим фильмом решили закрыть эту тему, в меру поиздевавшись над стереотипами советского кино. Теперь, я уверен, надо снимать о том, что происходит с вами в данный момент. Хватит спекулировать на теме оккупации, как это делает и белорусское, и российское кино. Мы снимаем эти фильмы уже в течение 40 лет.

- Вы согласны с мнением российских режиссеров, что белорусский кинематограф силен технической базой?

- Да, на уровне 70-х. Оборудование на «Беларусьфильме» устарело. Говорят, они купили Dolby. Но дело-то не вDolby, не в технике, которую приобрело руководство киностудии, а в мозгах. Любая контора, которая будет снимать кино, может купить оборудование, проявить пленку в Москве или Финляндии. Но без мозгов «кина» не будет. Будет сниматься «Глыбокая плынь» или еще какой-нибудь «шедевр», на который будут тратить деньги налогоплательщиков - мои и моих родителей. А настоящее кино будет сниматься людьми, которые хотят его снимать. Они работают сейчас и будут продолжать снимать и завтра, и послезавтра. А то, что делается на киностудии… Вы видите результат. Не коммерческий, не творческий.

- В России кинематографический процесс…

- (перебивает) …В России кинематографический процесс зависит от газа, который они продают в Европу. Закончится газ - закончится кино. Пока оно существует и даже снимаются неплохие фильмы, например картина «Четыре» по сценарию Владимира Сорокина, которую пытались запрещать. Россия снимает до трехсот фильмов в год, с сериалами. А у нас Касымова свою ленту доснимает, и все. У нас ведь нельзя ни о чем фильм снять: наркотики - нельзя, секс - нельзя, все острые проблемы под запретом. Выходит, снимать можно только ни о чем. О борьбе хорошего с еще лучшим. Но эта драматургия неинтересна. Это хуже совка.

СПРАВКА «БелГазеты». Режиссер Андрей Кудиненко родился в 1971г. в Бресте. В 1998г. окончил мастерскую игрового кино Виктора Турова в Белорусской академии искусств. Учился в аспирантуре по специальности «киноискусство». Снял фильмы «Сердце Егорки», «Шуточка», «Игра в прятки», «Сны», «Баран», «Планета ХХ», «Оккупация. Мистерии». Обладатель приза «За лучший дебют» на фестивале «Литература и кино» (Гатчина), «За лучший экспериментальный фильм» на MediaWave’ 99 (Венгрия).
Добавить комментарий
Проверочный код